varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Трофим Денисович – в начале славных дел (2)

Оригинал взят у nazar_rus в Трофим Денисович – в начале славных дел (2)
Появилось время, вдохновение и возможность продолжить накал пропаганды лысенковщины. Чем и займемся.

Ранее, уже высказывалась мысль, что научные разработки и идеи Лысенко проистекают именно из его ранних работ, с которыми подавляющее большинство критиканов не только не знакомо, но даже не удосужилось познакомиться. По поводу температуры уже разбирались , но остался недосказанным один нюанс. Но перед этим для неспециалистов необходимо кое-что пояснить.

И так, какая основная задача живого организма? Правильно, оставить после себя жизнестойкое потомство. Какая основная проблема, препятствующая этому? Совершенно верно, неблагоприятные экологические условия, в частности климатические. А в чем проявляется неблагоприятный эффект? А прежде всего в сезонности, при которой благоприятные условия (вегетационный период) сменяются неблагоприятными. И что это значит? А это значит, что растение должно за благоприятный для роста и развития период успеть зацвести, пройти опыление – оплодотворение, созревание семян и плодов и эти семена еще должны успеть «войти» в неблагоприятный период. И что в этом такого? А то, что растение, условно говоря, должно достаточно точно знать, когда нужно начать подготовку к цветению и цвести – опыляться – плодоносить, чтобы успеть попасть в благоприятный период. И как это растению узнать? Отвечать вопросом на вопрос не всегда корректно, но иногда полезно, поэтому вопрос – а отчего зависит климат конкретной местности? Правильно, прежде всего, от широты местности. И что такого важного определяет широта? А высоту стояния солнца над горизонтом, следовательно, количество солнечной энергии и, главное, периодичность длительности светового дня, которая достаточно постоянна для определенной широты. И мы все об этом знаем, например, когда начинаем громко ругаться по поводу как зимой темно за окном, а уже пора идти в детский садик (в школу, на работу) – не то, что летом.

Таким образом, растения по продолжительности светового дня достаточно точно могут определять, когда можно цвести, чтобы успеть обсемениться в благоприятный период. Правда, логичнее было бы говорить не о длине светового дня, а об его отсутствии, то есть длине ночи, поскольку именно отсутствие фактора и его ресурса (в нашем случае энергии) лимитирует растение в первую очередь.

Вроде бы очевидно, но это явление было открыто только в 1920 году У.У. Гарнером и Г.А. Аллардом и названо фотопериодизмом. То есть к моменту начала научной деятельности Лысенко это было научной новостью, можно сказать, сенсацией, которая активно исследовалась и проверялась. В опытах было показано, что есть группа растений, требующая для своего зацветания длины светового дня меньше 12 часов – так называемые растения короткого дня или короткодневные. Также есть растения длиннодневные (требуют длины светового дня больше 12 часов) и нейтральные (длина светового дня непринципиальна), а также другие переходные и промежуточные группы.

Пока что речь шла именно о длине дня, на которую растения очень чутко реагируют. Позже установили, что все-таки дело в отсутствии освещенности (длине ночи). Апокриф говорит, что это открытие (как бывает) произошло случайно. Просто по схеме опыта все растения должны были поливаться в одно и то же время. Вот и приходилось исследователю заходить в темную комнату, чтобы полить экспериментальные образцы. А для того, чтобы войти в комнату, нужно было открыть дверь, в результате чего, правильно, в комнату попадал свет. И этого оказалось достаточно, чтобы растение дало парадоксальную реакцию в эксперименте.

А при чем тут Лысенко с его опытами к этим легендам и фотопериодизу? А при том, что пшеница – растение «длиннодневное», требующее короткий ночной период для зацветания. А схема опыта Лысенко предполагала посев пшеницы в течение всего вегетационного периода. Вот только даже в Гяндже весенняя длина дня / ночи отличается от осенней. На что и обратили внимание критики – Максимов с Кроткиной [1] и Разумов [2], указав, что в своих опытах Лысенко не учел влияние длительности светового дня (фотопериодическую реакцию), особенно при опытном осеннем (подзимнем) посеве.

А что же Трофим Денисович? Обрушился с нападками в оппортунизме на критиков в «Правде» или потребовал их репрессировать как «врагов народа»? А вот и нет – смотрим его статью [3].

И так, существует миф, что Лысенко не анализирует и вообще не упоминает работы своих предшественников, в чем всех активно старается убедить тот же Сойфер. Открываем статью Лысенко и смотрим: приводятся данные Гарнера и Алларда (первооткрывателей фотопериодизма), упоминаются работы Г.С. Зайцева, Константинова, Н.Н. Кулешова, Эгиза, Любименко и Щегловой, Н.А. Максимова, Разумова. Работы почти всех упомянутых авторов детально проанализированы вплоть до ссылок на страницы (сами работы указываются в статье, но не выносятся в отдельный список литературы). Такое вот антилысенковское мифотворчество.

Далее, второй миф о «фальсификации» собственных исследований или вообще о «примитивных», «неграмотных» опытах. Открываем статью – и видим, конкретные фотографии с результатами собственных опытов, более того, в сравнении с опытами других авторов, схемы собственных экспериментов достаточно четко описаны. В наличии своего и сравнительного экспериментального материала можно дополнительно убедиться, пролистав указанный сборник [4, 5]. Кстати, в последней статье интересно было увидеть на двух фотографиях подписи на украинском языке, а на следующей – на русском.

В чем же суть результатов работы Лысенко и его сотрудников?

Анализ работ предшественников привел Лысенко к выводу, что опыты по фотопериодизму дали много интересного материала, но ничего существенного не дали сельскохозяйственной практике. Например, потому, что большая часть исследуемых растений в полевых условиях высевается, а высаживать рассадой, выращенной при искусственно регулируемой продолжительности дня на больших площадях крайне тяжело технически и экономически. Помимо этого, выращенные при регулируемой продолжительности дня растения давали меньший урожай. Более того, эффект фотопериодического последействия (зацветание растения после его выдерживания при определенной длительности освещения), предлагаемый Максимовым и Разумовым нестабильный и часто не дает нужного результата.

Далее, анализ имеющихся экспериментов и собственных опытов позволил Лысенко сделать вывод, что требование фотопериода растению не присуще, а имеет место реакция на географическое размещение растений, точнее, на смену дня и ночи.

Чем это аргументировалось? Во-первых, длиннодневные растения в опытах развивались и плодоносили при непрерывном освещении даже быстрее и лучше, чем при чередовании длинного светового и короткого темного времени суток. Из чего был сделан вывод, что эти растения требуют постоянного освещения, но мирятся с чередованием дня и ночи и только в случае непродолжительного темного времени суток. Во-вторых, растения короткого дня для цветения и плодоношения требуют постоянной темноты. Что было доказано в экспериментах с разными сроками освещения различных частей и органов растений, в том числе полном длительном затемнении отдельных частей растения (существовала даже теория, что у растений есть отдельные органы длиннодневные и отдельные короткодневные). Однако главным ограничителем для короткодневных растений является отсутствие фотосинтеза в полной темноте, вызывающе гибель. Поэтому растения, требующие постоянной темноты, мирятся с необходимостью освещенности и только при непродолжительном дне.

Таким образом. Лысенко один из первых обратил внимание, что лимитирующим фактором развития является не свет, а его отсутствие, то есть темнота. Для «короткодневных» растений – непосредственно (полное отсутствие света), а для длиннодневных – отсутствие темноты (непрерывная освещенность). И именно регулирование темного периода является определяющим для развития, а чередование световой и темной фазы (фотопериодизм) не играет решающей роли и связано с географическим расселением растений.

Но и это еще не все, Лысенко одним из первых обратил внимание, что отсутствие света является лимитирующим только на определенном этапе развития. В частности, в первую фазу растения критическим является требование определенных температурных условий, а вот наличие или отсутствие темноты обязательно во вторую фазу развития. Если в эту фазу «длиннодневные» растения проращивать при беспрерывном освещении, а «короткодневные» в условиях полной темноты, они прекрасно развиваются и выходят в цветение и плодоношение. Во все прочие фазы отсутствие света или смена светлого и темного времени суток несущественно. Кстати, в своих экспериментах Лысенко очень изящно обошел проблему фотосинтеза. В частности, прорастающие семена получают питательные вещества не от фотосинтеза, а из эндосперма. Следовательно, искусственным затемнением при яровизации можно создавать для короткодневных растений длительные условия темноты без риска их гибели в отсутствие фотосинтеза, и при этом будет пройдена первая (температурная) и вторая (световая) фаза их развития.

Таким образом, при яровизации семенам растений задаются определенные температурные условия, что позволяет растению быстро и до посева проходить температурную фазу развития. И сразу же по факту яровизации растению создаются определенные условия темноты. Либо непрерывное освещение (отсутствие темноты), либо полное отсутствие света. И опытная проверка на примере картофеля, сои, сорго, проса, суданки и кукурузы доказала правильность такого вывода [4, 5].

И что получилось в результате? А в результате можно очень легко и просто при яровизации дополнительно создавать условия постоянного освещения или его отсутствия. Например, предлагалось семена при яровизации просто накрывать светонепроницаемой тканью, либо, наоборот, ночью включать освещение. И при этом очень просто и доступно стало выращивать растения «длиннодневные» в условиях короткого светового дня, а «короткодневные» – в условиях продолжительного светового дня. Многие издеваются по поводу кукурузы в северных районах. Но при таком подходе, предложенным Лысенко, это вполне реально. А за такое с учетом перспектив выращивания сельскохозяйственных культур и селекции сортов и гибридов даже орден или звание академика – довольно скромная награда.

А дальше? А дальше был только один шаг – а может ли воздействие температуры или освещенности закрепляться и передаваться по наследству? Иными словами – является ли температура и освещенность мутагеном? Вот это и есть предпосылки «порождения видов», «переделки сортов» и селекции растений с «расшатанной наследственностью».

Ну и в качестве бонуса основные положения рабочей гипотезы Лысенко, выросшие по факту опытов с температурой и освещенностью в теорию стадийного развития растений:

1. Развитие семенного однолетнего растения складывается из последовательной смены отдельных качественно различных стадий. Под этими стадиями понимаются качественные изменения в растениях и отдельных их органах, без которых невозможно получение семян. Все остальные качественные изменения, без которых семена получить можно стадиями развития не являются. Не все стадии дают морфологические изменения и не все морфологические изменения являются переходом в новую стадию развития.

2. Под ростом растения понимается увеличение его веса и объема на той или иной стадии развития. На различных стадиях растение обладает различным ростом.

3. Комплексы внешних условий, необходимые растению для прохождения стадии развития для разных стадий не совпадают, как в количестве (дозе) фактора, но и по самим факторам. Растения неопределенно долго могут расти на определенной стадии развития, но не переходить в следующую стадию.

4. Быстрота развития растения (темп прохождения стадии) не зависит от темпа его роста.

5. Растения на различных стадиях развития могут требовать различных внешних условий. Внешние условия, соответствующие для развития одной стадии могут вовсе не соответствовать другой стадии этого же растения.

6. Если внешние условия соответствуют для всех стадий развития и не соответствуют только для одной какой-либо стадии, то растение, дойдя до этой стадии, останавливается в развитии даже несмотря на то, что для последующих стадий внешне условия благоприятны.


1. Максимов Н.А., Кроткина М.А. Исследования над последействием пониженной температуры на длину вегетационного периода // Труды по прикладной ботанике, генетике и селекции. – 1929-30. – Т.23., вып. 2 – С. 427-478.
2. Разумов В. О фотопериодическом последействии в связи с влиянием на растения различных сроков посева // Труды по прикладной ботанике, генетике и селекции. – 1929-30. – Т.23., вып. 2. – С. 101.
3. Лысенко Т.Д. Присуще ли природе сельскохозяйственных растений требование фотопериодов // Бюллетень яровизации. – 1932. – № 2. – С. 16 – 34.
4. Лысенко Т.Д., Долгушин Д.А. Ускорение развития картофеля в полевых условиях социалистического хозяйства // Бюллетень яровизации. – 1932. – № 2. – С. 35 – 45.
5. Лысенко Т.Д. К вопросу о яровизации кукурузы, проса, суданки, сорго и сои // Бюллетень яровизации. – 1932. – № 2. – С. 46 – 59.
</div>
Tags: лысенко, наука, ссср
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment