varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

Обещанное gunter-spb интервью с человеком, охранявшим Гесса и Шпеера

Василий Бакушин: «Когда Гесс смотрел на меня, по спине бежали мурашки»

После окончания Второй мировой войны прошло более 60 лет. Истек и срок секретности, наложенный на некоторые особо деликатные события той поры. Сегодня еще не очень охотно, но все же начинают раскрываться отдельные архивные материалы. Понемногу начинают говорить уже не скованные подписками о неразглашении свидетели и участники ранее засекреченных событий.

Моему собеседнику есть о чем рассказать. После войны он вел оперативную работу с нацистскими преступниками, осужденными Нюрнбергским трибуналом и отбывавшим наказание в межсоюзнической тюрьме Шпандау.

Конспективно биография полковника Бакушина выглядит так. Он прибавил себе годы и шестнадцатилетним пареньком добровольцем ушел на войну. Его сразу же заприметили и направили для обучения в некое закрытое заведение, спецшколу, которая в реестре высших военных учебных заведений значилась как «школа поваров». После интенсивного курса обучения он блестяще владел немецким и был отлично подготовлен для ведения оперативной работы. Всю войну Бакушин прослужил во фронтовой разведке. Как записано в его личном деле, им совершено 44 глубоких рейда в тыл врага. В задачу его подразделения входили: сбор сведений о дислокации войск противника, захват «языков», а также диверсионная работа. В 44-м Бакушина из разведки перевели в контрразведку – СМЕРШ. Чуть позже попал в штаб Группы советских войск в Германии.

Участвовал в заседаниях Нюрнбергского трибунала. С 47-го по 53-й годы – оперативная работа в межсоюзнической тюрьме Шпандау. Потом – многолетняя служба в КГБ СССР. То, чем занимался в этот период Василий Бакушин, пока, как я понял, разглашению не подлежит. Единственное, что мне удалось выяснить, полковник Бакушин был задействован в тайном канале неофициальных контактов между высшими политическими лидерами СССР и ФРГ. Руководил работой тайного канала тогдашний заместитель генерального директора ТАСС (как выяснилось позже – генерал КГБ) Вячеслав Кеворков. Но это уже другая история. Мы же говорим с полковником Бакушиным о нацистских преступниках и тюрьме Шпандау.

Караулы Шпандау

- После приговора Нюрнбергского трибунала часть военных преступников были осуждены к различным срокам лишения свободы. Все они были помещены в межсоюзническую тюрьму в Шпандау. Я в ней представлял интересы СССР.

-А что, представляя» собой это специфическое учреждение?

- Это была обычная тюрьма в Западном Берлине. Но особенность ее состояла в том, что после заточения в нее этих важных персон она охранялась по очереди караулами всех стран антигитлеровской коалиции. Наши отдежурили месяц, караул сменяют американцы, потом — англичане. Каждый месяц при смене караула обязательно происходил парад. Охрану несли отборные, особо вышколенные подразделения. Среди обслуживающего персонала не было ни одного немца.

- Какова была численность караулов?

- Примерно по одной роте. Красивые, хорошо подготовленные солдаты. В будущем из таких здоровых ребят формировали части спецназа. К тому же всё они были очень хорошо подготовлены в строевом и моральном плане. И когда сменялся караул – особенно советский и американский — это, конечно, зрелище было впечатляющее. Всегда собиралась толпа зевак. А вот англичане, шотландцы своих юбочках... И музыка у них была слабенькая, какое-то пиликанье — это уже было не то.

Центр неофициальной дипломатии

—Кстати, эта тюрьма сыграла очень важную позитивную роль с точки зрения смягчения международной напряженности. 0бщеизвестно, что взаимоотношения между союзниками после Фултонской речи Черчилля в 1946 году испортились до невозможного. Все официальные контакты были прекращены. И вот в тюрьме Шпандау очень осторожно начали происходить неофициальные контакты. Сперва мы, сотрудники разведслужб, встречались на нашем уровне. Спустя какое-то время к нам присоединились и клерки из американского и английских посольств. В конечном итоге эти контакты постепенно переросли в неофициальные встречи министров и послов. И уже послы начали договариваться о будущих официальных переговорах.

- И все это происходило в тюрьме?

—Да. Только об этом еще нигде не было написано.

«Я был тогда Николай Огнев»

- В чем состояла лично ваша функция в этом специфическом заведении?

- В мою задачу входила инспекция содержания военных преступников — каково их самочувствие, есть ли просьбы, вопросы, пожелания. Помимо этого, имелось у меня и более тонкое, деликатное задание — «активно» беседовать с американскими и английскими представителями. Это, вобще-то, было интересное общение. То есть, они знают, что я разведчик (другой военный там никак не мог оказаться), а я знаю, что они разведчики…

— У вас была тогда другая фамилия?

- Да.

- Какая, если не секрет?

- Уже не секрет. Я был тогда Николай Огнев.

В «предбаннике» Гесса

- Как известно, различные сроки отбывали высшие руководители Третьего рейха – Гесс, Денниц, Ширах и Шпеер. Вы могли бы охарактеризовать некоторых из них? К примеру, Рудольфа Гесса, «человека № 2» в гитлеровской Германии.

- Рудольф Гесс отбывал пожизненное заключение. Он содержался в камере размером примерно 3 га 7 метров.

- Каков был ее интерьер?

- Стол. На нем фотографии его внучки и сына. В «предбаннике» -- его униформа обер-лейтенанта люфтваффе. Нюрнбергский трибунал разрешил ему иметь при себе этот костюм, в котором он перелетел в Англию…

Еще в «предбаннике» постоянно находился открытый гроб. А когда Гесс смотрел в окно – за решеткой он видел вырытую под могилу яму. Это тоже было сделано в соответствии с решением трибунала. По существу, это было морально-психологическое наказание за его злодеяния.

- А как он все это воспринимал?

- Он был какой-то толстокожий – ко всему адаптировался и на эти ритуальные атрибуты особого внимания не обращал. Во всяком случае, я не заметил, чтобы это его травмировало.

- Он имел возможность, скажем, читать газеты?

- Опять-таки, согласно решению трибунала, и Гесс, и все остальные заключенные имели право читать газеты, но только не политического содержания. И за этим, кстати, строго следили.

Они имели право получать письма от близких родственников. Гесс, когда его охраняли наши, всегда мне жаловался, что почему-то к нему доходят не все письма… Жаловался он и на боли в животе. Неоднократно мы вызывали к нему врачей. Заключенные имели право также на свидание со своими близкими. И все, кроме Гесса, этим правом пользовались. Гесс же за все годы пребывания в тюрьме ни разу не виделся, ни с женой, ни со своими близкими. Я спрашивал его, чем объяснить такую замкнутость. Мне он отвечал, что, мол, пусть в памяти близких мой образ останется таким, каким я был в молодости…

- Как выглядел Гесс?

- Он был очень высокий. Глубоко сидящие, маленькие, сверлящие карие глаза. Когда он на меня смотрел – по спине бежали мурашки. Темный цвет лица – у него же мать арабка. Сам он родился в Египте и приехал в Германию только в 15 лет. То есть, где-то арабский Восток в нем намешан. Он долго не женился. Потом Гитлер как-то женил его – с горем пополам…

Надо сказать, что именно Гесс был самым неприятным из всех заключенных. Даже в тюрьме он оставался твердокаменным нацистом. Он ведь был одним из главных идеологов фашизма. «Майн кампф» написал не Гитлер, а Гесс. Гитлер только подписался.

Тайна Рудольфа Гесса

- Видимая сторона его истории как будто общеизвестна. В мае 41-го года Гесс на одномоторном самолете вылетает в Англию. Встречается там с некоторыми финансовыми магнатами, ведет какие-то переговоры. Англичане его задерживают и якобы в качестве военнопленного содержат до конца войны. И передают уже только в распоряжение Нюрнбергского трибунала. Это знают все. Но за внешней и общепонятной простотой кроется большая тайна.

Обратите внимание: Черчилль во время выступлений в парламенте 20 мая и 10 июня фактически ушел от вопросов депутатов о задержании Гесса. «В настоящее время, -- сказал он, -- я ничего не могу сообщить о нем…» В Германии военных, хоть каким-то образом посвященных в дело Гесса, немедленно задерживали и забирали в гестапо. И до самого конца войны фюрер категорически отказывал в их освобождении из-под ареста…

- Вам по долгу службы, возможно, удалось что-либо узнать об этой загадочной истории?

- Несколько раз я пытался разговаривать с Гессом и о том, почему он летал в Англию. Это же для нас был вопрос вопросов. Он ведь даже в Нюрнберге на заседании трибунала не дал вразумительных объяснений.

- А как вел себя Гесс на процессе в Нюрнберге?

- Он сидел рядом с Герингом. И тот часто пытался с ним говорить, жестикулировал, но Гесс не реагировал и только обводил зал мутным взглядом. Защита выдвинула версию о душевном расстройстве. Но после тщательной международной психиатрической экспертизы он был признан вменяемым. Но причину своего полета в Англию так и не объяснил.

Ничего путного не рассказал Гесс и мне. Уже потом, по другим каналам, в другом месте и в другое время я узнал, что он имел в Англии встречу с Черчиллем. И разговор их был суперконфиденциальный. Ни американцы, ни англичане, ни немцы эту тайну (содержание разговора Черчилля и Гесса) пока не открывают. У нас она тоже еще до сих пор не открыта и находится в специальных архивах.

- То есть КГБ имел запись этого разговора?

- А вы как думаете?..

- А как в тюрьме воспринимали Гесса Ширах, Дениц и Шпеер?

- Они игнорировали его присутствие. Когда выходили на прогулку и даже когда все вместе сходились в маленьком доме, эти трое всячески его избегали. Никогда с ним даже не разговаривали. То есть, наблюдалась подчеркнутая отчужденность.

Сделка на предварительном следствии

- Как известно, Нюрнбергский трибунал некоторых руководителей и военных деятелей фашистской Германии приговорил к смертной казни. Это, учитывая особенности советского правосудия, которое и своих, и чужих всегда наказывало «по всей строгости закона», выглядит вполне логично. Непонятно другое: как свирепая советская Фемида позволила, чтобы международный трибунал оставил в живых ряд высших чинов Третьего рейха? Казалось бы, зачем такие проблемы – содержание тюрьмы, караул…

Моя версия такова: это стало возможным в результате тайной сделки на предварительном следствии между союзниками – участниками трибунала и некоторыми бывшими руководителями фашистской Германии. То есть, подследственные рассказали что-то очень важное (что именно, думаю, мировая общественность узнает еще не скоро, если вообще узнает), а взамен им была дарована жизнь…

- Официально приговор выносился как бы с учетом степени виновности каждого. К примеру, тот же Шпеер, хотя и был министром вооружения, лично не давал указаний насчет расстрелов, не руководил карательными операциями. Хотя на его военных объектах использовался рабский труд как советских людей, так и граждан других стран, оккупированных гитлеровцами. Поэтому Шпеер получил приговор – 20 лет заключения. Срок немалый. И он отсидел его от звонка до звонка. Но вы, безусловно, правы. Все они дали более или менее ценные показания. Особенно Шпеер.

Интеллигентный Шпеер

- Каков был Шпеер?

- Это был самый умный и самый образованный среди всей этой публики. По образованию он архитектор. Личность очень обаятельная. Выходец из интеллигентной семьи. Его отец был известный архитектор. Потом уже он сам возглавил архитектурное общество Германии. Занимался наукой. Но черт попутал его с Гитлером.

- Почему его приблизил к себе фюрер – это тоже интересно…

- Сам он мне рассказывал так. Гитлер считал себя непревзойденным художником. И когда звезда Шпеера-архитектора начала восходить, он приблизил его к себе с таким расчетом, чтобы Шпеер дал оценку его художественным работам. Шпеер пару раз позитивно отозвался о художествах Гитлера, и фюрер увидел в нем человека, который может усилить его имидж. Гитлера ведь игнорировали ученые, художники. Считали его дилетантом. А тут Шпеер, известный и уважаемый человек… И вот на этой основе произошло сближение. Вскоре Гитлер предложил ему министерскую должность.

Надо сказать, что хоть Шпеер и разделял гитлеровскую идеологию, он не был фанатиком фашизма. Если всем остальным заключенным Шпандау запрещалось заниматься физическим трудом, то ему было позволено сделать гипсовый проект парка Сан-Суси в Потсдаме.

К Шираху возили врачей из Москвы

- Что вы могли бы сказать об остальных заключенных Шпандау?

—Вот, например, Ширах. Это был нацист даже покруче Гесса. Он возглавлял союз гитлеровской молодежи. Страдал болезнью глаз. Мы ему всячески помогали, приглашали специалистов из Москвы.

- Вот вам еще одно подтверждение моей версии, что все оставленные Нюрнбергским трибуналом в живых дали очень важные показания. Иначе возили бы к ним специалистов из Москвы?

- Да, мне нечего возразить. Так вот, московские врачи помогли Шираху. Но как ни пытались его разговорить, вызвать на неофициальное человеческое общение (причем мы же были не какие-то любители, а профессионалы), нам это так и не удалось.

Розы от… Вилли Брандта

- Скажите, вернувшись в Союз, вы следили за судьбой своих бывших подопечных?

- Конечно. Каждый; из них отсидел назначенный трибуналом срок. Когда уже освободили Шираха, Шпеера и Деница, в заключении остался один Гесс. Его перевели тогда в Моабитскую тюрьму. И создали там примерно такой же режим, как в Шпандау. Там Гесс и закончил свой земной путь. Таким образом, завершилось и его пожизненное заключение.

Шпеер отсидел 20 лет. Потом его освободили. А в это время обер-бургомистром Большого Берлина был Вилли Брандт, будущий канцлер ФРГ. Так вот, Вилли Брандт к его освобождению прислал букет роз.

- Как бывшие заключенные жили после освобождения?

- Они обитали в Западной Германии. И у них там особых проблем не возникало. Дениц и Ширах вскоре умерли. Шпеер после освобождения издал интереснейшие мемуары. Они были изданы также у нас.

Иван Бессмертный. "Силуэты разведки". "Астропринт", Одесса, 2007 г.


Tags: вторая мировая война, разведка, спецслужбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Recent Posts from This Journal