varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

Война привела к всплеску домашнего насилия на Украине: фронтовики срываются на родителях, жёнах и де

Украинки всё чаще становятся жертвами домашнего насилия — на атмосферу в семье влияет и кризис, и война. Демобилизованные бойцы АТО не всегда могут быстро адаптироваться к нормальной жизни – это приводит к ссорам, дракам и разводам.

Об этом пишет журналист Юлиана Скибицкая в свежем номере украинского журнала Корреспондент.

По расчётам Фонда народонаселения ООН, на Украине от физического насилия страдают 4 млн женщин, от сексуального – 1,8 млн. Специалисты Ла Страды утверждают, что в этом году количество звонков на анонимную горячую линию по вопросам насилия в семье уже превышает прошлогодние показатели.

И это только те, кто готов доверить свою проблему специалисту, пусть даже и анонимно. Что касается сексуального насилия, то, как отмечают эксперты, многие женщины не понимают, что это также противозаконно.Именно поэтому точную цифру страдающих от семейного насилия назвать невозможно.

В Ла Страде выделяют три категории семей, где насилие становится главной проблемой. Это переселенцы с неподконтрольных территорий, те, кто остался жить в так ЛНР и ДНР, и семьи, где муж вернулся из зоны АТО

Последняя категория, по наблюдениям экспертов, самая многочисленная. Бойцы, возвратившись с фронта, находятся в тяжёлой депрессии и апатии. Как правило, они срываются на родителях, жёнах и детях. Нередко доходит и до рукоприкладства. Как результат – разводы, алкоголизм и даже случаи самоубийств.

[Spoiler (click to open)]

Главный координатор горячих линий Ла Страды Алёна Кривуляк рассказывает, что часто ей звонят дети.

«Однажды к нам позвонил 12-летний мальчик, который хотел помирить папу и маму. Они постоянно ругались, и ребёнок очень страдал. Не знаю почему, но этот звонок мне особенно запомнился. Конечно, через ребёнка проблему не решишь. Но это ещё раз показывает, что дети страдают от насилия в семье едва ли не больше всех», — говорит Кривуляк.

Нередко жертвами агрессии становятся родители, которые сталкиваются с рукоприкладством со стороны вернувшихся с войны сыновей. Эта категория самая неразговорчивая, говорят эксперты Ла Страды. Ведь пожилым людям проще вытерпеть издевательства, чем выносить сор из избы.

Киевлянка Александра свою фамилию не называет, хотя в её семье адаптационный период прошёл довольно благополучно. Возможно, дело в 15 годах брака и наличии почти взрослого сына-подростка, а может, супругам просто хватило такта и понимания, чтобы сохранить гармонию в семье.

Александра говорит, что до рукоприкладства у них не дошло.

«Мне вообще жутко слышать от вас о таких случаях», – признаётся она.

Её муж демобилизовался в мае, поначалу был неразговорчивым и замкнутым. Александра пыталась понять супруга – не расспрашивала его о войне, старалась не доставать бытовыми вопросами.

«Это ещё с АТО пошло. Когда мы звонили друг другу, мы не говорили о своих проблемах. Просто чтобы не делать ещё хуже», — вспоминает киевлянка.

Муж после войны начал заикаться, его срочно отправили лечиться. Сейчас благодаря врачам и психологам проблему удалось решить. Правда, супруг снова рвётся на фронт. Жена уговаривает его не идти туда.

«Я просто этого не переживу», — признается она.

Кривуляк отмечает, что тяжелее всего тем, кто побывал в плену.

«Многие из них кастрированные. И, возвращаясь домой, они чувствуют себя неполноценными, ненужными. Очень страдают. В итоге они срываются на жён, а нередко… – Кривуляк на секунду замолкает. – Нередко кончают жизнь самоубийством».

Стрессы, непривычная обстановка, ужасы пережитого – всё это накладывается слоями и серьёзно бьет по психике

Стрессы, непривычная обстановка, ужасы пережитого – всё это накладывается слоями и серьёзно бьет по психике. Речь идёт не только о солдатах, но и о семьях, которые оказались в экстремальных условиях.

Директор департамента правовой и социальной помощи Ла Страды Марина Легенько говорит, что часто им звонят даже с территорий ДНР и ЛНР.

«Конечно, нашей рекламе там не обрадуются, – улыбается она. – Но люди зачастую и раньше знали о нас. И поэтому звонят со своими проблемами».

Семьи, которые остались на территории боевых действий, страдают не только от взрывов и выстрелов. Ещё со времен Евромайдана разные политические взгляды супругов становились причинами разводов. Война эту тенденцию максимально ужесточила.

«Нам звонила женщина из Горловки. Говорила, что хочет выехать, а муж не выпускает. Он  сторонник ДНР, она же просто устала от войны. Муж считал, что если они уедут, то предадут родину. И закрывал жену с ребёнком дома. Чуть ли не приковывал к батарее. Ей удалось сбежать чисто случайно – сказала мужу, что идёт к соседке за солью, ребёнка в охапку – и бегом из дома. Помогли её вывезти волонтеры, еле уладили всё – ни документов, ни вещей, ничего не было. Сейчас она на мирной территории, и всё хорошо», — рассказывает Легенько.

С января в Ла Страду поступило почти 6.000 звонков на горячую линию, минимум половина из которых – истории о насилии в семье. Для сравнения: за весь 2014 год поступило 7.725 звонков, из них 5.000 обращений касались домашнего насилия. Специалисты говорят, что тенденция начала усугубляться весной, как раз после начала демобилизации бойцов.

По мнению экспертов, тенденция к увеличению домашнего насилия будет продолжаться ещё несколько лет. Довоенные проблемы в виде алкоголизма и нестабильной экономической ситуации никуда не пропали, а только усугубились. Теперь же в общую картину вписалась война.

При этом сотрудники правоохранительных органов нередко проявляют неуместную в данном случае солидарность с агрессивными нападающими. Как отмечает Кривуляк, нередки случаи, когда в милиции отказываются принимать заявление от пострадавшей стороны.

«Они говорят: «Да как вам не стыдно, он за вас воевал, а вы на него «телегу»! Ну ударил раз, ну с кем не бывает! Заберите и не позорьтесь», — говорит специалист.

От помощи отказываются и сами бойцы, которые считают поход к психологу унизительным. Здесь тоже играет роль необразованность: до сих пор многие не понимают разницы между психологом и психиатром. В итоге оказать человеку хотя бы минимальную помощь без его желания становится невозможно.

По мнению экспертов, решать проблему нужно системно и постепенно. Ведь даже после окончания войны «синдром АТО» останется во многих семьях. На помощь должны прийти социальные программы, которые обеспечат всех демобилизованных работой, и программы психологической поддержки. Отдельно необходимо создать план по реабилитации инвалидов.

Напомню:

Синдром АТО. Бойцы забываются только когда напьются

..Спасайтесь, кто может! От своих близких, вернувшихся с АТО...



Tags: психиатрия, психические эпидемии, психология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments