varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Category:

Из детей Донбасса выкачивали кровь для фашистов


Концлагеря для детей – это особая, очень сложная и тяжелая тема, которая на сегодняшний день не изучена в достаточной мере. Во время Великой Отечественной войны на территории бывшего Советского Союза, помимо концлагерей для военнопленных и евреев, были организованы также лагеря для детей, предназначением которых было отдавать свою кровь немецким раненым солдатам. Из маленьких заключенных выкачивали кровь, над ними ставили опыты, пускали на органы. Выживать в этом ужасе удалось не многим.

Не так давно в г. Макеевке Донецкой области был установлен памятник детям, которых немцы использовали как доноров. Официально этот детский концлагерь считался приютом для сирот. На самом же деле здесь у детей забирали кровь. Зачастую это происходило так, что у ребенка выкачивали сразу всю кровь, после чего он погибал. Самому старшему узнику лагеря в Макеевке было 12 лет, младшему – всего 6 месяцев. Одна из бывших узниц лагеря, которой на тот момент было 8 лет, вспоминала, как дети спасались от голода цветками акации, в ее памяти сохранился стол со стеклянными колбами, доктор, после процедуры выполненной которым она потеряла сознание.

В акте о фашистских злодеяниях, составленном после освобождения Донбасса, сказано, что из шестисот детей, прошедших через приют "Призрение", выжили меньше половины. По словам оставшихся в живых свидетелей, кто-то сдавал кровь по нескольку раз, некоторые малыши уходили из жизни после первой процедуры. Точное количество жертв неизвестно.

К сожалению, детей-доноров в Украине пока не считают жертвами нацизма, соответственно, не платят и компенсаций. Но есть люди, которые понимают, что довелось пережить беззащитным детям во время войны. Именно на пожертвования таких людей на окраине Макеевки и установлен памятник детям-донорам. Он единственный в мире.

"Вот это окно. Это первое окно моей палаты", - показывает Галина Самохина (видео по ссылке).

Галине Григорьевне было восемь лет, когда во время оккупации, оставшись без родителей, она попала в этот дом. Сейчас он заброшен, а тогда по приказу коменданта города господина Мюллера тут организовали приют. Цепкая детская память сохранила имя соседки по комнате, сладкий вкус стручков акации, которые спасали от голода, кабинет, уставленный стеклянными колбами, доктора и какую-то странную процедуру, во время которой Галя потеряла сознание.

"Я почувствовала боль в руке. Я резко повернулась и увидела на руке какие-то проводки, резинки", - вспоминает Галина Самохина (в детстве Илющенко).

Это потом она узнает, что оказалась в числе детей-доноров, у которых фашисты брали кровь для раненых. А тогда все мысли были о находящемся здесь же младшем брате Володе. Сестра как могла за ним присматривала, потому была осторожной и наблюдательной. Однажды заметила, как сотрудник приюта выносит что-то из кладовки. "Положил и накрыл. Потом я увидала, что он брал оттуда. Мертвых детей. Голеньких. Они там штабелями лежали, один на одном", - рассказывает Галина.

В акте о фашистских злодеяниях, составленном сразу после освобождения Донбасса, сказано, что из шестисот детей, прошедших через приют, выжили меньше половины. В местном музее хранятся чудом уцелевшие документы. Их нашли уже после войны.

В этой тетради - списки детей, содержавшихся в приюте "Призрение" с 1942 по 1943 год. Под номерами 52 и 53 - Володя и Галина Илющенко. Поступили в 42-ом году, привел их полицай. Отец был расстрелян, мать увезена в Германию. Напротив некоторых фамилий в графе, куда переведен ребенок, - прочерки, что дает основания историкам говорить о том, что дети погибли.

По словам оставшихся в живых свидетелей, кто-то сдавал кровь по нескольку раз, некоторые малыши уходили из жизни после первой процедуры. Точное количество жертв неизвестно. Эта страница истории нуждается в глубоком изучении.

"По-моему, сейчас этими событиями войны вообще интересуются мало. Больше стали раскапывать совершенно другие события. Ищут другие факты - не злодеяний фашистов, а некие оправдания их деятельности", - говорит главный хранитель фондов Макеевского художественно-краеведческого музея Валерий Цибанев.

О макеевских детях-донорах в учебниках не пишут и важно как можно больше о них рассказывать, уверена Лариса Симонова. Она сама прошла Освенцим. Ее лагерная миска выставлена в музейной экспозиции. Лариса Степановна отстаивает права сирот из приюта "Призрение", которых в Украине пока не считают жертвами нацизма, соответственно, не платят и компенсаций. "Я до сих пор веду борьбу за то, чтобы не только детей, но всех людей-доноров, чтобы Галю и ей подобных ввели в список пострадавших жертв нацизма", - подчеркивает Лариса Симонова, председатель Макеевской городской организации узников-жертв нацизма.

На окраине Макеевки детям-донорам установлен памятник, трогательный и скромный, созданный на пожертвования простых людей. Единственный в мире.

В связи с этим хочется отметить еще один факт – не обо всех случаях подобных преступлений перед советскими детьми знают сейчас. О том, что неподалеку от нас, на одном из островков Дуная, (предположительно, где располагался поселок Килия-Маре), во время войны была резервация для детей – доноров крови, сейчас мало кто знает. Но все же в памяти некоторых людей эта информация сохранилась навсегда. Так, измаильчанин Владимир Сонин рассказал нам, что его мать Надежда Михайловна Полякова, 1929 года рождения, ныне покойная, была узницей этого лагеря. Она после оккупации Мариуполя осенью 1941 года вместе с матерью была посажена на баржу, которая направлялась в Вилково. В Вилково взрослых оставили, а детей отобрали и отвезли на остров. Они должны были стать поставщиками крови немецкому военному госпиталю, который располагался в Измаиле.

Тогда она была ребенком, но помнит, что у нее много раз брали кровь. Детей в лагере хорошо кормили. Это и понятно – с больных и худых много крови не взять. Женщина вспомнила об одном случае. Детей первое время охраняли румыны. Со временем они так обнаглели, что стали маленьких невольников обворовывать, не давая им хорошей пищи. Естественно, это стало сказываться и на качестве донорской крови. И вот однажды на остров приехал начальник госпиталя, немецкий офицер, с собой он привез немецких солдат. Проверили, как кормят детей. Наказание румыны получили сразу же – их всех расстреляли. Охранять детей стали немцы, которые, по воспоминаниям женщины, вполне добродушно относились к детям. Впрочем, это не лишало их обязанности сдавать кровь, но детей сразу же стали кормить лучше, давали даже сгущенку.

Освободили узников 25 августа 1944 года. Как вспоминала Надежда Михайловна, когда к острову подошли советские бронекатера, немцы пытались отстреливаться, а дети разбежались, многие попрыгали в Дунай, и их уже подобрал бронекатер. Вскоре спасенных отвезли в Вилково.

Естественно, никаких данных о пребывании Надежды Поляковой в лагере не сохранилось. И никакой дополнительной помощи и льгот от государства она не имела. Все, что напоминало ей всю жизнь об украденном фашистами детстве – это частые головные боли.

От редакции. Мы просим всех, кому что-либо известно об этом лагере, откликнуться и поделиться информацией.
Tags: великая отечественная, дети, донбасс, медицина, фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 сентябрь 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments