varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

ОНО не тонет. Его карьера "только начинается"

З.Ш.
Оно не тонет



Гостем Натальи Влащенко в программе Hard Talk был советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк
Здравствуйте, Зорян Несторович. Почему всех «бывших» сразу берут в советники?
Шкиряк: Я не знаю, кто кого берет в советники – мне трудно сказать. Я с позиции советника шел на временно исполняющего обязанности главы ГосЧС и собирался туда возвращаться, поскольку эта должность не была у меня как должность, на которой я буду долго. Я не шел туда на постоянную основу. Я просто вернулся к тому делу, которым занимался.


- Еще один человек, который ушел в отставку и о котором говорили, что он стал советником – Чеботарь. Но официально было это опровергнуто.</b></div>
- Я могу это подтвердить.
- А как вы думаете, Чеботарь вернется из Вены?
- Я убежден, что вернется.
- Вам обидно, что вас с Чеботарем называют коррупционерами?
- Я не обращаю внимания на ересь и не обращаю внимания на абсолютно дешевую пропаганду, которая, к сожалению, иногда поддерживается СМИ. Даже реагировать на эту чушь у меня нет никакого желания. Это люди, которые никогда не говорят на языке аргументов, которые никогда не говорят на языке объективной критики, а занимаются медийным троллингом – накапать, нагадить, а потом отмывайся. Последний случай как раз тоже был элементом заказушной войны.
- Дела и Чеботаря, и Ершова стали  резонансными.  Для МВД – дело чести разобраться с этими делами и наказать всех, кто виноват на самом деле?
- Думаю, что это четкая позиция Авакова, министра МВД. Относительно последней отставки назначено служебное расследование, и со временем мы все узнаем. Нужно жить в условиях демократии, а это означает соблюдение Конституции и закона. Если есть факты и конкретные доказательства - человек должен отвечать. Но ни в коем случае нельзя заниматься банальным навешиванием ярлыков. Это я говорю в контексте всего, что сегодня происходит. Я не исключаю никаких вещей, которые вытекают в публичную сферу, и считаю, что реакция должна быть объективной. Бесспорно, любые позорные факты должны иметь в последующем четкие расследования и четкие окончания этих дел.
-  В чем заключаются функции и обязанности советника министра?
- Я буду заниматься тем, чем занимался и до этого времени – координацией работы и планированием работы подразделений МВД и Нацгвардии непосредственно в зоне проведения активных боевых действий. Буду заниматься вопросами реформирования системы МВД, буду активно противостоять российской, кремлевской, путинской пропаганде и, бесспорно, бороться с врагами Украины на нашей территории. Кроме того, у министра есть особые поручения, и когда их нужно выполнять – я буду приступать к делу.
- Кто ответственен в Министерстве  обороны за координирование работы и кто ответственен с этой стороны?
- Нацгвардия является подразделением, подотчетным МВД, в структуре МВД, поэтому, в нашем случае, мы работаем непосредственно с подразделениями и руководством Нацгвардии, того, что касается координации действий, в том числе наших специальных батальонов, которые выполняют особые задачи в зоне проведения АТО.
- Кто персонально отвечает за это?
- Руководство батальонов, руководство соответствующих главков, руководство МВД, в частности министр МВД Аваков, который дает конкретные приказы, задания, которые нужно выполнять. Что касается ВСУ, то в этом смысле мы тоже пытались работать и раньше. И я неоднократно об этом заявлял, что нам за последние 8 месяцев удалось наладить беспрецедентную, на мой взгляд, за последние годы координацию действий между подразделениями МВД, Нацгвардии, пограничной службы (сейчас там хороший руководитель - Назаренко) и подразделениями СБУ. И те вещи, что происходят, дают сигнал того, что мы на правильном пути.
- Кого вы считаете, как вы сказали, «внутренними путинскими сателлитами»?
- Это враги Украины, которые сегодня пытаются ее расшатать изнутри. Это все, кто сегодня представляет так называемый «Оппозиционный блок», те, кто является сателлитами таких олигархов, как Левочкин, Фирташ, Ахметов, другие враги Украины, которые отвечают, в том числе, и за эти события, которые имеют место сегодня на Донбассе. С их сателлитами будем бороться, а их сегодня очень много. Они есть и в обществе, они есть и в политической среде, и в политологической среде, и в экспертной среде. Это очень четко проявляется сейчас - время от времени. Конечно, я имею в виду не то, когда речь идет об объективной критике, когда речь идет о четких аргументах относительно деятельности тех или иных органов власти, а когда идет речь о вещах, которые сегодня, на самом деле, угрожают национальной безопасности Украины.
- А как реально будет идти эта борьба?
- Я сказал, что сегодня речь идет о национальной безопасности Украины, которой, к сожалению, продолжает угрожать внутренняя контрреволюция. Речь идет о тех случаях, когда идет прямое нарушение закона, когда есть доказательства тех или иных противоправных действий. А наше дело - это улики находить и доказывать.
- А что это  за особые поручения министра?
- Их было достаточно. Это и борьба с нелегальным игорным бизнесом, и многое другое. Еще несколько довольно важных поручений, которые приходилось выполнять и в зоне проведения АТО, в том числе вопросы эвакуации, координации, и, кстати, между МВД и ГосЧС, которую я еще недавно временно возглавлял.
- Как вы считаете, будут ли осуждены Александров и Ерофеев, взятые в плен?
- Им инкриминируется участие в террористических бандах и, непосредственно, участие в убийствах. Собственно, это вопрос не армейский - это вопрос СБУ. Брали их в плен военные, но следствие ведет СБУ, согласно нашему законодательству, поскольку речь идет о вопросах национальной безопасности. Нельзя исключить и международный суд. Вообще, по большому счету, эти люди должны быть осуждены в Украине. Они совершили преступления на нашей территории, и если будут доказаны факты их участия в убийствах или в совершении террористических актов, что, я убежден, будет доказано, поскольку они подтвердили свою причастность к спецназу ГРУ. Это беспрецедентный случай для всего мирового сообщества - понять, что на нашей территории продолжается война с РФ, а не просто с террористическими бандами. Я не исключаю любого сценария, но должно быть большое понимание в том, что может быть принято решение на уровне руководства государства об обмене на кого-то из наших патриотов, которые сегодня незаконно удерживаются в застенках НКВД, фактически путинского. И Надежда Савченко, и другие.
- Очень многие выступают против этого обмена.
- Я это говорю как один из вариантов, который может рассматриваться. Но я лично считаю, что эти люди должны быть осуждены, поскольку они являются военными преступниками.
- В СМИ появилась информация, что наши украинские военные вывозятся в Чечню и там они находятся фактически в рабстве. Называются цифры от 300 до 700 человек. Что мы будем делать на уровне государства, как мы будем помогать этим людям? Вопросом обмена и освобождения военнопленных занимается СБУ. У меня нет конкретного подтверждения этой информации, но, безусловно, это должно решаться и на уровне руководства государства, и если есть доказательства присутствия и пребывания наших военнопленных в таких нечеловеческих условиях – этот вопрос должен подниматься не только на уровне Украины, а и на международном уровне. В том, что эти факты могут иметь место, у меня никаких сомнений нет. Как и то, что эти цифры, которые вы озвучили, могут быть вполне объективными.
- Пока что подтверждение есть на уровне волонтеров. Но  у  нас же есть разведка и контрразведка, которая может заняться подтверждением или опровержением этих фактов?
- Я убежден, что они сейчас активно занимаются, и мы услышим какие-то официальные данные по этому делу.
- Шокин заявил, что дела Мельничука тянут на «пожизненное». Как вы считаете, насколько корректно генеральному прокурору, без суда, делать такие заявления?
- Я не имею права давать оценку генеральному прокурору, потому что это не вопрос моей компетенции. Шокин сам прекрасно знает, как ему действовать в тех или иных условиях. Но если он так говорит, наверное, у него есть все основания так считать. Впрочем, я убежден в том, что презумпция невиновности должна быть в нашем государстве, и очень ответственно нужно относиться к тому, какие заявления мы делаем.
- Вы лично Мельничука знаете?
- Я не пересекался с ним никогда по каким-то делам, поскольку я больше находился в Донецкой области, а «Айдар» больше находился в Луганской. Но то, что с «Айдаром» были определенные проблемы - это тоже ни для кого не секрет. У нас очень часто самозванцы и откровенные отморозки надевают на себя шевроны, балаклавы, камуфляж, достают незаконно оружие и резко становятся бойцами добровольческих батальонов. Грабя, насилуя, иногда убивая, и, собственно, занимаются откровенными уголовными преступлениями. Это серьезные вещи, и они имели место. Об этом надо говорить откровенно. Эти вопросы нужно и дальше расследовать и доводить до логического конца.
- Еще одно громкое дело – дело генерала Назарова. 25 ноября он был взят под стражу, потом был отпущен под залог в 325 тыс. грн. Военные требуют наказания – они считают,  что он виноват в том, что сбили ИЛ-76.
- Я не военный прокурор, но владею достаточной информацией и думаю, что в этой области лучше провел расследование Юрий Бутусов. Он неоднократно на эту тему говорил и писал, и я абсолютно поддерживаю в этой ситуации его и родственников погибших. И считаю, что человек, по вине которого погибли наши герои, должен отвечать по всей строгости закона – он должен получить соответствующий срок. Я думаю, что это не обсуждается. Собственно, как и куча других негодяев в Министерстве обороны и в других силовых ведомствах, и в других министерствах и органах государственной власти, которые, будучи коррупционерами, занимаясь откровенными преступлениями против государства, сегодня продолжают находиться на своих должностях или избегают наказания.
- Москаль и Кихтенко придерживаются диаметрально противоположной позиции в вопросе  связей с оккупированными территориями. Что вы считаете по этому поводу?
- Я абсолютно поддерживаю в этой ситуации Москаля. Что касается Кихтенко, политическую оценку давать не имею права, но убежден, что ему надо отходить в сторону. Должен быть назначен более решительный, проукраинский, патриотический руководитель области.
- Т.е. вы бы на месте президента поменяли бы там губернатора, Кихтенко?
- Бесспорно. Мне кажется, что там еще будут иметь место очень интересные расследования в отношении деятельности тех или иных должностных лиц.
-  Кто способен остановить коррупцию в армии?
- Я в свое время неоднократно говорил, что тех толстозадых подонков в генеральских или полковничьих погонах, которые до сих пор сидят в киевских кабинетах и откровенно игнорируют эту ситуацию, которая происходит в Украине, и во время войны продолжают набивать карманы... мы помним и задержания, и помним те преступления, которые происходили при предыдущем министре обороны. Кстати, надо отдать должное Полтораку – потому что ситуация изменилась, и изменилась к лучшему.
- Недавно прозвучали цифры, что сумма ущерба Минобороны  только за первый квартал  - 286 млн.
- Я сейчас говорю про свою личную оценку и не собираюсь говорить, что сегодня все прекрасно в Минобороны. Но борьба с негодяями и подонками продолжается. То, что десятилетиями создавалось, не так легко вычленить за короткий период времени. Но я убежден в том, что до тех пор, пока с десяток ублюдков в погонах не получат реальные сроки, ситуация кардинально не изменится. А заниматься этим должна военная прокуратура.
- У нас есть уже регулярная и профессиональная армия, которая, как пишет Бутусов, «способна быстро и решительно раздавить вооруженные банды»? Это он написал комментарий  на  ликвидацию террориста Мозгового.
- У нас есть армия, но у нас есть минские соглашения. Мы должны дифференцированно подходить к тем или иным вещам. Я убежден, что Мозгового ликвидировал спецназ ГРУ. Поэтому то, что они сейчас проводят зачистки и будут убивать и ликвидировать тех, кто не подконтролен Плотницкому и Захарченко, это не вызывает никаких сомнений. Тем более российская армия сегодня достаточно активно присутствует – их где-то от 5 до 10 тысяч перманентно находится на территории Украины. Фактически, они являются основной ударной силой так называемых «ЛНР», «ДНР». Но при этом я должен заметить, что у нас есть боеспособная армия. Я убежден в том, что с учетом тех событий, которые происходили в Украине, сегодня украинская армия, украинские вооруженные силы, спецподразделения МВД и Нацгвардии есть на уровне и одни из лучших, по крайней мере в Европе. Это точно, поскольку постоянно имеют боевой опыт.
-  Как вы считаете, как должна  действовать милиция в таком случае, как на Осокорках?
- Милиция должна выполнять свои полномочия согласно закону. Что касается Осокорков, то я думаю, что там для всех стало понятно, что, к сожалению, у нас есть определенные депутаты, в том числе Киевсовета, до которых не доходит понимание того, что когда ты получаешь значок, ты должен выполнять задания городской общины. Я убежден, что эта застройка будет отменена, и в этой ситуации милиция, насколько я знаю, выполняла функцию разведения этих бандюков в балаклавах, которые охраняли это строительство и для которых это давно стало бизнесом.
- Закон Игоря Луценко о полиции  был отозван, и остался только правительственный законопроект. Что там произошло?
- Понятия не имею. Я не знаком с законом, который предложил Игорь, но убежден в том, что законы, которые сегодня были предложены правительством относительно реформирования МВД, приняты за основу и теперь имеют возможность доделываться и в комитетах, и в депутатском корпусе. Это очень серьезное достижение. То есть реформа уже является явной в украинском обществе. И я убежден, что мы ее доведем до конца.
- Как вы оцениваете то, что многие депутаты «кнопкодавят» в парламенте?
- Мне трудно давать оценки, поскольку я эту ситуацию не отслеживал. Но я точно знаю, что кнопкодавство - это безобразие. Нужно понимание персональной ответственности.
- Вы считаете, что есть хоть один вариант, который оправдывает это?
- Лично я – нет.
Новости по теме: Кто в Раде "кнопкодавит": Рейтинг депутатов-нарушителей
- Вы обижены на журналистов, после Катманду?
- Нет. Я на журналистов не обижаюсь. Я никогда не обижаюсь на аргументированную критику. А на ересь и на откровенную заказуху я просто не реагирую. Пусть это будет на совести тех, кто поднимал эти вопросы и комментировал таким образом, каким им представлялось. Тем более, с учетом того, что я в течение нескольких дней не мог реагировать, поскольку был просто без связи и даже не знал, какая информационная вакханалия здесь происходит.
- А зачем вы их брали всех с собой в Катманду? Ведь достаточно было одного оператора МЧС?
- Я не жалею о том, что взял. Я убежден в том, что это было правильное решение, и я убежден в том, что это беспрецедентный случай открытости и абсолютной искренности тех желаний, чтобы дать возможность освещать эту экспедицию. Другой вопрос, кто этим воспользовался – я абсолютно не осуждаю. Я считаю, что для меня это достаточно серьезный экзамен для того, чтобы понимать, как мне двигаться дальше. И я стал значительно сильнее, чем был раньше.
- И, все-таки, зачем они нужны были там?
- Для того, чтобы осветить первую в Украине экспедицию по эвакуации наших граждан, фактически, с другого конца света. Никто не надеялся на то, что эта поездка по независящим от меня или от журналистов, или от военных причинам затянется на неделю. Мы должны были в течение суток осуществить все необходимые мероприятия. И если бы все было так, как планировал и я, и министр МВД Аваков, то вся эта спецоперация прошла бы значительно быстрее. Но случилось, как случилось. Это будет очень хороший пример на будущее для того, чтобы понимать, как действовать на будущее в таких ситуациях и не допускать ошибок.
- Сколько процентов милицейских начальников, на ваш взгляд, коррумпированы?
- Я думаю, что четверть.
Новости по теме: Шкиряк наградил спасателей, принимавших участие в эвакуации украинцев из Непала
- Нарушаете ли вы правила дорожного движения, когда ездите?
- Стараюсь не нарушать, но иногда такое случается, и я готов за это отвечать.
- Есть ли в зоне АТО случаи мародерства?
- Безусловно.
- А как много?
- Значительно меньше, чем было раньше.
- Надо ли менять руководство Минобороны?
- Сейчас – нет.
- А руководство Генштаба?
- Нужно.
- Когда начнет работать Антикоррупционное бюро?
- Как только будет сформировано.
- А когда оно будет сформировано?
- Я думаю, что в активную фазу оно вступит не ранее чем через год.
- Вы женаты или разведены?
- Я разведен.
- Знаете ли вы о фактах коррупции среди военкомов?
- Только то, что в прессе. Это не вопрос моей компетенции.
-  Т.е. мы все знаем, а вы нет?
- Это вопрос военной прокуратуры, а не МВД.
- Если бы сейчас все вернуть, вы бы так же провели операцию по спасению в Катманду?
- Я бы все сделал, чтобы настаивать на том, чтобы она пошла по тому сценарию, который мы предлагали еще 27 апреля, но если бы все вернулось и не было других вариантов – я бы сделал то же самое.
- Что вы сейчас читаете?
-  Библию.
- Плачете ли вы во время фильмов?
- Плакал. Последний раз меня чрезвычайно пробил «Страсти Христовы» Мела Гибсона.
- Страшно ли убивать человека?
- Думаю, что очень страшно.
- С кем бы вы сравнили Арсена Авакова, из животних?
- С псом.
- Как вы видите конец своей карьеры?
- Она только начинается.
- Какие три вещи за этот год удалось сделать милиции по своему реформированию?
- Создание добровольческих батальонов, МВД и Нацгвардии, которые стали форпостом борьбы против российской агрессии, против русских террористических банд. Начало реформы, которая сегодня приобрела явные признаки, и движемся вперед. Кстати, это единственное министерство, которое показывает реальную реформу, и мы ее обязательно завершим. Абсолютная открытость для СМИ, для гражданского общества, беспрецедентная открытость. Я думаю, что сегодня такого МВД нет точно ни в одной стране Европы.
- Спасибо. Сегодня в гостях у нас был советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк.

http://112.ua/interview/moya-karera-tolko-nachinaetsya-232436.html



Tags: дебилизация, пост-майдан, пост-украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments