varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Украина в огне

Украина в огне
Горит земля под ногами немецких оккупантов! Ни днем, ни ночью не дают покоя советские партизаны гитлеровским захватчикам. Славные наши братья, товарищи партизаны! Усиливайте удары по врагу! Смелыми налетами на его гарнизоны, обозы, склады, аэродромы уничтожайте технику и живую силу врага, помогайте Красной Армии очищать советские районы от немецко-фашистских разбойников.

Александр Довженко, "Известия", СССР (№75 [7761]), 1 марта 1942 года.

От Сана до Донца потянулись долгие, долгие дороги, города и села, и предместья, и всюду женский незабываемый плач. Плакала Украина:

— Ой, сыны мои, сыночки, дети мои, на кого вы меня покидаете?
дружба народов СССР, руки прочь от Украины
Оглянитесь. Есть ли на свете еще такие поля, такие пшеницы, сады, такое небо?

Горели поля, пылали хлеба. Черный дым поднимался в небеса, как народный гнев, как гнев мужей-воинов, справа и слева, и позади, сколько око видит...

Воют псы по ночам, вещают недолю, и невиданные птицы летают над нами ночью и вещают недолю, и ревут волы и коровы и вещают недолю.

Земля наша, украинская, мученица наша, в огне ты, в огне!

— Дети наши.

— Брат мой, муж мой любимый.

— Батько наш молодой, зарежет нас немец! Выпьет нашу детскую кровь, заморит нас вшами да голодом. Батько наш красивый...
дружба народов СССР, руки прочь от Украины
Прощайте, мои нежные цветы, прощайте, мы вернемся!

Мы вернемся!

Не плакали девчата. Поили холодной водой и молча всматривались в очи широко открытыми очами и молча вопрошали смутную судьбу свою:

— Что ждет меня? Что ждет красу мою девичью, мою молодость?

В девичьих очах была невыразимая печаль и тяжелое предчувствие недоли.

Замерли сердца девичьи в немой тоске.

Миллионы лучших сынов Украины уходили на восток, оставляя за собой невиданное немецкое кладбище. Как рассказать об этом? Когда мы сжигали свои хаты вместе с немцами и убегали в леса и овраги, оглядываясь на свое горе.

— Прощайте, дети наши и жены наши!

За ваши муки не пожалеем ни железа, ни крови, ни пота, ни труда, ни самой заклятой горячей ненависти, ни жизни своей. Чтоб вечно жила земля наша украинская, чтоб никогда народ наш не стал немецким рабом, никогда и ни за что.

Никогда, сколько свет стоит, не была Украина такой богатой и пышной, такой невиданно прекрасной, как в то лето. Кто прошел по ней, — не забудет вовек.

И никогда над светлой и радостной красотой не нависали такие темные тучи.

Никогда еще красота не была так исполосована рубцами злодейств, как злодейства врагов наших — фашистов.

И стоит Украина перед нашим духовным взором в огне, как неопалимая купина.

Горит и будет гореть до смерти в наших сердцах безграничная любовь к великой нашей матери.

Не померкла для нас красота ее. Печать трагедии сделала ее еще более прекрасной, еще более дорогой нам.

Не померкнут и богатства ее, пока живы будут ее дети, сыны и дочери, всегда любящие труд, все хорошее, все красивое. Пока живы будут ее сыны-воины под красными знаменами Сталина, с твердой рукой и щедрым сердцем.

Сын, брат мой дорогой, товарищ мой! Не жалей ничего для победы, освободитель и мститель, закаленный в боях, слава тебе!

Ты был щедрым на жертвы. Со страшным громом и скрежетом зубовным взрывал ты воплощенную мечту свою — заводы и фабрики.

Ты не пожалел своего первенца — бесценную днепровскую плотину — Днепрогэс, величественное творение твоего гения. Миллионы кубометров бетона замесил было ты своими молодыми ногами, распевая новые песни среди дорогих запорожских могил.

Прощай, Днепрострой! Укоротили мы твой век, — так нужно. Не суждено тебе светить нам — не свети же и немецкому кату.

Подымайтесь, бейте, пороги! Разливайся, Днепр, разнеси по всем морям безудержный гнев наш, нашу бессмертную волю! Не за горами наша победа. Замесим еще новый бетон и возведем тебя, Днепрострой. Еще более могучий и прекрасный, засветишь ты тогда добрым людям уже на вечные времена.

Так жертвовать мог только народ, вдохновленный учением гениев Ленина и Сталина, народ украинский, советский, богатырь-воин.

Не пропадут напрасно эти жертвы, не исчезнут из людской памяти невиданные пожары и гневная сила народных жертв. Черный дым, что поднялся над нашей истерзанной землей к самому небу, как суровый и грозный завет, как грозный клич к мести, — кто его забудет? Кто забудет удивительные жита наши, наши пшеницы, сады наши, все наши колхозные широкие просторы, зреющие такими плодами, такой красотой, такой любовью и гордостью трудов людей наших, каких нигде не видел мир? Кто забудет, как горели они? Как разрывались и раздирались они огнем и железом?

Никто и никогда! Наша жертва будет жить вечно. Долгие века будут светить огни наших жертвенных пожаров в сердцах грядущих поколений, всех славян и всех народов, как гигантский и величественный знак нашего могущества и величия в роковую годину, когда решалась на наших колхозных полях судьба человечества.

Так за Днепр, славные рыцари, за сады, за фабрики наши по волкам фашистским, по гаду-Гитлеру — жестокий огонь! В самые ихние волчьи морды, чтоб ослепли они и сгинули в тартарары!

Юноша-воин! Тебя растил и воспитывал Сталин! Он готовил из тебя строителя великой социалистической державы, участника прекрасной эпохи великих работ.

Ты вырос мужественным и добрым от своей доброй, мягкой украинской природы и своего великого учителя. Ты был весь в работе творческой, и вся земля твоя, твои необ'ятные поля уже начали петь песню твоему вдохновению, и твои старые родители радовались, глядя на тебя, и молодели душой.

Лет через пятнадцать, во цвете лет твоих ты неузнаваемо преобразил бы свою землю. Ты посадил бы сто миллионов фруктовых деревьев на Украине, ты преобразовал бы ее пейзаж и даже климат и жил бы в саду своем, воспетый своими поэтами, прославленный своими художниками.

И я, художник твой, поставивший целью своей жизни возвеличивание твоего имени и твоей эпохи, умер бы тогда счастливый твоим счастьем и счастьем и красотой детей твоих и твоих братьев — советских народов.

Юноша мой, товарищ, добрый, сердечный и мужественный, забудь доброту свою!

Ворвалась в нашу жизнь жестокая, лихая година.

Людоеды из-под Рейна завалили нашу Украину, как обвалом.

Упало на нас немецкое фашистское зло.

Украина в огне! Украина в ярме!

Юноша, брат мой, спрячь доброту свою.

Ожесточай свою душу, ненавидь врага-людоеда!

Пусть захлебнется он от ненависти твоей, пусть погибнет от твоего огня.

Будь бездонно щедрым в воздаянии за зло, содеянное тебе!

Ничего не забудьте, ни одной слезы!

Целься, снайпер, сокол!

Целься, партизан!

Смотри, на твоей мушке не человек. Это мерзавец, изломавший твою жизнь, ворвавшийся на твою честную землю и сказавший:

«Я пришел уничтожить твой род. Я уничтожу твоих маленьких сынов, чтобы не было у тебя рода.

Я изнасилую и оскверню твою жену, твою невесту, чтобы не было у тебя рода.

Я изморю голодом твоих родителей, чтобы не было у тебя имени.

Я сожгу твои старинные города, чтобы не было у тебя истории.

Я уничтожу памятники твоей культуры, чтобы не было у тебя души.

А народ твой я замучу тифозной вшой и каторжным трудом, чтоб осталась от него лишь кучка рабов, батраков моих.

На земле твоей я поселю 25 миллионов немцев, датчан, голландцев...

Довольно! Генух!»

И потекла кровь.

Вся тупость, вся жестокость, все безумие ницшеанствующих ефрейторов, моральных и физических дегенератов, — все обрушилось на нас.

Земля моя украинская, какая погань ползет по тебе.

Садисты, предающие огню тысячи живых людей наших, закапывающие живых в землю, мучающие пленных, прикрывающиеся в боях за спиной женщин наших! Палачи, соорудившие тысячи виселиц по всей Украине.

Будет суд. Он не за горами. Будет судиться настоящее с прошедшим, будет судиться свет со тьмою.

Со всех концов мира миллионы истерзанных, задавленных, повешенных, сожженных, утопленных, отравленных, замученных, расстрелянных, зарезанных, заколотых, разорванных мужчин, женщин и детей — жертв безумной гитлериады — встанут из окровавленной земли и протянут свои страшные руки.

Товарищи мои, сыны мои. За нашу украинскую советскую культуру — огонь! Бейте фашистов сильно, по-запорожски.

Весна идет. Идет наша большевистская весна, наша победа.

Зорко смотрите вперед. Вот они идут в психическую атаку, пьяные убийцы наших добрых, приветливых матерей. Вот они, мерзавцы, дикари из джунглей фашистской Германии, кровавое пятно позора и упадок человечества — фашисты, гитлеровская банда.

Скорбными и полными надежды глазами всматриваются на восток наши родные и шлют нам из своих истерзанных горем сердец свои благословения, свои надежды, свои призывы. Огненными птицами летят их призывы и кружатся над нами.

«Дети мои, — пишет одна мать, — желаю вам скоро победить и возвратиться домой к своим семьям, к своим детям, к своим родителям, а особенно к матери, у которой сердце обливается кровью от злости на врага. И приходит та секунда — чувствуешь слабость своего здоровья, но думаешь, пустили бы на фронт, то, кажется, одна уничтожила бы целые немецкие дивизии, а Гитлера разорвала бы на куски, а его паскудное мясо повесила бы на сухое дерево, чтоб черные птицы клевали очи, не осквернив его поганым телом недр нашей земли.

Жду я, мои деточки, вести от вас, что Гитлер повешен на суку украинского старого Сухого дуба, что в Черном лесу. Я сама посадила его лет пятьдесят тому назад. Милая моя Украина, я думаю, Союз наш Советский непобедим».

Так за матерей наших, за наших дорогих — огонь! Огонь до самого неба, хлопцы! Чтоб не пролилось даром ни одной материнской слезы, чтоб сверкала она, как капля священного, дорогого огня, чтоб освещала она ваши рыцарские сердца и поднимала дух ваш до величайших вершин благородного гнева и ненависти, до величайшей готовности на бессмертные подвиги и на самую смерть, кому придется умереть. Умереть если, так уж так, как умеют умирать только герои-большевики, молодые веком и великие духом товарищи наши.

Ничего, ничего не пожалеть, ни труда, ни ненависти, ни тягости боя, ни страха боя, ни вдохновения боя, ни самой жизни!

Все, все отдать, все исчерпать, коли на то пошло. Всю свою бездонную славянскую украинскую душу, чтобы тысячи лет ваши бессмертные имена читались стоя и гремели громами.

Будьте же бесстрашны и щедры! Не бойтесь героической смерти! Не бойтесь!

Боец, сын мой дорогой! Огонь за Ленина, за великого Ленина, который поставил тебя первым под свое красное знамя, просветил тебя и вывел в первые ряды достойных народов человечества.

Брат мой дорогой, колхозник, шахтер, агроном, учитель, инженер, студент!

Жестокий огонь по врагу культуры Советской Украины, по убийцам и душителям украинского, белорусского, еврейского, русского народов, по обманщикам, по предателям и продажным душам, торгующим народом Украины.

Невиданный огонь за Украину, за Советскую Украину. За Советский великий Союз и за все славянство!

Огонь за урожай на земле нашей, политой кровью нашей и славных прадедов наших — запорожцев!

За чистосортные семена, за племенных коров и коней, за лучшие в мире, прекрасные колхозные сады, за пасеки, за цветы, за все, что цветет!

За колхозные наши, родные, вечные, необ'ятные народные украинские поля, лучше которых нет ничего в мире, радостнее которых нет ничего и нигде в мире!

Огонь!

За все выстраданное и завоеванное дедами и прадедами нашими, за все построенное вашими благородными, честными руками — огонь, родные мои, огонь!

Презирайте гитлеровское рабство, как смерть!

Любите Советский Союз, как жизнь!

Жизнь побеждает, жизнь победит!

Пусть же здравствует и красуется земля наша украинская, советская!

Пусть живет и здравствует великий Советский Союз!

И пусть бессмертными станут ваши дорогие имена!

За великого Сталина — огонь! // Александр Довженко. ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Перевод с украинского.


Tags: великая отечественная, ссср, украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments