varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Киев готовит провокацию у границ Крыма

29 января, в день памяти героев Крут, возможна провокационная акция с привлечением студентов и бойцов украинской самообороны на российско-украинской границе. Об этом сообщил координатор национально-освободительного движения в Симферополе Георгий Чёрный. О готовящейся акции ему рассказал студент одного из украинских вузов.

«Студентов собирают на акцию, приуроченную ко дню памяти героев Крут 29 января. В этой акции, а если говорить прямо – провокации, кроме студентов должны участвовать бойцы отрядов украинской самообороны», – сообщил Чёрный.

По его словам, их всех вывезут на автобусах на участок российско-украинской границы для организации массового шествия. Участников акции «тщательно инструктируют, как себя вести и что кричать», снабжают пиротехникой, «которую нужно будет разрядить в российскую сторону, как будто началась стрельба».

По данным Чёрного, провокация скорее всего будет устроена на участке границы в Крыму.

Как рассказали студенты, аналогичная акция планируется и на линии боевых действий с Донецкой народной республикой (ДНР). «Им обещают заплатить, и говорят, что их будут снимать украинские и иностранные СМИ. В противном случае грозят как минимум отчислением», – рассказал Чёрный.

«Мой друг попросил обратиться в СМИ, потому что боится за свою жизнь, так как в результате провокации могут быть человеческие жертвы. При этом он боится отказаться от участия, иначе его отчислят из вуза», – заключил Черный.

Бой на железнодорожной станции Круты в Черниговской области 29 января 1918 года был одним из эпизодов Гражданской войны, который тщательно мифологизируется в истории Украины и подаётся как пример героической борьбы украинской молодёжи, не пощадившей жизни ради независимости своей родины.

По факту это был бой между отрядом большевиков и отрядом войск Украинской народной республики (УНР), попытавшимся остановить их продвижение к Киеву. Этот эпизод преподносится как подвиг 300 студентов, принявших бой с тысячной армией противника.

При этом замалчивается, что в бою погибли лишь несколько человек, а само выступление студентов в условиях полного развала к тому моменту армии УНР стало отчаянным шагом, не сыгравшим никакой роли в Гражданской войне.

Напомню, ради чего погибли "герои Крут".

27 января в Брест-Литовске делегация Центральной рады  заключила договор с Германией и Австро-Венгрией о мире. «Герои Крут» защищали УНР как раз в тот период, когда Центральная Рада на переговорах в Бресте просила кайзеровскую Германию оккупировать Украину. В 1919 году в интервью газете «Daily Mail» начальник немецкого штаба Восточного фронта генерал Гофман признавался: «В действительности Украина - это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной воли русского народа. Я создал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России». Весной 1918 года, после того, как немцы выбили большевиков из Киева Михаил Грушевский в интервью сотрудникам издательства “Відродження” тоже разоткровенничался: «В німецьких політичних кругах було здавна бажаннє, щоб Україна відокремилась в самостійну, сильну державу. Вони вважали се корисним для Німеччини...» (ЦГАООУ, Ф.5, оп.5-1, ед. хр.78, л.33).

[Spoiler (click to open)]

Центральной раде было необходимо восстановить свою власть над Украиной. Помощь же кроме немцев дать никто не мог. Делегат от Рады на переговорах в Брест-Литовском Николай Любинский подписал обращение Центральной Рады к германскому народу с просьбой о военной помощи, в котором было сказано: «У тяжкій боротьбі за наше існування ми шукаємо помочі. Ми глибоко переконані в тім, что люблячий спокій і порядок німецький народ не зостанеться байдужим, коли він дізнається про нашу нужду. Німецьке військо, що стоїть збоку нашого північного ворога, має силу, щоб нам допомогти і своїм втручанням охоронити наші північні межі від дальшого вдирання ворога...». Германии и Австро-Венгрии, которые зимой 1917-18 гг. уже находилась на грани полной продовольственной катастрофы тоже остро нуждались в украинском продовольствии. Конечно, немцы могли тогда без всякого мира попросту оккупировать всю Украину. Но с помощью мирного договора и формального признания независимости они хотя бы формально отрывали Украину от России и получали возможность в дальнейшем, согласно своему старому плану, создать Украину, как свое вассальное государство. Кроме того, из страны «союзной» легче было выкачивать столь необходимое им продовольствие, чем из оккупированной территории — части России.

По Брест-Литовскому договору все четыре державы центрального блока признавали независимость Украины. В договоре о мире было и два тайных пункта – о предоставлении Украиной немцам 1 миллиона тонн продовольствия и о будущем выделении украинских земель Австро-Венгрии в автономную австрийскую область. В отношении военной помощи вопрос оказался скользким. Украинские делегаты добивались от «партнеров», чтобы им были предоставлены только те дивизии, которые были сформированы в Австро-Венгрии и Германии из военнопленных украинцев. Но в итоге Украину оккупировали немецкие и автро-венгерские войска. Видимо, немцы посчитали, что так надежнее. Начальник германского Генерального штаба Э. Людендорф вспоминал: «Представителям Четверного союза представилась возможность завязать сепаратные переговоры с Украиной. Они велись на твердой почве и не терялись в области фантастических и отдаленных шагов». Его радость понятна – страны Четверного союза находились в очень тяжелом экономическом положении, особенно Австро-Венгрия. Мирный же договор предполагал получение практически голодавшими Германией и Австро-Венгрией больших объемов продовольствия. Именно дешевые продовольственные товары Украины подразумевались под «твердой почвой» -- зерно, скот и прочее сырье в обмен на германскую «крышу» режиму УНР. Украинские делегаты, так спешили стать «частью Европы», что быстро согласились на внесение в текст мирного договора пункта с прямым обязательством Украины поставить 1 миллион тонн зерновых до 31 июня 1918 года. Более того, предусматривалось, что если немцы не получат указанных объемов зерна, то они имеют право не выполнять «политические условия соглашения».

Вскоре немцы выбили большевиков из Киева, принеся на своих плечах и Центральную раду. О выпавших на долю Киева событиях выдающийся русский писатель, киевлянин Михаил Булгаков в рассказе «Киев-город» писал: «можно сказать одно: по счету киевлян у них было 18 переворотов. Некоторые из теплушечных мемуаристов насчитали их 12; я точно могу сообщить, что их было 14, причем 10 из них я лично пережил. В Киеве не было только греков. Не попали они в Киев случайно, потому что умное начальство их спешно увело из Одессы».

Журналист газеты «Киевская мысль» С. Сумский в книге «Одиннадцать переворотов («Гражданская война в Киеве)» вспоминал: «Вслед за немцами появились на улице верховые отряды. На лошадях сидели люди точно из малороссийской оперетки: какие-то пестрые шаровары, закрученные усы и длинные болтающиеся оселедцы… Было что-то нездоровое во всем этом гайдамачестве, и оно было бы смешно и безвкусно, как всегда смешна и безвкусна бывает провинциальная оперетка, играющая для сбора «Короля Лира», если бы у персонажей этой оперетки не было настоящих винтовок, настоящей – не театральной – ненависти и злобы, продукта того разложения и опустошения, которые приносит с собой война и гражданская война.Немцы устраивались, а гайдамаки захватили Михайловский монастырь, где кутили, веселились, судили и казнили. Впервые показался предвестник того страшного истребления еврейского народа, которое потом в течение двух лет сопутствовало всякому украинскому движению и мятежу. Гайдамаки хватали на улицах евреев, уводили их с собой в Михайловский монастырь и там убивали. Газеты пестрели траурными объявлениями, кончавшимися стереотипной фразой: «зверски убит в Михайловском монастыре». В центре города производилась расправа, и жители боялись близко подходить к монастырю. Напротив, в Софийском соборе, служились торжественные молебны об освобождении Киева, а в ворота монастыря таскали за бороды кричавших в смертельном страхе евреев». Далее Сумский пишет, что «в последовавшей затем резне повинны в полной мере и несут за это полную моральную, если не юридическую ответственность, руководители и вожди «украинского освободительного движения. Они сделали резню орудием своего «освобождения». Как пример, он приводит напечатанную на второй день после прихода немцев в газете «Нова рада» при участии «гуманнейшего С.А.Ефремова» статью, науськивавшую украинофилов на евреев, в которой писалось: «Над населением, его культурой церквями измываются евреи. Во время боев жители-евреи подают сигналы Красной армии и занимаются шпионством. А когда наши части вынуждены были отступать, то евреи из окон и дверей стреляли им в спину».

Весной 1918 года Германия смогла укрепить свою власть в Украине. Впрочем, отношения между представителями Четверного союза в Украине и органами УНР были далеко не безоблачными. В апреле 1918 года украинцы отказались заключить с Германией военную конвенцию и угрожали приостановить отправку продовольствия в страны Четверного союза. Поведение украинских социалистов раздражало немцев. Помимо держав Четверного союза на территории Украины с весны 1918 года стали проводить боевые операции державы Антанты, которых не устраивало ее превращение в германский протекторат.

Первое, что сделала Центральная рада по возвращении вслед за немцами в Киев, это объявила недействительными все законы и распоряжения, вынесенные Украинским Харьковским Правительством. В связи с началом полевых работ, ЦР еще раз подтвердила свой закон о социализации земли и призвала “земельные комитеты”, занимавшиеся этим делом, продолжать свою деятельность. Деятельность эта только вносила полную неразбериху в и без того запутанный, вопрос о землепользовании, правах на урожай озимых и посева яровых хлебов и вызывала острое недовольство не только крупных землевладельцев, но и зажиточных крестьян, на землю которых предъявляли права “земельные комитеты”.

Не лучше чем в земельном вопросе было положение и в остальных областях жизни. Украинский историк Д. Дорошенко по этому вопросу пишет: «Вообще — некуда правду деть — украинский хаос должен быть поразить каждого свежего человека. Чем меньше встречали немцы на своем пути порядка, тем больше росла у них мысль о необходимости, по возможности, самим брать все в свои руки, чтобы обеспечить себе транспорт, снабжение и собственную безопасность» .

Языковую политику возрожденной Центральной рады описал в своем дневнике выдающийся ученый Вернадский: «Сейчас в Полтаве очень тревожное чувство в связи с начинающейся насильственной украинизацией. Через три недели вывески магазинов должны быть по-украински. Новый налог и полное нарушение равенства национальностей. Всюду предписано ввести делопроизводство на украинском языке. Вводят на язычии. Возбуждается ненависть к языку… Вышла газета «Вільний голос» -- ярко германофильская и русофобская, очень противная по типу и направлению… Любопытно отношение к украинскому вопросу творческих сил в Полтаве--- отрицательное» (12.04.1918 г.).

Главой украинского правительства был студент третьего курса Голубович, тот самый которого  современники называли «кретинообразным субъектом», и как он попал на этот пост – до сих пор тайна великая есть. Правительство Рады, вернувшееся в Киев вместе с немецкими войсками, к апрелю подписало все необходимые немцам экономические соглашения. Согласно ним, Украина обязывалась поставить 60 млн. пудов зерна и продуктов его переработки, 400 - 500 млн. штук яиц, 2 750 тыс. пудов крупного рогатого скота, 1,5 млн. пудов картофеля, 37,5 млн. пудов железной руды. Причем, все это происходило через неэквивалентный обмен за счет завышенных цен по германским товарам и заниженных - по украинским. Но, как известно, аппетит приходит во время еды. По мере выполнения договоров на поставку украинского продовольствия и сырья, немцы стали планировать новые методы их выкачивания – был поднят вопрос о доли Украины в государственных долгах Российской Империи и компенсации германским и австро-венгерским подданным убытков и потерь, понесенных «во время войны». Еще одним источником получения материальных ценностей стали штрафы и реквизиции, проводимые австро-германскими войсками на свои «текущие нужды». Так каждому военнослужащему было разрешено отправлять посылки до 12 фунтов весом ежедневно, причем транспортные издержки ложились на украинскую сторону.



Главнокомандующий вооруженными силами Германии фельдмаршал Людендорф в своих воспоминаниях писал: «Без Украины голод был неизбежен. .. На Украине надо было подавить большевизм, и создать там такие условия, чтобы иметь возможность извлекать из нее военные выгоды и вывозить хлеб и сырье. Для этого мы должны были углубиться в страну, другого выхода для нас не оставалось».

Уже через две недели после подписания Брест-Литовского мира прусский военный министр фон Штейн писал Кюльману, что крепкие связи с Германией должны быть использованы для предотвращения создания таможенного союза между Украиной и Центральной Россией. Следует «отрезать Украину от Центра, привязать к Германии ту часть старой России, которая экономически более значительна и важна в деле снабжения Германии сырьевыми материалами». Даже границы дружественной Германии Украины, управляемой номинально Радой, определялись в Берлине. Здесь пришли к выводу, что в это государство-сателлит входят девять областей Волынь, Подолье, Херсон, Таврида (за исключением Крыма), Киев, Полтава, Чернигов, Екатеринослав и Харьков. Гинденбург и Людендорф придавали особое значение укреплению германских позиций в Таганроге - Ростове-на Дону и Кубани, как плацдарму для захвата Кавказа.

Tags: герои Крут, крым, провокации, руина, фашизм, хунта
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments