varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Итоги деятельности стран СНГ после распада СССР


Прошло уже 17 лет с момента распада Советского Союза, и хотя все бывшие советские республики прошли через горнило рыночных реформ, достигнутые ими результаты значительно отличаются. Для нашего анализа мы ограничимся четырьмя самыми крупными и наиболее экономически развитыми славянскими республиками бывшего СССР: Российской Федерацией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном (последний, учитывая, что численность там русских в 1990 г. составляла около 40%, вполне можно отнести к «славянским»).
Вот некоторые показатели социально-экономического развития этих республик в 1990 г. (см. табл. 1).

Все данные взяты из издания Госкомстата СССР «Народное хозяйство СССР в 1990 г.» (М.: «Финансы и статистика», 1991 г.). Сразу скажем: к любым статистическим данным следует относиться с известной осторожностью, поэтому мы использовали лишь те, которые позволяют наиболее объективно, в соизмеримых единицах сравнить достигнутый уровень развития союзных республик. Сравнивать данные по объему производства отдельных видов продукции в той или иной республике в данном случае нецелесообразно, поскольку существовало внутрисоюзное разделение труда.
Из приведенных цифр видно, что к моменту начала рыночных реформ и раздельного существования республики находились примерно в равных условиях: показатели средних зарплат, объема производства на душу населения отличались не более чем на 10—15%. Возможно, чуть слабее выглядят показатели Украины, но не будем забывать, что именно она считалась наиболее «комфортной» для жизни в бывшем СССР.
То, что переходный период оказался очень тяжелым и продолжительным для всех постсоциалистических стран, — общеизвестно. Мы не будем рассматривать обоснованность или необоснованность самого перехода от социалистической системы хозяйствования к рыночной (это тема отдельного разговора) — примем это как данность и ограничимся сравнительным анализом.
Конечно, математически точно оценить масштабы спада очень сложно, ведь еще Марк Твен отмечал, что есть три типа лжи: ложь, наглая ложь и статистика. Как считают многие специалисты, спад ВВП и связанные с ним эффекты перераспределения богатства в странах с переходной экономикой можно считать преувеличенными по ряду причин. Во-первых, с началом трансформации у предприятий исчезли стимулы завышать показатели выпуска и появились стимулы уклоняться от уплаты налогов. Это привело к формированию теневой экономики, не учитываемой официальной статистикой.
Кроме того, завышение выпуска вследствие приписок составляло в Советском Союзе около 5% от ВВП. Его объемы завышались и в силу того, что ряд отраслей производил потенциально непродаваемую продукцию, которая, однако, учитывалась в их выпуске. Учет всех этих искажений позволяет сделать вывод о том, что глубина спада в странах СНГ была в среднем на 20—25% меньше, чем это следует из официальных данных. Дополнительным ограничением точности статистики является инфляция. В условиях высокой инфляции надежность данных о динамике реальных показателей весьма низка. В зависимости от выбранного дефлятора можно получить разные результаты, что может стать причиной ошибок и манипулирования статистикой.
Также было отмечено, что за 1990—98 гг. потребление электроэнергии сократилось гораздо меньше, чем промышленное производство и ВВП. Это дало повод утверждать, что в переходный период, когда значительная часть предприятий ушла в теневой сектор, динамика электропотребления может выступать своеобразным индикатором экономической активности, даже лучшим, нежели ВВП.
Поэтому макроэкономические показатели, по данным различных источников, достаточно сильно отличаются. Тем не менее согласно официальным данным национальных статистических организаций, параметры спада экономик выглядят так (см. табл. 2).

Восстановление и перераспределение
Возобновив в конце 90-х гг. экономический рост, государства вышли к 2007 г. на следующие показатели (см. табл. 3).

Однако вновь обращают на себя внимание «странности» статистических измерений: Беларусь и Казахстан, которые согласно национальным статданным, значительно обогнали Россию по темпам роста после распада СССР, весьма ощутимо уступают последней по объему ВВП на душу населения и уровню заработной платы. Поэтому понятен и обоснован интерес нашего читателя к цифрам производства ключевых видов продукции в натуральных величинах (см. табл. 4, 5).


Как видим, по большинству базовых показателей объемы производства в постсоветских государствах еще не достигли максимума советского периода. Специалисты связывают это с изменением самой структуры валового внутреннего продукта. Основные структурные изменения определялись следующими факторами. Во-первых, с прекращением «холодной войны» не требовалось столь высоких расходов на оборону. Доля государственных расходов на военно-промышленный комплекс снизилась с 12,3% от ВНП в СССР до 1—4% от ВВП в разных странах СНГ в конце 1990-х гг. Демилитаризация экономики стала одним из факторов деиндустриализации наряду с сокращением производства продукции, которая стала непродаваемой после либерализации цен. Поскольку после либерализации цен импортные продукты питания стали вытеснять отечественные, а государственные субсидии сельскохозяйственным предприятиям значительно сократились, выпуск в сельском хозяйстве также сократился. Ресурсы, высвободившиеся в промышленности и сельском хозяйстве, частично стали использоваться в секторе услуг (это в первую очередь относится к трудовым ресурсам), который активно развивался по мере проведения рыночных реформ.
Поскольку основной причиной уменьшения доли промышленности в ВВП были стартовые условия (чрезмерная индустриализация и искаженная структура цен и производства), наибольшее ее снижение произошло на начальном этапе трансформации. В 1991—96 гг. удельный вес промышленности в ВВП в среднем по СНГ сократился на 14%, а в 1997—2003 гг. всего на 3% (при начавшемся росте промышленного производства в натуральном выражении).
На начальном этапе деиндустриализации промышленное производство быстро уменьшалось, а впоследствии снижение его удельного веса происходило в условиях роста в промышленности. Таким образом, приток ресурсов из промышленности в сектор услуг в начале переходного периода позволил услугам сыграть роль «локомотива» для последующего роста ВВП.
Доминирующая роль услуг в процессе трансформации также объяснялась их неразвитостью в Советском Союзе. Многие услуги, присущие рыночной экономике: финансовые, деловые, услуги по операциям с недвижимостью — были развиты слабо или неразвиты вовсе. Спрос на них быстро увеличивался по мере перехода к рыночной экономике и развития бизнеса.
В русле общемировых тенденций произошло бурное развитие сферы информационных услуг (мобильная связь, интернет, разработка программного обеспечения). Поскольку они абсорбировали в первую очередь людские ресурсы, их развитие позволило сохранить человеческий капитал, являющийся важным фактором дальнейшего экономического развития.
Характерно, что и в Беларуси, которая наиболее сохранила свой производственный потенциал, в 2007 г. было произведено меньше, чем в 1990 г.:
  • металлорежущих станков — в 3 раза
  • грузовых автомобилей — в 1,6 раза
  • тракторов — в 1,8 раза
  • телевизоров — в 1,5 раза
  • тканей — в 1,5 раза
  • трикотажных изделий — в 3 раза
  • обуви — в 4,5 раза.
В то же время в ставших независимыми государствами бывших союзных республиках был освоен выпуск многих видов продукции, которые до 1991 г. не производились вовсе. В частности, в той же Беларуси в 2007 г. выпущено около 2500 автобусов и троллейбусов.
Для России и Казахстана главными двигателями роста стали сырьевые отрасли, прежде всего топливно-энергетическая. Как видно из таблицы, Казахстан смог за годы независимости увеличить добычу нефти и газа почти в 3 раза. Россия хотя и не смогла выйти на уровень нефтедобычи конца 80-х (542 млн. т в 1988 г.), но преодолела тенденцию к снижению добычи нефти (до 300 млн. т в 1996 г.) за счет инвестиций в освоение новых месторождений. Нефтедоллары стали базисом для последующего возрождения и многих других отраслей.
И снова обратим внимание на выработку электроэнергии. Она составила 65,77% в 2007 г. по отношению к 1990 г.: в России — 91,67%; в Беларуси — 78,48%; в Казахстане — 87,3%, в Украине — 85,77%. Но следует отметить, что в эти годы рост энергопотребления оказался ниже, чем рост мирового валового продукта, и энергоемкость мирового валового продукта оказалась ниже, чем прогнозировалась.
В 80-е и последующие годы объем потребления энергии на душу населения индустриальных стран Запада практически стабилизировался, в то время как объем национального продукта вырос почти на 30%. Таким образом, снижение удельной энергоемкости ВВП постсоветских государств вполне ложится в русло общемировых тенденций.
Социальное развитие
Естественно, конечной целью любой экономической деятельности являются не «тонны чугуна и стали на душу населения» (по которым СССР был безусловным мировым лидером), а уровень благосостояния и социального развития этого самого населения. Данные по основным показателям социального развития приведены в табл. 6.

Конечно, очень трудно сравнивать реальную покупательную способность советского рубля и нынешних национальных денежных единиц в долларовом эквиваленте. Скажем, Госкомстат Российской Федерации определил среднюю зарплату россиян в 2007 г. — 13527 руб. (529 долл.) — эквивалентной 607 рублям в ценах 1991 г. (средняя зарплата по РСФСР в 1991 году — 548 руб.) (http://www.gks.ru/ bgd/regl/b08_11/IssWWW.exe/Stg/d01/07-08.htm). Однако очевидно, что покупательная способность советского рубля определялась статистикой по действовавшим тогда официальным (государственным) ценам, которые как раз в 1991 г. превратились в полную абстракцию. Думаю, большинство читателей не забыло абсолютно пустые полки магазинов, талоны и распределение бартера на предприятиях в последний год существования СССР. Поэтому применительно к России реальное соотношение средних зарплат в 1990—91 гг. и 2007 г. следует считать куда более значительным, чем 548/607.
Из приведенных цифр видно и то, что по демографическим показателям (рождаемость, смертность, продолжительность жизни) вернуться на советский уровень ни одной республике пока не удалось. Во многом это связано с тем, что процессы в этой сфере носят весьма инерционный характер и на преодоление последствий кризиса требуется куда больше времени. Несколько лучше других выглядит в этом отношении Беларусь (при меньшей, чем в России, средней зарплате), что связано с более социально направленной политикой.
Инерционность ощутима и в таких сферах, как строительство жилья и сельское хозяйство. Если в растениеводстве три государства подошли близко к показателям 1990 г. (следует учесть, что 1990 г. по погодным условиям был одним из наиболее благоприятных в истории, а неурожай 2007 г. еще свеж в памяти), то показатели животноводства от советского уровня достаточно далеки. Но очевидно, что на подъем этой отрасли можно рассчитывать только после восстановления растениеводства!
В целом можно сделать вывод, что к 2007 г. три государства: Российская Федерация, Белоруссия и Казахстан — в основном преодолели последствия структурного кризиса 90-х. Объемы ВВП, промышленного производства и размеры средней зарплаты достигли и по отдельным параметрам превзошли показатели 1990 г., обеспечив населению этих стран приемлемый уровень жизни.
Удручающее исключение
И лишь одна из рассматриваемых постсоветских республик выглядит явным аутсайдером абсолютно по всем параметрам! Речь идет, понятно, о нашем государстве — Украине. По официальным данным Госкомстата Украины, ее ВВП составил в 2007 г. лишь 2/3 от уровня 1990 г. (что находится практически в полном соответствии с уровнем производства электроэнергии — 65,77%), а украинские показатели ВВП на душу населения и средней заработной платы в 2007 г. были почти в 2 раза меньше российских. Даже в производстве сельхозпродукции на душу населения Украина, обладающая лучшими в мире черноземами, сегодня уступает бывшим советским республикам.
Соответственно удручающими выглядят итоги 17 лет независимости и в социально-демографической сфере: Украина потеряла 10,5% населения (Россия — 4%; Белоруссия — 5,6%; Казахстан — 6,7%), и это без учета того, что 5—7 млн. украинцев (10—15% от номинального населения Украины) вынуждены постоянно работать и жить за пределами своего государства. Следует отметить, что в других рассматриваемых государствах «заробитчанство» как массовое явление практически отсутствует! В Украине же самые высокие показатели смертности и самые низкие — рождаемости, несмотря на разрекламированные выплаты на рождение ребенка. Жилья на душу украинского населения было построено в 2007 г. в 2,5 раза меньше, чем в России и Белоруссии, и почти в 2 раза меньше, чем в Казахстане.
Ну а как мы «дошли до такой жизни» — тема отдельного разговора.
Продолжение следует
Tags: ссср, украина
Subscribe

promo varjag_2007 сентябрь 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments