varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Нюрнбергский трибунал для киевских улиц

 

Уважаемая редакция!

Хочу через вашу газету дать совет нашей мэрии. Она уже переименовала улицы Январского восстания (теперь Мазепы), Ульяновых (Лабораторная) и Машиностроительную (Гонгадзе). Я порылся в справочниках и нашел еще несколько кандидатов на переименование: Аскольдов переулок (раньше он был Панкратьевским), улица Мельникова (Большая Дорогожицкая), Ярославов Вал (Большая Подвальная) и Львовская площадь, которая когда-то называлась Сенной. По-моему, это будет логично. Надо или переименовывать все улицы вообще, или оставить их в покое. Я бы, честно говоря, выбрал второе.

Павел ЗАГОРОДНЮК,
Киев

Письмо, которое прислал наш читатель, мог бы написать, наверное, каждый третий киевлянин, потому что у многих жителей нашего города переименование улиц вызывает в лучшем случае удивление. Главный вопрос, который они задают, увидев на домах новые таблички: «Зачем?» В ответ комиссия КГГА по вопросам наименований и памятных знаков объясняет, что идет борьба с символами тоталитаризма, а улицам возвращаются исторические названия. Правда, происходит это довольно-таки странно.

Вышеназванной комиссией руководит Сергей Рудык, заместитель Леонида Черновецкого. Эту должность Сергей Ярославич занял в мае 2007-го и за неполных два года успел не раз привлечь внимание киевлян к своей персоне. Так, через несколько месяцев после прихода г-на Рудыка в мэрию руководимая им комиссия предложила переименовать сразу 132 улицы, а год назад г-н Рудык заговорил о демонтаже памятников Ленину и его соратникам.

Так кто же преступник?

Правда, Ильич как стоял у Бессарабки, так и стоит, а грандиозный проект по изменению названий почти полутора сотен улиц пока что остался неосуществленным. Хотя несколько новых наименований на карте города все-таки появилось, в т. ч. и улица Мазепы. Почему именно улица Январского восстания подверглась переименованию? Вот как объясняет это Сергей Рудык: «Что касается улицы Январского восстания — это была преступная деятельность по отношению к украинской государственности того времени» («Кто не со мной, тот больной», «Уикенд», № 49 (441) 4 декабря 2008 г. http://2000.net.ua/print?a=%2Fweekend%2F38435).

Итак, мы имеем дело с преступлением, причем весьма серьезным — участники Январского восстания в начале 1918 г. посягнули на государственный строй Украинской Народной Республики (УНР). Однако в ноябре 1917 г. Центральная рада сделала то же самое, выступив вслед за большевиками против легитимного временного правительства Российской республики, и фактически совершила государственный переворот. Центральной радой руководил Михаил Грушевский, имя которого уже несколько лет носит одна из киевских улиц. И если следовать логике г-на Рудыка, то профессор Грушевский тоже является преступником, и соответствующей улице надо придумать новое название.

Все мы хорошо знаем, что факт преступления должен быть доказан в судебном порядке. В советское время Михаила Грушевского под суд никто не отдавал, он жил в столице УССР и был похоронен на Байковом кладбище в 1934 г. Однако вряд ли кто-нибудь слышал, чтобы и участников Январского восстания привлекали к уголовной ответственности за то, что они подняли оружие против Центральной рады. Бессудные расстрелы сотен защитников «Арсенала» были, это факт. А вот суда над ними не было.

Может быть, этот вопрос рассматривался Нюрнбергским трибуналом или были соответствующие слушания в Международном суде в Гааге? Разумеется, нет. Но Сергей Рудык категоричен — преступление было. Это наводит на мысль, что у комиссии по переименованию улиц довольно широкие полномочия, раз ее глава делает такие заявления.

А если преступление все-таки имело место, то должны быть названы и его участники. Чтобы установить их, не нужно подолгу сидеть в архивах — имена участников Январского восстания носят улицы Анищенко, Ветрова, Горвица, Довнар-Запольского, переулок Белинского и др. Некоторые из них комиссия КГГА на днях решила переименовать. В частности, речь идет об улицах Анищенко и Ветрова. Однако, как сообщила пресс-служба столичной мэрии, решено было просто вернуть этим улицам исторические названия (http://www.kmv.gov.ua/news.asp?IdType=1&Id=208912). О том, что Александр Анищенко и Борис Ветров имеют хоть какое-то отношение к «январскому преступлению» 1918 г., в информации КГГА нет ни слова. Тогда зачем менять название улиц, если те, чьи имена они носят, ничего преступного не совершили, даже наоборот — стали жертвами гражданской войны? Анищенко, например, погиб во время боев за «Арсенал».

Верните Полицейскую улицу!

От событий гражданской войны перейдем к Великой Отечественной. В интервью Людмиле Федоровой Сергей Рудык сказал, что все связанное с той войной для него и для членов комиссии — свято. Почему же тогда в «списке Рудыка» образца 2007 г. появилась Красноармейская улица? Меня упрекнут в том, что она стала Большой Васильковской задолго до того, как Сергей Ярославич пришел работать в Киевскую горадминистрацию. Но не все так просто. Действительно, во второй половине 90-х появилось предложение переименовать Красноармейскую. Депутаты горсовета его поддержали, но тогдашний мэр Киева Александр Омельченко документ не подписал. Поэтому заканчивать дело пришлось уже новым столичным властям.

Но вернусь к теме Великой Отечественной войны, победу в которой одержала Рабоче-крестьянская Красная армия. Советской она стала называться только с 25 февраля 1946 г. И именно красноармейцы Егоров и Кантария водрузили над Рейхстагом Знамя победы. И гвардии старшина Шолуденко, который первым ворвался в Киев на своем танке, служил в Красной армии, как и миллионы других украинцев, проливавших кровь за Родину. Неужели ни одна из столичных улиц не достойна быть названной в их честь?

Интересно, что если раньше г-н Рудык больше говорил о том, что пришла пора избавляться от рудиментов тоталитаризма, то теперь у него другой «конек» — возвращение исторических названий киевским улицам. В частности, улица Димитрова будет называться, как в старину, Деловой. Возникает вопрос: почему название вернули только этой улице? На карте Киева выпуска 1914 г. есть немало других интересных наименований, например, улица Совская (Физкультуры), Полицейская (Ивана Федорова) и даже Собачья Тропа — так называлась узкая дорожка, которая вела с Печерска к Бессарабскому рынку. Нелишне будет вспомнить, что и нынешняя Шелковичная до ее переименования в улицу Карла Либкнехта была Левашовской. Если приплюсовать к ним улицы, о которых сказал в своем письме Павел Загороднюк, то фронт работ для комиссии КГГА будет обеспечен.

 

Эталон демократии

Сергей Рудык не только рассказал нам, какие улицы будут переименованы, но и поведал, сколько это будет стоить. В частности, изготовление новых номерных знаков для домов обойдется где-то в 615 грн. в ценах прошлого года. Нетрудно подсчитать, что на новое название улицы, на которой находятся 50 домов (на Воровского, например, последний номер 51-й), понадобится 30 750 грн. Но вот на очень длинной улице Фрунзе, которую г-н Рудык тоже не забыл, есть дом № 172. Можно вспомнить и о таких адресах, как Фрунзе, 152а и 168а. И без калькулятора ясно, что новые домовые таблички для этой улицы обойдутся в кругленькую сумму. Неужто этим деньгам не найдется лучшего применения? Зачем тогда киевский градоначальник изобретает новые способы пополнения городского бюджета и собирается сделать платным въезд в столицу? Для того, чтобы получить средства на переименования улиц?

А во сколько обойдется неизбежное исправление телефонных справочников, атласов и карт города? Также можно вспомнить о переоформлении документации жэков, изменении баз данных такси и программного обеспечения GPS-навигаторов. Кроме того, многим фирмам и предпринимателям придется менять печати. Нельзя не вспомнить и о том, что переименование улиц неизбежно вызовет путаницу при оформлении документов в различных учреждениях — например, в БТИ. В конце концов переименование улиц создает множество неудобств в повседневной жизни. Так, на нынешней улице Олеся Гончара меня не раз спрашивали, как пройти на Чкалова. Оказывается, не только приезжие, но и многие киевляне не знали, что речь идет об одной и той же улице.

Кому это все нужно? Опять дадим слово Сергею Рудыку: «Список из 132 улиц — это фактически список пожеланий, которые подавались киевской власти от национально-патриотических организаций» (см. «Кто не со мной, тот больной»). Что это за организации такие, догадаться нетрудно — Конгресс украинских националистов, тягнибоковская «Свобода», УНА-УНСО, Организация украинских националистов и т. п.

Подавляющее большинство жителей Киева в этих организациях не состоит, однако их активистов данный факт не смущает, поскольку люди они энергичные и могут без устали подсчитывать, сколько в столице улиц с «неправильными» названиями, сколько в городе монументов «организаторам голодомора», память какого еще бездарного писателя необходимо увековечить. Участников всех этих «конгрессов» принято называть «политическими маргиналами», но столичная власть, похоже, является эталоном демократии, раз очень внимательно прислушивается и учитывает интересы даже таких организаций.

 

Кстати, 6 марта Президент Украины своим указом уволил пятерых заместителей Леонида Черновецкого. Фамилия г-на Рудыка в этом документе не значилась. Как вы думаете, почему?

 
Виталий ПАВЛЕНКО



 
Tags: киев, национализм, оранжизм
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments