varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Невромайдан – клинический случай демократии

1

Константин ЗАРСКОЙ

О традициях революционного этноса

Известно, что западноукраинский регион – самый ресурсозависимый в современной Восточной Европе. Отсутствие в полной мере различных полезных ископаемых, а также черноземных и равнинных пространств для полноценного занятия земледелием вынуждало местное население постоянно выезжать на заработки или вообще иммигрировать. Такой способ поддержания своего существования за несколько столетий превратился в стойкую традицию, которая для местных жителей является само собой разумеющимся явлением. Этим объясняется наличие огромного числа украинских эмигрантских поселений, разбросанных по всем континентам, начиная от Северной Америки до Новой Зеландии, не говоря уже о странах Западной Европы. Места, в которых проживают выходцы из западноукраинских земель, называются самими живущими в них поселенцами общим объединительным термином — экзыль, включая в него несомненный элемент национальной гордости. (“У нас в экзилі”, “наша преса в экзилі” и т.д.). В Советском Союзе приезжавших из западноукраинского региона вольнонаемных рабочих называли “гуцулами”, “западинцами”, “захидняками”.

После распада Советского Союза перед продавцами собственной рабсилы открылась новая возможность для реализации местных “экономических традиций” в условиях западноевропейского рынка труда. Правда несколько специфического – нелегального. Правительства западноевропейских государств, упоенные победой над “империей зла”, поспешили в начале 90-х открыть тотальный визовый доступ для посещения своих стран жителям бывшего СССР. Не надо было рассказывать профессиональным “заробітчанам”, как следует поступать в таких случаях, тем более, что в мире уже существовала довольно мощная украинская диаспора, сразу оказывающая помощь в “трудоустройстве” вновь прибывшим “туристам”. Очень скоро в Италии, Германии, Польше, Испании, Португалии и других странах оказалась многотысячная армия нелегальных рабочих из теперь уже независимой Украины, выполняющих любые подвернувшиеся работы за половинную, или того меньшую плату. Началась так называемая четвертая волна украинской эмиграции. О поездке на заработки в центральные и тем более восточные районы Украины тогда не могло идти и речи. Запад был так добр и любвеобилен, что казалось, этому благу не будет конца. Однако история распорядилась по-иному.

К моменту образования Европейского Союза рынок украинских рабочих, занятых нелегальным трудом, перенасытился настолько, что, как это ни парадоксально, привел к конкуренции в среде самих “заробітчан”. Наши “патриоты-соотечественники”, испытывая трудности в получении работы, прежде всего из-за своих же более стойких побратимов, стали изыскивать любые возможности с тем, чтобы навсегда оставить родные края. Одним это удалось и именно они, подыгрывая западным демократиям, составляют ныне основное ядро пикетов евроинтеграторов за рубежом. Других “западенцев” запад у себя оставлять не захотел. Скрепя сердце, основной массе нелегальных рабочих пришлось возвратиться на “рідні полонини” с тем, чтобы вскоре стать ядром пикетчиков- евроинтеграторов на площади Независимости в Киеве. Но об этом чуть позже.

Эмигрантский христианский вестник “Слово істини” (октябрь, 1948г., №12, стр.24) отмечает: “Одна газета в Англії сильно виступила проти скитальників, в першу чергу українців, підкреслюючи їх негідне поведення. Дивні пани, – вони ж одержали те, що самі собі вибирали. Бож робітників добирали туди (як і до Канади) тільки на їхні м’язи, моральний стан людини найменше цікавив наймачів… Настанова була: тільки одиноких, молодих, здорових, добре вгодованих… Решта ознак – неістотне”. Эта цитата приведена для того, чтобы понять основной принцип подбора иностранцев на работу в странах Запада в далеком 1948 году. Можно не сомневаться, что такой подход сохранен и в настоящее время.

Одним словом, для прироста валового национального дохода немцев, англичан, американцев необходимы ребята и девчата с крепкими мышцами и хорошим здоровьем. Именно к такой породе тягловых лошадок добровольно и искренне относят себя сегодняшние украинские нелегальные рабочие. И это их не оскорбляет. Даже более того, сознание современных рабов переполнено неподдельным счастьем от причастности к подлинной цивилизации, культуре и, конечно же, настоящей демократии. Западный гуманист говорит: вы для меня не более чем скоты, - и они, дружно кивая головами, улыбаются, работая на кабальных условиях, и в лучших “национальных традициях” мычливо соглашаются со своим скотским положением. Лишь бы быть в просвещенной Европе. А она возьми да вдруг и откажись от них. Европейский Союз, руководствуясь жесткой внутренней экономией (собственно для этого он и создавался), оградился непреодолимым визовым барьером от украинских трудовых мигрантов. В США и Канаду уже давно попасть невозможно. На протяжении последних нескольких лет профессиональных скитальцев мучает вопрос: куда податься дальше? Может быть, в Россию? Некоторые уехали туда. На подработки, конечно. Может быть, в Киев? Некоторые подались и в Киев.

Творцы аномальных демократий

Здравствуйте, привычные стройки, баранки маршрутных и просто такси, прилавки рынков и ящики торговых точек. Здесь, оказывается, тоже “экзыл”. Обнаруживают себя уже успевшие осесть в городе каштанов оквартиренные скитальцы-земляки, отовсюду слышится привычная мова, в которой легко распознаются говорки лемкив, бойкив и множество других наречий. Их духовные запросы обеспечивают костелы и греко-католические храмы, в одном из которых висит портрет самого папы.

На киевских улицах встречается украиноязычная  молодежь, по внешнему виду напоминающая американских скаутов. Некоторые студенты уже окончили университеты и пробуют свои силы в разных сферах деятельности, не желая уезжать из Киева. Студенты из Западной Украины, обучающиеся в киевских учебных заведениях, легко узнают друг друга, что  вызывает в них неподдельные родственные чувства. Роями они обитают в общежитиях или на съемных квартирах.

[Spoiler (click to open)]

И, совсем недалек тот день, когда в суете большого города внутренний голос однажды откроет каждому из них: “ти теж киянин!” Аутохтонный детерменизм в сознании таких людей проходит естественно и незаметно. Человек с явно выраженным гуцульским акцентом, не моргнув глазом, давая комментарий тележурналистам, будет говорить о себе как о «киянине». Новым киянам-пластунам, иногда даже становится непонятным – кто это там разговаривает по-русски? Это ведь столица Украины, а слышится русская речь. Наверное, это приезжие туристы из Москвы или шахтеры из Донецка. А, может быть, такие же приезжие из Крыма? Странно, что они тут делают?

Вот если бы немецкая речь, французская или английская, тогда другое дело. А впрочем, вот вывеска висит: ”Mandarin Plaza”, совсем как в Италии или Испании на уборке апельсинов. И на душе у них становится спокойно, все напоминает нормальную скитальческую жизнь.

Ура, началось!

Однако внутренний рынок труда Украины, в отличие от уже недоступного рынка Запада, не смог удовлетворить потребительские аппетиты “заробітчан”. Весь труд в столице сводился к тривиальной формуле — “за харчі”, что вынуждало многих в разочаровании возвращаться домой. Наиболее прочно закрепиться смогли лишь те, кто был востребован на волне проводимой политики украинизации общества (дикторы, телеведущие). Таким образом, в Киеве из приезжих постепенно сформировалась украиноговорящая прослойка, работающая, прежде всего в СМИ, на радио и телевидении. Управляют ими группы разношерстной украинской эмиграции, выгодно разместившей капитал в Украине (дорогие авто и джипы с флагами Евросоюза). Причем,  в целях получении прибыли,  они без зазрения совести на украинской земле эксплуатируют наемный труд своих “братів та сестер”.

Движимые карьеристскими устремлениями, не желающие на Западе оплачивать жизнь по счетчику и вовремя, особо рьяные деятели из эмиграции толпами ринулись в правительственные и государственные учреждения организовывать всевозможные фонды и институты “демократии”. Центральные районы Киева оказались самым удобным местом для жизни их и их многочисленных семейств. Столичная жизнь новоявленной "панукраинской интеллигенции" резко контрастировала с серыми буднями отверженных Западом “заробітчан”, постоянно угнетаемых комплексом социальной неудовлетворенности. Мы такие “гарні”, а западная демократия взяла и как стадо скота погнала нас на восток, в Киев. На волне законного гнева зрелая фаза утробного киевского развития внутренней диаспоры вдруг разродилась неожиданной мыслью: Киев — это же наша столица, а, значит, столица нам должна все и навсегда (рефлекс потребительской психологии, приобретенный  во время работы за границей). Да что там столица, Президент, Кабинет министров и все государство должны быть у них пожизненными должниками. Для возведения подобных заявок в ранг государственных интересов нужен был повод. И он нашелся —    соглашение для ассоциации межу Украиной и ЕС не было подписано.

И началось. Заезжая "национальная элита", считающая себя элитой лишь только потому, что в отличие от коренных русскоязычных киевлян и жителей востока и юга Украины умеет высказываться разнообразными диалектами “рідної мови”, в который раз вытаскивает на свет “национальную идею”. Как оказалось, реанимированная украинская “национальная идея” широко включила в себя сумму национальных интересов западных государств. В свод этих интересов, прежде всего, входит подчинение слабых экономик стран бывшего СССР своим, более развитым экономикам. Россия оказалась не по зубам, а вот Украина с ее вечно-блуждающей национальной тенденцией, самое что ни на есть подходящее. Этим можно и поиграться. Необходимо лишь украинскую демократию приправить фразами типа «все пропало», «жизнь без европейских ценностей невозможна» и «подавитесь своей елкой». Этот идеологический коктейль, напитанный глупыми лозунгами, оказался очень привлекательным и опьянил прежде всего тех, кто готов был бездумно исполнять волю чужеземных идеологов.

Тысячи западноукраинских безработных ринулись в Киев для отстаивания «эвропейських цінностей», незаметно для себя став дешевым инструментом в чужих руках. Местечковая националистическая сущность, прищурив глаза, искоса поглядывая на власть и желая себе этой власти прикинувшись оппозицией, щедро проплатила расходы всем, кого удалось втянуть в запамороченную авантюру. Для обеспечения собственного революционного уюта – обогрева и ночлега, скитальцами захвачены здания госучреждений. На западные гранты и нелегально доставленные финансовые средства (контрабандная валюта) организован подвоз разнообразных продуктов питания, теплой одежды, горючего, дров, приобретаются оргсредства  –  палатки, мегафоны, респираторы. Майданное скопление быстро превращается в сплошную, претендующую на цивилизацию, орущую харизму.

Студентки, так и не усвоившие на лекциях по экономике до конца смысл слова “капитализм”, зато успевшие пройти быстротечный тренинг по курсу революционерок-цветочниц, с опасливым натягом челюстно-лицевых мышц (это и есть улыбка) вставляют в экипировку спецчастей охраняющих госучреждения цветочки.

В это же время другие отряды столичных гостей, стопы которых впервые коснулись киевского асфальта, проникнувшись мнимой силой толпы, носятся по киевским холмам, до боли напоминающим им карпатские склоны, оказывают давление то на Верховный Совет, то на Кабинет Министров, то на Администрацию президента, то на еще что-то. На высоко поднятых древках красуются символы революции – еврофлаг, американский флаг и другие флажки, так сказать, повсюду можно наблюдать симптоматику  невербального выражения счастья. Лидеры, взявшие на себя бремя этих грязных дел, в разных местах и в разное время, по очереди грозятся захватить госучреждения, а затем и власть, при этом искренне веря, что не нарушат при этом, ни одного украинского закона.

В это же время буквально в двухстах метрах от “грандиозных исторических событий” город живет своей будничной жизнью. В пекарнях пекут булочки, в парикмахерских киевлянки делают прически, в тихих залах библиотек шуршат страницы книг, на городских улицах видна будничная суета. Настоящие киевляне заняты работой, заботятся о детях, стараясь обходить стороной политические утехи заезжих революционеров. В городе не остановлено ни одно предприятие, не прекратило работу ни одно даже мало-мальски неприметное заведение, транспорт работает по расписанию двигаясь по своим маршрутам, за исключением Крещатика, перекрытого евроинтеграторами для своих ревтусовок.

В центре города временами хозяева закрывают магазинчики, и то только для того, чтобы в дни социального сдвига обезопасить себя от вандализма. Это лишнее доказательство того, что устраиваемые бесчинства делаются руками специально подготовленных людей, для которых эти действия и являются пусть временной, но тоже своего рода хорошо оплачиваемой работой. Жаждущая отхватить свой куш, обалдевшая от “демократических завоеваний” и крупных гонораров за ложь, почти вся киевская пресса и телевидение беззастенчиво называют площадный кураж безумцев “революцией”. Политические гонцы из-за рубежа и пропаганда западных СМИ заставляют людей в угоду интересов Европейского Союза выходить на майдан, предлагая взамен (временно) палатки, романтику подснежной жизни и бесплатное мытье в столичных банях.

Назад в Европу

На самом деле, в то время, как классы с высокими доходами имеют возможность легально уходить от налогов или нелегально скрывать свои доходы, средние и зарождающие слои мелкой буржуазии могут получить дополнительный доход от теневой занятости или незарегистрированных сделок. Основная форма капиталистической подпольной экономики – это теневая занятость, достигшая в Украине наивысшего градуса кипения.

Историчность происходящих событий в Украине заключается в том, что неподписание Президентом Украины ассоциации с Евросоюзом совпали с беспринципно возросшим аппетитом верхушки буржуазной внутриэкономической пирамиды.  Эти же интересы движут и так называемой украинской оппозицией, которая, спекулируя европейскими ценностями, желает добиться того же – беспредельной политической и экономической  власти. Будучи далекими от теории революции (практика это показала), догадываясь, что в условиях рыночной экономики никакой “великой капиталистической революции” быть не может, наши доморощенные фюреры не нашли ничего лучшего, чем скрыть свой хищнический оскал в ветвях “цивилизационного выбора”. Технологию “народного недовольства” щедро предоставили консультанты и теоретики Запада, иссякающие сырьевые ресурсы которого все время заставляют выворачивать шеи западных политиков в сторону Востока. Необходимость в расшатывании политического устройства Украины нужна особенно сейчас, когда западноевропейские страны оказываются перед угрозой собственных серьезных социальных катаклизмов, чему свидетельствует спад их экономик, новые надвигающиеся увольнения тысяч рабочих.

Для того, чтобы удержать контроль над процессом самораспада, ЕС определил свои восточные границы по линии границ бывшего СССР за исключением прибалтийских республик. Раньше был железный занавес, а сейчас такой себе – евродиод, дающий право на свободу передвижения только в одну сторону.  Для возможности съездить в ЕС украинцам ещё долго придётся топтаться у окошек визовых отделов западных посольств. Именно новые западноевропейские безработные с удовольствием займут высвободившиеся места теневой занятости в государствах так называемого всеобщего благосостояния. Украинцам-западинцам там места нет. Перелив рабочей силы подошел к своему логическому завершению. Призывный клич наших “псевдореволюционеров” на площади Независимости, является признаком и предтечей надвигающейся настоящей революции в Западной Европе.

Для западного политического истеблишмента, события в Украине – очень удобный предлог для отвода внимания своего населения от надвигающихся социальных потрясений в ЕС (продержится ли он 70 лет?). Экспорт “демократии” в страны бывшего СССР – единственный пока еще дееспособный аргумент, оправдывающий действия и расходы правительств запада в глазах собственных налогоплательщиков. При тревожных симптомах надвигающегося кризиса западной экономики, ложно-доказанное несоответствие их демократических ценностей нашим может стать удобной причиной для развязывания военного конфликта. Украина – прекрасный пример, в котором Запад настойчиво предлагает себя в качестве посредника и корректора всех украинских социальных преобразований. В этом порыве он не замечает, что двойственная оценка событий обесценивает фундаментальные принципы демократии, делая их неудобоваримыми для думающей части современного украинского общества.

В брошюре “Античное рабство и революции рабов в советской исторической литературе” (серия 1-я, выпуск 30-й. 1956г.), изданной в Мюнхене Институтом по изучению СССР, после головокружительных и однобоких экскурсов в историю резюмируется: “Советские ученые обнаруживают тенденцию преувеличивать значение восстаний в античном мире и во всякого рода беспорядках, будь то религиозные движения или волнения, вызванные вторжением варваров или, наконец, просто грабежи разбойников, видят революции угнетенных классов – рабов или крестьян”. Оказывается, восстание Спартака – не что иное как неорганизованная банда разбойников… И этому надо верить, а вот наши сытые, обогретые и помытые оппозиционеры, действующие по принципу “мы только мошки, мы ждем кормежки” – настоящая плеяда современных революционеров.

Украинская националистическая эмигрантская газета “Schlach Peremohy” (№6. 1992г.), изданная в том же Мюнхене, в статье “На шлях еволюції” отмечает: “У перші роки горбачовської “Перебудови” національне відродження України відбувалося шляхом своєрідної “мирної революції”. Дуже важливу ролю в ньому відограла тоді Західня Україна, з її давньою революційною традицією. Це й зрозуміло, бо тоді, на початку “перестройної” демократії, ледве чи можна було здобути багато що звичайними демократичними методами”. Неплохое признание в отношении недемократических методов. Сейчас происходит то же самое с той лишь разницей, что двадцать лет назад никакого капитализма в Западной Украине не было, а все “революционные традиции” этого региона сводились лишь к вывозу и элементарной продаже своей рабочей силы.

Еще во время «оранжевой революции» немецкая газета “Die Tageszeitung” (10.12.2004г.) в статье “За Киев надо бороться” в стиле бесстыдного реваншистского наступления заявляла: “Центральная да и Западная Европа имеют за Карпатами чисто практический интерес”. В этом заключается хоть и гнусная, но настоящая правда ЕС в отношении к Украине. И сегодня общий хор западной прессы, где открыто, а где завуалировано, именно об этом и поет. Во имя реализации своих практических интересов журналистика “свободного” мира  давно занимается полосканием мозгов и идеологической подготовкой наших беспошлинных бродяг к блицкригу на Киев. В 2013-м такая возможность представилась.

В плену политического бизнеса

В экономической плоскости нынешние выступления преследуют меркантильные интересы финансового мира ЕС, и с этим все ясно. Получение прибыли любой ценой, стремление к наживе путем расширения рынка труда и товара.  Бизнес Запада стремится любым способом разместить остатки своего капитала в Украине. В политической плоскости уличный галдеж неожиданно открыл всему миру, что украинская национальная идея унитарного государства и соборности — не что иное, как искусственная мифологема. Гипертрофированное чувство самооценки за годы независимости укоренило в сознании карпатского пастуха и лесоруба убеждение, что этнические границы чистоты нации – это как раз и есть Западная Украина с ее специфической культурой трембит и “диких танцев”. Рафинированная, примитивная культура нового сверхукраинца, культивируемая на протяжении двадцяти лет интеллигентствующими “панукраинистами”, так и не привилась на остальной территории страны.

Наоборот, в связи с несогласием Правительства Украины с рядом позиций политико-экономических домоганий со стороны ЕС западенское окультуривание нации вылилось на площади Независимости в болезненный припадок племенного самолюбия, в тупую самодемонстрацию, до которой трудовому украинскому народу нет никакого дела. На этот предмет западная пресса – лживый подголосок своих украинских волонтёров, естественно… ни гу-гу. И сейчас мы наблюдаем бешенную попытку вменить европейские ценности центральным, южным и восточным регионам Украины при помощи откровенно-циничных далеко не демократических методов.

Евроудар по Киеву

Местом и началом для экспансии стал Киев – мать городов Русских, столица древнеславянского мира. В наводненном в поисках работы западенцами городе, демонстративно выпячивающими любыми способами европейскую символику, создается ложное впечатление, что киевляне поддерживают мелкобуржуазный националистический шабаш. Киев превращен в нерестилище для взращивания особого вида национально-сознательных приматов. И первые плоды уже есть. Мир услышал, как языком поэтов-демократов Леси Украинки и Тараса Шевченко заявил о себе украинский фашизм. Он вылез из шкуры украинского национализма и с претензией на Киев и всю Украину с успехом девуалировал украинскую национальную идею в целом.

Украинского философа Григория Сковороду, которого “мир ловил и не поймал”, поймал в свой капкан современный украинский нацизм. Спекуляция на исторических именах – один из ловких приёмов политических технологий. Националисты используют всё, что только можно, для генерации своих идей. Богдан Хмельницкий, гетманы и простые запорожские казаки, мечтавшие о подлинно свободном украинском государстве, становятся информационным сырьем для оппозиционных идеологов.

Не успел Запад поманить пальцем, как тут же появились и исполнители его воли - на флагштоки госадминистраций некоторых городов взметнулись голубые флаги Европейского Союза. Разве за этот цвет, покидая родные дома, на протяжении столетий сражались и гибли на полях брани Киевской Руси в борьбе с ненавистными поляками и немецкими наемниками безымянные герои! Разве за этот цвет отдал свои голоса украинский народ на всенародном референдуме 1 декабря 1991г...

Кто они, предатели отчизны? Так же, как жительница Иерусалима по наречию узнала отказавшегося от Христа апостола, так же по речи киевляне распознают сегодняшних предателей подлинных завоеваний демократии. Не надо ничего говорить, только молчать и внимательно слушать! В разгуле псевдореволюционной фразы слышится призыв против конституционного мира, призыв к “демократическому” грабежу и переделу всего, что было создано общим трудом украинского народа, лицемерный призыв к мелкобуржуазным “свободам” вроде свободы нарциссирования новых национальных символов теми, кто их принял, и затыкания рта тем, кто против этих символов выступает. Безусловной “свободой” первых подавлять вторых.

На самом деле, на наших глазах в вихрях “революционной” анархии происходит становление политического и экономического господства денационализированной буржуазии, до мозга костей продавшейся западному капиталу. Тавро “доллара” и “евро” навсегда отобразилось на лбах и на “чистых руках” всех, кто причастен к правовому насилию. Желаемый конституционный переворот маскирует их диктатуру, неустанно повторяя о “демократизации” государства и прикрывая эту диктатуру лозунгом народного суверенитета как изначальной основы государственной власти. Завтра, не моргнув глазом, с гнусным раболепием перед своим заокеанскими хозяевами и горделивой надменностью они обзаведутся новыми символами (вроде колючей проволоки) и нарисуют новые флаги – цвета украинского фашизма. Если это демократия, тогда что же такое демократия? Такая  диктатура ориентирована прежде всего на “заламывание рук” другой Украине...

Юго-восточный регион Украины, являясь экономически самодостаточным, по планам политических селекционеров должен стать регионом вечного обслуживания Украины западной (покормить, уложить спать, обогреть, помыть, словом как сейчас на Крещатике), а трудолюбивое население превратится в обслуживающий персонал. И это на полном серьезе, как будто в этом регионе нет и никогда не было никаких революционных традиций!

Ни в одном из основных законов (Конституций) современных капиталистических государств нет конкретных статей, указывающих на экономическое и политическое господство одних над другими. Нет их и в Конституции Украины. Однако с вопиющим цинизмом глашатаи европейских ценностей с многочисленными умолчаниями отражают интересы прежде всего игроков в революцию. Формально с преамбулой «развития демократии»  оппозиционеры все революционные действия творят с умело скрытой национал-идеологической основой.

Вот так просто, историко-этнографическая западно-украинская провинция, с патологической настойчивостью и европроблемой в голове намеревается грубым силовым и антиконституционным методом навязать остальным районам Украины “эталон” своих национальных традиций. Ну, что ж, как говорится: “Простота – хуже воровства”.

Между прочим, известный украинский ученый Федор Вовк в изданной им книге  “Антропометричні досліди українського населення Галичини, Буковини й Угорщини” (Львів, 1908г. стр. 31) пишет о гуцулах: “Населення це відрізняється етнографічно і лінгвістично настільки, що деякі вчені надавали їм навіть не українське, і навіть не слов’янське походження...”

В этом контексте наблюдается беспрецедентный случай в новейшей истории, когда рычагом этих родовых желаний с самого начала их реализации становится Конституция и фундаментальные категории народовластия. За умело скомпилированным образом “народа – мученика”, за сиюминутным порывом псевдодемократических требований скрывается лишь одно: преступно захватив власть, сначала в Киеве, а затем, продвигаясь на восток, административно подчинить и навязать экономический оброк регионам, не подпадающим под статус “национально сознательных”. От таких “демократических“ преобразований кое-что естественно перепадет и западу. Не учитывается лишь одно – как к этому отнесутся коренные киевляне и  жители юго-восточного края? Несомненно – по-революционному.

Евросоюз, быть или не быть

Обладая подлинными революционными традициями, помня боевой опыт прошлого, жители Киева, Севастополя, Одессы, Харькова, Донецка, Луганского края, Крыма и тысяч других украинских поселков и сел знают, что дорога к социальным завоеваниям лежит отнюдь не через подкормленную западом, обогретую, отоспавшуюся в столичных дворцах и пляшущую площадь Независимости. Компрачикосы и паяцы заезжих цирков, на своих ряженых светопреставлениях, беспрестанно молясь ценностям других народов, наглядно показали всем, что называться революционерами и быть ими – не одно и то же. Впрочем, ролевой жанр клоунады, и политический в том числе, получивший сейчас особую популярность в Украине, достаточное тому подтверждение.

Учитывая беспредельную выдумку и незатейливость таланта майданных сценаристов, сложно определить клиническую картину дальнейшего развития революционного психоза. Однако с самого начала безответственных политических экспериментов украинских национал-политических ботаников в результате селекций Конституции Украины с европейскими ценностями запаху Европейского Союза  настойчиво сопутствовал… миазм разлагающегося трупа.

Именно этот смрад и отталкивает думающих людей от вкушения тех политических плодов, которые без устали предлагают ему уродливые политики, патологически пытаясь облечь свободу выбора народом Украины своего будущего в ядовито-сладкие термины европейских ценностей.


Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments