varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

Искусство обмана: всеобъемлющая интерпретация

Оригинал взят у jim_garrison в Искусство обмана: всеобъемлющая интерпретация
Сначала о жанре. Это не историческое исследование, не популяризация истории, не историческая публицистика; нет претензий открыть новое или кому-то его растолковать. Это попытка понять конкретную технологию дезинформации (как социальной технологии) при том условии, что исторический материал (фактура) корректен.

Как известно, в ходе подготовки к вторжению в СССР немцы провели комплекс дезинформационных мероприятий. Эти мероприятия в значительной мере увенчались успехом. Советская разведка и высшее политическое руководство потерпели тут тяжелое поражение - примерно на месяц запоздали с пониманием неизбежности немецкого вторжения и, соответственно, реакцией.

Подробности поражения скрыты в отечественных ведомственных архивах (что позволяло долго морочить публике голову на предмет того, что разведка вовремя предупредила руководство страны) и доставать их оттуда, судя по всему, никто не собирается. Тем не менее, многое и известно. В сборнике документов “1941” ("малиновка") опубликован ряд сообщений агентуры, из которых следует, что разведка сообщала о предстоящем немецком ультиматуме. В книге О.В. Вишлева “Накануне 22 июня 1941 года” со ссылкой в том числе и на зарубежный материал (включая документы “бюро Риббентропа”) описывается немецкая дезинформационная кампания. Точка зрения, что причиной внезапности немецкого вторжения стала именно дезинформационная кампания, стала находить понимание и на Западе (см. тут)
В этой истории очень интересен один фрагмент.

Бартон Уэйли говорит, что проблема в том, что в опровержение немецкой дезинформации (войны можно избежать, предстоит немецкий ультиматум и переговоры под угрозой вторжения, для чего войска и перебрасываются) разведчики и дипломаты могли противопоставить лишь общие соображения, а не неоспоримые разведданные.

Представляется, что все было еще интереснее. Немецкая дезинформационная кампания была осуществлена избыточнее советских (да и британских тоже) разведывательных возможностей; немцы закладывались на возможность получения противником первосортных (казалось бы “неоспоримых”) разведывательных данных и их дезинформация должна была “бить” информацию, перекрывать ее таким образом, что “неоспоримая” информация объективно должна была работать на цели дезинформации.

На это работало в том числе и “бюро Риббентропа”, через “Лицеиста”под руководством Ликуса. Тут есть тот нюанс, что опубликованных источников мало, исходим из того, что они релевантны всему корпусу источников.

В письме Главного разведывательного управления МВД СССР от 07 октября 1953 года (одно из доказательств по обвинению А.З.Кобулова) указано, что агент "Л" неоднократно передавал сведения о стремлении с Гитлера у улучшению отношений с СССР и о том, что Германия будет предпринимать все, чтобы избежать войны на два фронта.

Разумеется, это не вполне так. В декабре 1940 года Гитлер утвердил “Барбароссу” и в Москву должны были рано или поздно пойти сообщения об этом (и пошли), пусть и в форме информационного эха. Неизбежно должна была пойти (и пошла) информация о разного рода подготовке к войне. В этих условиях “Лицеист” не мог по прежнему сообщать “о стремлении с Гитлера у улучшению отношений с СССР и о том, что Германия будет предпринимать все, чтобы избежать войны на два фронта”, он бы неизбежно выдал себя.

И в апреле 1941 года на фоне многочисленных, но неконкретных сообщений о готовящейся войне и сообщений берлинской агентуры (попавшейся на дезинформацию) о готовящемся немецком ультиматуме, “Лицеист” выдвигает версию, что “пакт о нейтралитете между СССР и Японией является ловким маневром Германии, который преследует единственную цель - выиграть время для Германии”.

“Лицеиста” начинают “накачивать” эксклюзивной и верной стратегической информацией, которую он передает. Он сообщает точное время ввода немецких войск в Югославию.
Он сообщает о драматическом падении запасов зерна в Германии, что, в целом, верно (см. подборку данные отсюда).

“Поэтому необходимо оглянуться на новые источники пшеницы: "около немецких границ, перед нашим носом, находится житница Европы, украинская почва так плодородна...”. Похожие разговоры ведутся о нефти.
Вывод: “Военные приготовления практически уже проведены. "Восточный вал" снабжен в избытке войсками, и ударные части стоят готовыми. Ждут только благоприятного момента, который главным образом зависит от развития на Балканах и удачи наступления против Египта”.

Дезинформатор работает на опережение. Он говорит о войне, однако говорит так, чтобы потом аргументировано и логично выйти с сообщением о предстоящем немецком ультиматуме (а другие агенты уже неоднократно сообщили об этом) и переговорах.

С 22 мая 1941 года наступает заключительный этап немецкого стратегического развертывания. До вторжения остается месяц, массовое перемещение немецких войск к советско-германской границе скрыть невозможно, посвященных в планы становится все больше и больше, утечки информации неизбежны, ручейки информации должны превратиться в реки.

В преддверие этого этапа в Москву уходит важнейшее донесение о беседе с “Лицеистом”.

И вот тут надо возвратиться к заявлению, что дезинформацию можно было бы опровергнуть “неоспоримыми” данными.
Как эту дезинформацию можно опровергнуть?
Предположим, советская разведка добыла директиву №21 “Барбаросса” (чего она сделать не смогла) и предоставила ее Сталину. Значит ли это, что добыта информация, опровергающая дезинформацию “Лицеиста”?
Нет, “Лицеист” явно артикулирует - план есть, нет политического решения.
Более того, изучив “Барбароссу” с планом выхода на линию Архангельск - Волга, Сталин бы увидел, что самым крупным городом достаточно далеко за этой линией, городом подходящим для столицы, является Свердловск. А ведь именно Свердловск “Лицеист” обозначил как столицу СССР после оккупации Германией европейской части СССР.
Вывод отсюда был бы предельно прост - источник информации “Лицеиста” имеет доступ к “Барбароссе” и в этом смысле информация “Лицеиста” больше, объемнее добытого плана “Барабаросса”.
Далее. “Лицеист” говорит о 160-200 немецких дивизиях на границе с СССР. Это заведомо больше реальности, поэтому, даже добудь советская разведка реальные данные, в “дезинформации” заведомо больше, психологически доверия больше.

“Лицеист” указывает срок операции - 6 недель. “Барбаросса”, конечно, рассчитана на больший срок. Но дело в том, что были заявления некоторых военачальников и о 6 неделях для разгрома РККА и они могли утечь и стать добычей советской разведки, видимо, расчет на это. Возможно и то, что удивительно пренебрежительное отношение к РККА должно было говорить о легкомысленности, подготовке не к войне, а только к силовому давлению.

По тексту беседы разбросаны намеки, каждый из которых прочитывается в том контексте, что войны не будет. Например, вбрасывается информация, что бомбить Баку немцы будут из Ирака - повод напомнить о прогерманском перевороте в Ираке, что по-хорошему означает, что немцы направляют усилия в том направлении.

Итак, представим, что некий советский разведчик добыл в совокупности: план “Барбаросса”, точные и полные данные о развертывании немецких войск и, наконец, точную дату. Значит ли, что он добыл “неоспоримые” данные о немецком вторжении 22 июня 1941 года? Получается, что нет.
Все, что бы ни добыл этот разведчик будет только подтверждать правоту “Лицеиста”: да есть планы (и именно те, на которые он ссылается), да идет концентрация (но она еще не завершилась).

Вообще говоря, единственное, что могло бы опровергнуть эту дезинформацию - точные данные о самой операции дезинформации и роли там “Лицеиста”. Однако и то не факт - “Лицеист” много сообщал о разногласиях в руководстве Рейха и информация о дезинформации могла бы быть интерпретирована как акция “ястребов”.

Таким образом, господа из “бюро Риббентропа” и лично штандартенфюрер Ликус (похоже, один из наиболее выдающихся специалистов соответствующего профиля) создали и смогли отправить в Кремль совершенно потрясающую дезинформацию, интерпретацию действительно практически всеобъемлющую.

Важный момент: немцам не требовалось того, чтобы Сталин безусловно поверил в интерпретацию предстоящего ультиматума и переговоров; немцам требовалось чтобы у Сталина всегда были очень весомые аргументы против принятия необратимого и предельно рискованного решения "на войну" (стратегическое развертывание и мобилизация) и эти аргументы нечем было бы железно перебить.

Второй любопытный момент. В июньских отчетах Ликуса о встречах "Лицеиста" с советским куратором прослеживается, что не "Лицеист" убеждал об ультиматуме вместо войны, а наоборот, что безусловно впечатляет. Это форма обмана, когда обманываемому дают возможность разрушить "домыслы", что идет обман, и лишний раз убедиться в своем "превосходстве" над обманщиком  (в данном случае агентом).

</div>

Tags: германия, информационные войны, манипулятивные технологии, разведка, ссср
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments