varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Несостоявшийся Бонапарт

В связи со 120-летней годовщиной со дня рождения Михаила Тухачевского (родился 16 февраля 1893 г.) в СМИ появилось немало материалов, посвященных заговору военных 1937 г. Например, «Комсомольская правда в Украине» опубликовала статью Алексея Богомолова «Во время казни Тухачевский кричал: «Да здравствует Сталин!»[1], в которой расстрелянный маршал предстает невинной жертвой сталинских репрессий.


__________________________
1 Комсомольская правда в Украине



Начинает автор с сенсации: в его руках оказался чрезвычайно секретный документ пятидесятилетней давности — справка, составленная для первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева «о проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами Михаилу Тухачевскому». По утверждению журналиста, «эта справка, долгое время находившаяся под грифом «Совершенно секретно», в девяностых годах попала в сборник «Военные архивы России», выпуск 1». Однако, рассказывает г-н Богомолов со ссылкой на сотрудников Российского государственного архива социально-политической истории, некие «заинтересованные ведомства» (какие именно — автор «КП в Украине» не уточнил) «быстро спохватились», и в результате «50-тысячный тираж пошел под нож». «Осталось всего несколько экземпляров книги», — сообщает г-н Богомолов. Один из этих «нескольких экземпляров», очевидно, каким-то чудом удалось раздобыть и ему. «На титульном листе отчета — надпись: «Строго секретно. Хранить на правах шифра. Снятие копий воспрещается». Давайте же, уважаемые читатели, перелистаем страницы этой простой и страшной книги», — предлагает он читателям.
Я несказанно было обрадовался. Еще бы! Ведь и я владею текстом этого документа, хранимого «на правах шифра», с которого даже «снятие копий воспрещается» (!): Справка комиссии Президиума ЦК КПСС «О проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным деятелям, в измене Родины, терроре и военном заговоре».
Подумал — не предложить ли редакции опубликовать этот эксклюзив, который держали в руках только Хрущев да мы с Богомоловым? Увы, недолго я пребывал в эйфории. Как выяснилось, эта справка чрезвычайной секретности при минимуме усилий обнаруживается в интернете, причем без всякой помощи со стороны Джулиана Ассанжа [2]. В 1993-м ее публиковал «Военно-исторический журнал» — ту публикацию, очевидно, проморгали «заинтересованные ведомства», а то наверняка пустили бы тираж под нож (в лучшем случае оставив пару-тройку экземпляров для г-на Богомолова). В том таки интернете все желающие могут без особых проблем приобрести экземпляр «пущенного под нож» сборника «Военные архивы России», выпуск 1»[3].


__________________________
2 Например, здесь: ru.wikisource.org

3 www.ozon.ru


Не станем задерживаться на подготовленной для Хрущева указанной справке. Понятно, какие там могли содержаться «объективные» выводы в свете развязанной после ХХ съезда кампании по очернению Сталина. Кстати, справка «О проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами тт. Тухачевскому...» датируется июлем 1964 г., тогда как самого Тухачевского реабилитировали через год после ХХ съезда, в январе 1957-го. Реабилитировали — и только затем решили проверить обвинения?

От «Треста» до «Весны»

Первый ряд: Н. Хрущев, А. Жданов, Л. Каганович, К. Ворошилов, И. Сталин, В. Молотов, М. Калинин, М. Тухачевский // mediazfvod.ru
[Spoiler (click to open)]Вернемся к публикации «КП в Украине». Арест Тухачевского, уверяет автор, готовился еще с середины 1920-х! Видать, уже тогда Сталин (едва став генсеком) увидел в нем опасного конкурента. «Существует заблуждение, что репрессии против офицеров Красной Армии готовились короткое время — с середины тридцатых. На самом же деле агентурная разработка Тухачевского и других военачальников началась еще в 1924 году, — сообщает г-н Богомолов. — ...По большей части компромат на Тухачевского формировался штатными агентами НКВД, распространялся ими, а потом возвращался в эту организацию уже как «агентурные сообщения» третьих лиц. (...) Первое обвинение в адрес Тухачевского было зафиксировано в декабре 1925 года. Агент Овсянников писал о «бонапартизме» военного»
Что за штатные агенты НКВД распространяли с 1924 г. сфабрикованный компромат на Тухачевского — не понятно. Ибо сам НКВД появился только в 1934-м (впрочем, для «переосмыслителей истории» такие «мелочи» знать необязательно, им же ведомо главное: «Сталин — злодей!»). Неясно также, что за «третьи лица» слали в НКВД «агентурные сообщения», которые перед тем распространили «штатные агенты НКВД». Поскольку «штатных агентов НКВД» от «третьих лиц» г-н Богомолов явно отделяет, то это, видимо, были некие добровольные помощники органов. Но почему тогда донесения «агентурные»?
Вспоминает автор о донесениях, в которых сообщалось о «бонапартизме» Тухачевского, о работе последнего «по заданиям германского генштаба». «Это и подобные сообщения, которые аккумулировались в НКВД (? — С. Л.), послужили основой для первой волны репрессий против специалистов старой школы», — пишет г-н Богомолов. Хотя, полагаю, вряд ли можно считать «специалистом старой школы» Тухачевского, дослужившегося при царе до чина подпоручика (что соответствует современному званию лейтенанта). А далее чекистская операция «Весна» (1930—1932 гг.) — так что, как пишет г-н Богомолов, «Тухачевского могли арестовать еще осенью 1930 года»
Действительно, в поле зрения советских спецслужб Тухачевский попал задолго до своего ареста в 1937-м. Однако стоит сказать несколько слов о методах работы чекистов, применявшихся и в 1920-е гг., и позже, в т. ч. в ходе операции «Весна» (которую проводило, конечно же, ОГПУ, а не НКВД).
Полагаю, многие смотрели фильм «Операция «Трест», сюжет которого основан на реальных событиях первой половины 1920-х гг. — чекистской операции с одноименным названием. В конце 1921-го сотрудники ОГПУ ликвидировали антисоветскую «Монархическую организацию центральной России» (МОЦР). Однако сообщать о прекращении ее деятельности чекисты не стали, а решили использовать для оперативной игры. Т. е. фактически продолжила действовать псевдоконтрреволюционная организация, подконтрольная ОГПУ. Через нее устанавливали и ликвидировали врагов советской власти, пожелавших присоединиться к МОЦР или же сотрудничать с ней.
Все это стало широко известно благодаря тому, что в сети ОГПУ тогда попала такая «крупная рыба», как Сидней Рейли и Борис Савинков. Но подобного толка операций было много. «Трестовские» методы использовались и в последующие годы. Можно вспомнить, например, проведенную легендарным советским разведчиком Павлом Судоплатовым операцию «Монастырь» 1942—1944 гг. Тогда НКВД создала псевдопрогерманскую организацию «Престол» (располагавшуюся на территории Новодевичьего монастыря — отсюда и название операции), которая якобы желает помочь победе нацистов. Удалось проникнуть в разведшколу абвера, получить ценную информацию о германских агентах, снабжать врага дезинформацией. Или, скажем, агентурно-боевые группы (АБГ) МГБ, состоявшие из перевербованных бандеровцев (т. е. подконтрольные чекистам псевдобандеровские формирования), — использовавшиеся для борьбы с националистическим подпольем. Схема работы АБГ фактически повторяла наработки все той же операции «Трест».
То же и в конце 1920-х — начале 1930-х — легендировалось существование некой контрреволюционной организации, а далее через нее пытались устанавливать связь (с целью обезвреживания) с реальными врагами советской власти либо устраивали оперативные проверки (с целью разоблачения) тем или иным лицам, в т. ч. военным. А далее — в зависимости от того, как поведет себя проверяемый, делали выводы о его настроениях и принимали решения.
Оговоримся, что на то время достаточно было и того, что лицо является потенциальным врагом советского строя (даже если к моменту проверки оно и не успело причинить какого-либо реального вреда), — в рассуждения на тему, правильно это или неправильно, в данной статье углубляться не будем. Естественно, в ходе подобного рода операций использовались и сфабрикованные документы, что отнюдь не означает сфабрикованность обвинений в отношении тех, кто оказывался в поле зрения ОГПУ.
Не вызывает сомнения факт, что на рубеже 1920—1930-х гг. Тухачевский оказался вовлеченным в оперативные игры ОГПУ. Вопрос — в качестве кого? К сожалению, чтобы дать однозначный ответ, информации недостаточно (по крайней мере на мой взгляд). Военачальник мог быть лицом, в отношении которого проводится оперативная проверка. А мог и помогать чекистам, выполняя их поручения (т. е. фактически являясь агентом ОГПУ), его имя могло использоваться при легендировании тех или иных «контрреволюционных организаций». Либо — выступать в качестве и того и другого — когда ОГПУ использовало Тухачевского в своих операциях и одновременно проверяло его на лояльность советской власти.

«...Возможно, раз оно не исключено»

Советские военачальники Иона Якир, Семен Буденный, Михаил Тухачевский. Июнь 1935 г. Через 2 года Якир и Тухачевский будут расстреляны // mn.ru
Как бы то ни было, осенью 1930-го будущему маршалу пришлось давать объяснения на предмет своей вовлеченности в антисоветскую деятельность. Поводом для серьезных подозрений стали не столько агентурные донесения, сколько показания арестованных преподавателей Военной академии им. Фрунзе Какурина и Троицкого. Кстати сказать, первого автор публикации «КП в Украине» почему-то упорно именует Кокуриным (даже в цитате из письма Сталина Серго Орджоникидзе).
Председатель ОГПУ Менжинский переслал протоколы допросов Какурина и Троицкого Сталину вкупе со своим комментарием: «...Арестовывать участников группировки поодиночке — рискованно. Выходов может быть два: или немедленно арестовать наиболее активных участников группировки, или дождаться Вашего приезда, принимая пока агентурные меры, чтобы не быть застигнутым врасплох. Считаю нужным отметить, что сейчас все повстанческие группировки созревают очень быстро и последнее решение представляет известный риск» (Сталин И. В. Сочинения. — Т. 17 — Тверь: Северная корона, 2004 г. — С. 369—370).
Сталин в свою очередь 24 сентября 1930 г. отправляет показания Какурина и Троицкого находившемуся в дружеских отношениях с Тухачевским Серго Орджоникидзе, сопровождая письмом: «Прочти-ка поскорее показания Какурина—Троицкого и подумай о мерах ликвидации этого неприятного дела. Материал этот, как видишь, сугубо секретный: о нем знает Молотов, я, а теперь будешь знать и ты. Не знаю, известно ли Климу об этом. Стало быть, Тухачевский оказался в плену у антисоветских элементов и был сугубо обработан тоже антисоветскими элементами из рядов правых. Так выходит по материалам. Возможно ли это? Конечно, возможно, раз оно не исключено. Видимо, правые готовы идти даже на военную диктатуру, лишь бы избавиться от ЦК, от колхозов и совхозов, от большевистских темпов развития индустрии. Как видишь, показания Орлова и Смирнова (об аресте ПБ [4]) и показания Какурина и Троицкого (о планах и «концепциях» Троцкого) имеют своим источником одну и ту же питательную среду — лагерь правых. Эти господа хотели, очевидно, поставить военных людей Кондратьевым-Громанам-Сухановым. Кондратьевско-сухановско-бухаринская партия, — таков баланс. Ну и дела...


_________________________
4 ПБ — Политбюро.



Покончить с этим делом обычным порядком (немедленный арест и пр.) нельзя. Нужно хорошенько обдумать это дело. Лучше было бы отложить решение вопроса, поставленного в записке Менжинского до середины октября, когда мы все будем в сборе.
Поговори об этом с Молотовым, когда будешь в Москве» (там же).
Арестовать Тухачевского «немедленно» Менжинскому не позволили. А далее военачальнику были устроены очные ставки с давшими на него показания бывшими преподавателями академии в присутствии ряда членов Политбюро. Какурин и Троицкий свои показания полностью подтвердили. Тем не менее Тухачевскому удалось оправдаться, в т. ч. и благодаря положительным характеристикам, которые дали ему другие военные, в частности Гамарник, Якир, Дубовой. Впоследствии на заседании Военного совета при НКО в июне 1937-го Сталин вспомнит об этом: «Мы обратились к тт. Дубовому, Якиру и Гамарнику. Правильно ли, что надо арестовать Тухачевского как врага. Все трое сказали нет, это должно быть какое-нибудь недоразумение, неправильно... Мы очную ставку сделали и решили это дело зачеркнуть» («Военные архивы России. Выпуск 1». — М.: Пересвет, 1993. — С. 104—105).
Представляет интерес личное письмо Сталина Молотову, в котором упоминается о «зачеркнутом» деле Тухачевского. 23 октября 1930 г. он пишет: «Вячеслав! 1) Посылаю тебе два сообщения Резникова об антипартийной (по сути дела правоуклонистской) фракционной группировке Сырцова—Ломинадзе. Невообразимая гнусность. Все данные говорят о том, что сообщения Резникова соответствуют действительности. Играли в переворот, играли в Политбюро и дошли до полного падения. 2) Что касается дела Тухачевского, то последний оказался чистым на все 100%. Это очень хорошо. (выделено мной. — С. Л.)...» (Сталин. Указ. соч. — С. 381).
Как видим, Сталин искренне рад, что Тухачевскому удалось оправдаться. И это совершенно не укладывается в «логическую» линию г-на Богомолова, что «арест готовили семь лет». Как и не отвечает общей «либерастической» версии исторических событий того времени, что «кровавый» Сталин-де только и жаждал, чтобы под каким-нибудь надуманным предлогом расправиться с Тухачевским и другими советскими военачальниками.
А Михаил Николаевич после той истории пошел в рост: с поста командующего войсками Ленинградского военного округа — в заместители наркома по военным и морским делам (одновременно, с 1931 г. — заместитель председателя Реввоенсовета СССР и начальник вооружений РККА), с 1934-го он — заместитель наркома обороны, в 1935-м ему присвоено звание маршала Советского Союза, в 1936-м — назначен первым заместителем наркома обороны и начальником управления боевой подготовки. Очевидно, что в продвижении по службе не обошлось и без покровительства Сталина.
Но хотелось-то большего! Если, как говорится, какой солдат не хочет стать генералом, то какому маршалу не хочется занять высший военный пост, на тот момент — стать наркомом обороны. Громадье планов, вагон и маленькая тележка амбиций, но... Как бы ни благоволил Сталин к Тухачевскому, тому была уготована участь вечного пребывания на вторых ролях. Как ни крути, а Тухачевский — выдвиженец Троцкого. Тогда как у Сталина имелись свои кадры, с которыми пройдена гражданская, которых он выдвигал — т. н. первоконники — Ворошилов, Буденный, Щаденко... Живи Тухачевский где-нибудь во Франции или Великобритании, он мог бы поставить на ту или иную политическую партию, с победой которой на выборах его ожидал бы карьерный взлет. Но объективные обстоятельства таковы, что в СССР 1930-х гг. прийти к власти иначе чем посредством «дворцового переворота» было невозможно. Соответственно само участие в какой бы то ни было оппозиционной группировке — это уже участие в заговоре.

Полностью

Tags: армия, германия, репрессии, спецслужбы, ссср
Subscribe

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments