varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

Как руководство СССР сдавало ГДР

Оригинал взят у v_alksnis2 в Теперь об этом можно рассказать

Сегодня на домашнем компьютере искал нужный мне файл и случайно открыл папку History, в которой у меня собраны десятки документов еще со времен Съезда народных депутатов СССР. Судя по датам создания файлов я не заглядывал в нее лет десять, а  тут глаз как-то сразу "зацепился" за файл под названием "Документы извне. Падение ГДР".  Открыл его и сразу вспомнил странную историю, связанную с ним.

В январе 1991 г. в разгар прибалтийских событий (штурм в Вильнюсе телецентра, перестрелка в Риге у здания МВД) я летел из Москвы в Ригу. Минут через 30 взлета откуда-то сзади ко мне подошел импозантный мужчина в бабочке и на достаточно хорошем русском языке с небольшим акцентом представился шведским журналистом. Он сказал, что летит в Ригу в связи с происходящими там событиями и хотел среди прочего взять у меня интервью. А тут как раз мы встретились с ним в одном самолете. Кроме того у него для меня подарок - видеокассета с очень интересным фильмом шведского телевидения, который раскрывает некоторые тайны крушения ГДР. Поскольку в Верховном Совете СССР я регулярно поднимал вопрос о предательстве ГДР Горбачевым, то эта информация мне очень пригодится. Он вернулся на свое место, достал из "дипломата" видеокассету и принес ее мне. Он сказал, что фильм на шведском языке, но я наверняка смогу найти переводчика, который его переведет на русский.

Мы обменялись визитками и договорились, что через пару дней созвонимся по поводу интервью. Но он мне не перезвонил и больше я никогда его не встречал. Поскольку фильм действительно оказался интересным я попытался через пару месяцев его разыскать. Но ни в МИДе СССР, ни в Верховном Совете СССР такой журналист аккредитацию не проходил. Самое интересное, что такой газеты, корреспондентом которой он якобы был, в Швеции никогда не было.  

А фильм действительно оказался очень интересным. Я сумел в Москве найти переводчика, который перевел текст с шведского на русский. Размножил видеокассету в количестве пары десятков экземпляров и вместе с переводом на бумаге подарил своим коллегам по депутатской группе "Союз"


  
Стенограмма телевизионного фильма шведского телевидения "Документы извне" из цикла "Теперь об этом можно рассказать".
Материалы расследования обстоятельств отставки Хоннекера, проведенного шведским телевидением.  Получены по неофициальным каналам в январе 1991 г.
ДОКУМЕНТЫ ИЗВНЕ

Диктор - от имени "Нового форума".
Как обычно, Москва управляла развитием событий в ГДР. Старый коммунистический режим в Восточной Германии не  успевал за гласностью  и  перестройкой,   Горбачев решил избавиться от этого режима, чтобы сохранить социализм у власти и в фарватере советской политики,
Обзор действующих лиц.
Кренц – бледная тень Хоннекера. Стал его преемником, ныне безработный. Шабовский....  Маркус Вольф - легендарный  шпион, длинная рука  Москвы.   Это он внедрял сотни шпионов на Запад, это он свалил Вилли Брандта.  Модров - реформатор, в настоящее время заседает в бундестаге....

3.10.89. Ретроспективный взгляд.  Конец эпохи.  Никто  не предполагал, что  все  произойдет так быстро.  В этот день год назад все казалось стабильным. Ярузельский, Чаушеску и, конеч¬но, Горбачев,  Они не знали,  что этот оплот насилия падет так быстро. Сам,  или получив толчок извне. Сейчас шутят...(грубый анекдот о Хоннекере).
Эрих Хоннекер опасался, что деятельность Горбачева - угроза для всего коммунистического блока. В глазах Горбачева Хоннекер - пережиток сталинского прошлого, он мешает преобразованиям. За те дни, что Горбачев находился в ГДР', про¬изошел самый  глубокий кризис в истории страны.  Десятки тысяч граждан побежали через Венгрию на Запад.  СССР сделал вид, что не слышит требование Хоннекера о закрытии границ.  Москва отк-рыла вентиль и воздух вылетел в вакуум,  это своего рода политическая физика.  Страна была тяжело больна... Народная палата ГДР' была первой остановкой Горбачева на юбилее. (Звучит Интернационал) . Вот он в президиуме - Хоннекер, не знающий, что уже два года в СССР его планируют снять. Ирония судьбы, что западня захлопнется в конце этой недели, во время визита Горбачева.

За последние месяцы мы взяли интервью у главных действующих лиц этого заговора.
Гюнтер Шабовски.  Член ПБ в течение более I® лет. Ему поручили самое опасное - узнать, кто из членов ПБ мог бы поддержать свержение Хоннекера.
Шабовски: Надо   было   тщательно   проработать,    чтобы при голосовании мы оказались в большинстве,   была  одна  сложность. Если бы мы обратились к ненадежным людям,  Хоннекер узнал бы,  а его положение тогда было достаточно прочным, он являлся главнокомандующим.

КГБ был движущей силой перестройки.  Когда Горбачев  стал лидером, он был кандидатом КГБ.  И он разделял мнение КГБ, что СССР не может сохранять империю.  Горбачев  хотел  осуществить быстрые реформы в Восточной Германии, но этому мешал Хоннекер. КГБ, таким образом,  стоял за перестройкой в СССР, и сейчас ту же роль сыграл в ГДР.
Затемняем интервьюируемого,  он занимает высокий  пост  в разведке ФРГ. Он анализировал изменения обстановки в ГДР.

Некто: Крючков несколько раз посещал Восточную  Германию, устанавливал контакты,   искал решение для ГДР и других социалистических стран.  КГБ хотел,  чтобы ГДР последовала  примеру Горбачева и внедрила у себя перестройку и гласность. Советское посольство стало центром политических интриг против Хоннекера. Значительное число  представителей МИДа СССР прибыло в Берлин, они вели текущей анализ возможных вариантов изменений. Это были Фалин,  Португалов,  Дасичев.  Они были первыми ласточками, Советский Союз не особенно хочет признать,  что его представители участвовали в сговоре.

Игорь Максимычев, посольство СССР в ГДР:  Вы слишком много спрашиваете, я не знаю ни о каких посещениях.  Они,  возможно, прибывали по другим каналам.
- Например?
- По каналам, которые я не знаю.

Маркус Вольф,   один  из опытнейших шпионов послевоенного времени, руководитель Штази по контрразведке. Последние 10 лет находился в тесных взаимоотношениях с Крючковым, с ним он часто обсуждал перестройку.
Вольф: Уже  тогда эти вопросы обсуждались с нами во время переговоров. Мы встречались с Крючковым и после  моего  выхода на пенсию в 86 году.
Некто (разведка ФРГ): Поэтому ему и пришлось уйти на пенсию, поскольку  правительство ГДР начало беспокоиться,  что он будет информировать СССР о положении в ГДР.  Он правильно сказал о проблеме руководства ГДР.
Вольф: У СССР была вся информация.  Недопустимо было создание второй Албании в центре Европы,  со стенами не только на Запад, но и на Восток, и на Юг.

Диктор: Одним из поручений Вольфу было подобрать преемника Хоннекеру.
Шабовски: Разведка  попыталась найти подходящего кандидата. Горбачев - хотел иметь подходящего человека для своей  политики, он  был заинтересован сохранить стабильность в ГДР.  Кто же мог проводить линию Горбачева,  и в то же время  обеспечить стабильность ?
Диктор: Модров был окружным партийным секретарем в  Дрездене. Один из немногих популярных политиков.  Энергичен.  Стал одним из кандидатов в руководители.
Модров: Некоторое  время мне пришлось посещать посольство СССР тайно. За городом я садился в Ладу и меня везли в посольство, через задние ворота.

Диктор: Кренц был другим кандидатов в лидеры. Он был консервативен, воспитанник старой школы,  Хоннекер сам его выбрал доверенным лицом, он отвечал за вопросы безопасности государства .
Кренц: Хоннекер взял меня на похороны Андропова. Я помню, как Черненко  встал  возле гроба Андропова и уже не мог поднять руку для отдания чести.  Я понял,  что люди в таком физическом состоянии не могут управлять страной. Когда Горбачев пришел на сцену, у нас появился человек,  мыслящий по-новому. И его идеи казались нам правильными.

Диктор: Вряд ли он предполагал,   что  станет  напоминать Черненко, сходящем с рельс. Из этих двоих кандидатов Советский Союз предпочел Модрова.
Вольф: Для меня Модров был верным выбором. Мы долго ждали его прихода в ПБ.  Приходили другие,  которые всегда  говорили "да". Они не.были,  в отличие от Модрова, личностями. Я возлагал на него большие надежды как на политика.

Диктор: Но у Москвы была одна проблема, им хотелось тихой революции в верхнем эшелоне.  Хоннекера нужно было  освободить путем голосования в. ПБ. Модров не являлся членом ПБ, в отличие от Кренца.
Шабовски: Единственным,  кто мог получить большинство,  и который был единственной альтернативой - Кренц.   В  противном случае зто был бы военный.
Диктор: Какой-либо переворот в конце 80-х  годов  ослабил бы имидж Москвы.  В этот период Кренц был лучшей альтернативой Хоннекеру. Ему была оказана молчаливая поддержка.  В последний день поездки Горбачева в ГДР' проводилось заседание в замке Нидерхаузен с участием Горбачева,  Хоннекера и членов ПБ.  В зто время Шабовски знал,  что по крайней мере 7 членов ПБ были готовы выступить против Хоннекера., Конечно, обстановка была напряженной.
Шшабовски: У Хоннекера была новая редакция своей речи, которую он   произнес   накануне.    В   ней   по-прежнему   ГДР характеризовалась в розовых тонах.  Все ушло в песок. Горбачев был разочарован.   Оценки  давались в оптимистических красках, никаких признаков изменений. Речи были произнесены только Хоннекером и Горбачевым.

Диктор: Те,  кто поддерживал нас (т.е. "Новый  Форум"), собрались после  обеда  в церкви,  которая была центром нашего движения. Мы понятия не имели, что СССР действовал в целях изменения положения  в ГДР'.  Не знали мы и то,  что в ПБ ведутся интриги. В сентябре-октябре нас становилось все больше,  шествия со свечами стали символом движения. Мы были молчаливы, потому что боялись.  Мало кто осмеливался протестовать.   Новый форум был запрещен режимом, его членам угрожала тюрьма.

Райх (Новый Форум): Были признаки того, что власть думала о применении насилия,  появились угрожающие статьи, пошли слухи.... В воздухе витало предчуствие страшного.
Диктор: Тысячи демонстрантов прошли к зданию Народной палаты. Горбачев не стал приветствовать  Хоннекера  традиционным поцелуем. Жест стал еще более понятным,  когда он расцеловался с Вилли Штофом,  вице-президентом.  Это было первым  публичным жестом, указывающим, что за кулисами происходит нечто.
Речь Хоннекера.

Диктор; В  ходе юбилея состоялась короткая встреча Кренца и Фалина.
Шабовски: Мы  дали  понять,   что  неловко себя чувствуем из-за того,  что Горбачев получил  такие  неудовлетворительный ответы во время заседания ПБ. Мы заверили Фалина и Герасимова, что необходимые изменения произойдут.
Хоннекер произносит  тост за процветание ГДР.  Горбачев и Хоннекер сдвигают бокалы.
Диктор: Но для нас ничего не изменилось.  Перед вылетом в Москву Горбачев на улицах, среди народа, ясно показал, на чьей он стороне.  Он явно топил Хоннекера,  заявляя,  что тот,  кто действует слишком поздно,  наказывается историей,  и "если  вы хотите демократии  -  добывайте ее себе сами" (сказано демонстрантам) .
Диктор: Отколовшаяся группа членов ПБ готовит свою первую атаку. В виде декларации, которая будет представлена Хоннекеру на следующий день.

Кренц; Несмотря на его сопротивление, я подготовил черновик, в котором выражалось требование о дискуссии в высшем эшелоне партии. Впервые политика Генерального секретаря подвергалась сомнению.
Шабовски: Эта  декларация  была  прислана  Хоннекеру   на следующий день.   Он сразу запротестовал и отказался обсуждать ее в ПБ. По словам личного секретаря, Хоннекер неделю не работал, не знал что ему делать.
Толпа скандирует: Горби! Горби!...
Диктор: Спустя два дня через Лейпциг двигалась демонстрация в 50 тысяч человек. По-сталински власть взялась за оружие. Мы видим войска, которые Хоннекер направил в города. Но Горбачев поднял наш дух и мы решились... Это был большой риск, коммунисты никогда не отказывались от использования силы, почуствов угрозу своей власти.
Шабовски: Ситуация   была  опасной,   поскольку  Хоннекер оказался непримиримым.  Он был готов  прекратить  демонстрации силой.

Диктор: Мы знаем,  что он требовал выдать солдатам боевые патроны. Нам пришлось трудно, многих из нас сильно избили. Наверное, Хоннекер и сейчас был бы у власти, но появились слухи, что Горбачев дал приказ командующему войсками Восточной Германии убрать воинские подразделения из городов,  и о  том,   что Хоннекер встретил  в  ПБ сопротивление,  когда отдал приказ об использовании боевых патронов.
Кренц: Повторяю, мы никогда не думали использовать боевые патроны.
Шабовски: Ситуация становилась все более опасной.  Было ясно: необходимо ускорить уход Хоннекера в отставку.

Диктор: Оставалась одна проблема. Кренц хотел мира,  политики, аналогичной политике Горбачева.
Шабовски: Но он надеялся договориться с Хоннекером. Кренц позвонил мне за день до отставки Хоннекера и сказал,  что  все должно решаться  только  в повестке дня ПБ.  И Хоннекер должен остаться главой государства.  Это было  непоследовательно.   Я сказал, что об этом не может быть и речи, Хоннекер наплюет тебе в суп снова. Он создаст теневой кабинет.

Диктор: Советам пришлось вмешаться еще раз.
Шабовски: В тот же день я позвонил в советское  посольство, чтобы провели беседу со Штофом. Я убедительно просил посла подействовать на Штофа, чтобы Хоннекер не был более главой государства.
Диктор: Советский посол сделал все, о чем его просили. 17 октября собралось ПБ,  Из 23 членов ПБ 7 знали,  что надо снимать Хоннекера.
Шабовски: В тот момент, когда Хоннекер должен был перейти к повестке дня,  Штоф без обиняков  сказал: "Предлагаю,   чтобы Хоннекер оставил пост Генерального секретаря партии". Для Хоннекера это был тяжелый удар.  Он сидел как парализованный. Затем обратился к тем, на чью поддержку рассчитывал. Он был поражен, не найдя поддержки.  Решение было единогласным,  в  соответствии с коммунистической традицией.
Варьете: издевательская сценка с чучелом. "Ты, старая жопа, ты еще жив? Сейчас пойдешь в могилу...."

Диктор: В тот день,  когда мы узнали  о  смене  Хоннекера Кренцем, собрался Новый форум.  Было много народа. Мы смотрели и слушали речь Кренца.  Это было комичное,  жалкое зрелище. Он был волком из "Красной шапочки", который пытался выглядеть бабушкой. Горбачев позвонил ему...
Кренц: Он поздравил меня с избранием,  выразил надежду на сотрудничества.
Диктор: Все это продолжалось 6 недель. 10 тысяч берлинцев протестовали в тот день,  когда он был избран.  Его приход  - ошибка. И  сразу  давать  ему три таких поста!  Это был тот же Хоннекер, только с лицом несколько моложе.  Нужно  было  сразу избирать Модрова. Демонстрации ширились день ото дня. Люди перестали бояться полиции и штази.
Трудно передать  наш страх перед госбезопасностью.  Штази не использовало нелепых приемов гестапо. Но вместо этого лишали людей необходимых условий и подвергали преследованиям.  Детям нельзя было учиться в университетах,  взрослых не повышали в должности.  Нельзя было ездить на Запад на конференции или к родственникам. Всегда было чувство,  что за тобой следят,   на тебя есть дело, тебя подслушивают. Ясность начиналась с ареста или высылки.
Анекдот о штази.
Диктор: Самый опасный момент - момент попытки режима  самореформироваться. Наиболее  мощная демонстрация состоялась 30 октября в Лейпциге. Кто жил при подобных режимах, особенно ясно ощущает эту обстановку.  Границы расширялись,  предела нет. Медведь, может быть, еще и ответит, но мы все-таки рисковали.

Шабовски: Недостатком было то, что в новое время мы входили без какой-либо стратегии.  7-8 октября мы пытались  договориться, но мы все время друг друга опасались.  Никакой стратегической программы у нас не было.
Диктор: Мы  хотели свободы (выездов и пр.).  Хватит лжи, коррупции. Руководители же намеривались дать нам воду,   в  то время как сами пили шампанское в своих охотничьих домиках.
Шабовски: Люди пошли дальше, неудовольствовавшись падением Хоннекера, им нужна была новая политика.

Кремль. Диктор:  Через 14 дней после того,  как  Горбачев доверил Кренцу вывести ГДР' из кризиса, он вызвал его в Москву.
Он уже выбрал преемника Кренцу.
Модров: Во время беседы Горбачева и Кренца было упомянуто мое имя. Я видел протокол, где Горбачев спросил прямо, могу ли я получить ведущий пост в правительстве.  И Кренц был вынужден согласиться на это.
Диктор: То,  что Кренцу ничего не удается, Вольфа не удивило. Он всегда выступал за более радикальный выбор.
Вольф: У меня всегда были сомнения.  18 октября Хоннекера сменил Кренц. Я знал его довольно слабо. Но я знал, что это не лидер типа Горбачева.
Диктор: Самый ясный признак того,  что Москва повернулась спиной к Кренцу - выход Вольфа из тени и его требование именно перестройки режима.
Вольф (на митинге): Давайте соединим социализм и демократию? Таким образом мы оплатим долг СССР и Горбачеву за то  мужество и  надежду,   которые они нам дали своей перестройкой и гласностью. Диалог - не главное блюдо, это закуска...
Диктор: И мы понимали, что на волне протестов может произойти все что угодно.
Кренц (?)  на митинге:  Дайте мне шанс,  чтобы вести диалог . . .

Диктор: Символом советского господства была стена,  которая проходила прямо через Берлин.  Ее все мы ненавидели,  и ее разрушение скоро началось.  Желание Советов проводить свою политику закончилось фиаско. 9 ноября Шабовски проводит пресс-конференциюд на которой объявляет о новых правилах выезда.  Он производит смешанное впечатление (Шабовски или правила).
Шабовски: Частные поездки за границу будут предоставляться в кратчайший срок.  Полиции даны соответствующие  указания. Старые ограничения не действуют.

Диктор: А как же стена?  Разрешение по просьбе?  В  соответствии со старыми формальностями? Никто точно не знает. Берлинцы по-своему понимают новый порядок и просто устремились на Запад (в Западный Берлин).  В эту ночь режим увял. Скопившееся напряжение требовало выхода.
Кренц: Министр  ГБ позвонил мне и сказал,  что на границе что-то происходит.  После консультации с министром  обороны  я ему сказал:  "Пусть откроют границу, чтобы у нас были порядок и спокойствие". Одним днем раньше или позже - не имело значения. Это было 9 ноября.
Диктор: Мечту народа сдержать было уже нельзя. Право свободного выезда было самым сильным аргументом.
Звучит "Калинка".

Диктор: Через три недели Кренц,  Шабовски,  .... были вынуждены уйти по прямому приказу Кремля.                        1
Вольф(?): Переломный момент наступил 9 ноября, в день открытия границ,  когда идея единой Гармании оказалось общей для всех. Никто  не хотел социализма,  который отравил, исковеркал нашу жизнь. Состоялся аншлюс к старшему брату - ФРГ.
Игорь Максимычев  (посольство?):  ....не может меня радовать, но этого хочет народ. И это самое важное.
Шабовски: Положительно то, что это был необходимый эксперимент (период социализма?),  Это выглядит циничным, поскольку потребовалось столько  жертв.   Но общество было вынуждено испытать это,  для того,  чтобы мы знали, что не нужно делать. Это необходимый опыт.
Диктор: Было бы  ужасным  иметь  германское  государства, второй раз после 1871 года, против которого выступают миллионы людей, почувствовавшие себя обманутыми. Больше всего меня беспокоят предстоящие  социальные  волнения,  поскольку многие из нас на Востоке (ГДР) подозревают, что их обманули, думают, что мы что-то потеряли.
Крики: Вы служили государству зла, вам должно быть стыдно?

Восточные немцы опасаются,  что в новой, большой Германии их оттолкнут в сторону.  Это скорее психология, чем реальность. Все мы виноваты в том, что не сделали чего-то для предотвращения (таких сложностей?) .  Требуется всеобщая психотерапия. Сам я сидел и молчал в тихом углу, я ждал слишком долго.

**********************************************************
Диктор: Конечно,  руководству ФРГ хотелось бы подчеркнуть народный характер восстания в. ГДР. Но вот интервью с Альбертом Шпигелем, советником посольства ФРГ в Стокгольме.
Шпигель: Главная причина событий в ГДР,  Вы правы - позиция Москвы по отношению к Хоннекеру,  сговор Горбачева и ПБ. В этом многое есть,  но это одна из причин.   Другие  причины  - гласность и  перестройка,  в СССР и в странах-саттелитах.  ГДР так отстала в этих процессах,  что возникло давление со стороны народа,  требовавшего либерализации, по примеру СССР. Это давление выразилось в. первую очередь в эпидемии бегства на Запад. Венгрия способствовала развитию событий, открыв свои границы. Когда побег на Запад стал возможен,  в  Стене  возникла брешь. И, таким образом, нажим на лидеров ГДР усилился, они не могли сохранять старую политику неизменной.
 - Но в чем заключалась цель Москвы?
Я думаю,  она была двуединой. Во-первых, в связи с сокращением вооружений  Москва  хотела улучшить отношения с Западом. Такой реакционный режим этому просто мешал.  Кроме  того, его сохранение  было  чревато  взрывом.   И в. Москве надеялись спасти ГДР,  сменив правительство.  Но просчитались.   Слишком поздно взялись, народ поднялся против режима. И еще. ГДР тесно связана с ФРГ в культурном плане.  Для гражданина ГДР  не  было чем-то особенным перебраться в ФРГ,  не надо менять ни культуры, ни языка.
- Многие считали, что в ГДР свой менталитет, своя судьба?
- Так полагал и восточногерманский режим,  и  Москва,   и многие из молодых демократов,  собравшихся в Народном форуме и других организациях.  Но они не заметили того,  что  произошло летом. Для граждан ГДР' самоидентификация была не самым важным, они хотели сами распоряжаться своей жизнью и, конечно, построить свое  материальное благополучие.  Они же видели - это возможно, но по другую сторону Стены.
- Особенности ГДР в культуре и языке,  которые, вероятно, сохранятся...
Сейчас у них (бывших граждан ГДР) особые желания, они касаются различий в жизненном уровне.  Сейчас  они  беспокоятся, что их оттеснят на обочину западные земли, превосходящие ГДР в развитии. Это может вылиться в некоторое региональное стремление к самоидентификации.  Такой вариант возможен, и поэтому мы должны все время наводить мосты, и стремиться к лучшему межрегиональному балансу в экономике. Иными словами, надо вести дело к большему приросту уровня жизни на Востоке,  что может ограничить этот уровень в западных землях. Но это способствовало бы предотвращению возникновения у восточных немцев самоидентификации, основанной не на возмущении, а на стремлении к усилению всей Германии.

P.S.  Думаю, что эта стенограмма представляет интерес для тех, кто интересуется недавней нашей историей и пытается понять, что-же тогда произошло. К сожалению, еще в 90-е годы последний экземпляр видеокассеты я кому-то отдал и обратно не получил. Знаю, что есть экземпляр у бывшего министра обороны РФ генерал-полковника И.Н. Родионова.
Но если кого-то из историков заинтересует этот фильм, то наверняка его можно отыскать в архивах шведского телевидения.

Кстати, В.Путин как раз в те дни служил в резидентуре КГБ в Дрездене, где первым секретарем окружного комитета СЕПГ был один из главных героев этого фильма Г.Модров. И Путин наверняка участвовал во всех этих делах с продвижением Модрова наверх.



Tags: германия, горбачев, запад, спецслужбы, ссср
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments