varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

Расовая теория на службе украинского фашизма

Не только в целях ознакомления размещаю интереснейший исторический материал, который еще два десятилетия назад не только мне показался бы бредом взбесившегося от перегрузок работника Института марксизма-ленинизма, расплавившего мозги в политических дискуссиях, а ныне, увы, превращающийся в ежедневные реалии невыносимой легкости нашего бытия - государство, незаметно погружающееся в жизнь под знаком фашизма: статья, написанная в 1934-м году "Расовая теория на службе украинского фашизма".

(опечатки - не правлю)



Число расовиков пополняется новыми «кадрами» (Плате, Плетц, Рюдин, Грубер и др.), создаются специальные периодические органы пропаганды расовой теории и т. д.

Совершенно естественно, что империалистическая война, сопро­вождавшаяся шовинистическим угаром, была более чем благоприят­ной почвой для особенного оживления и дальнейшего развития всех этих реакционных теорий. В Германии Ферворн, Ленц, Даль, Сименс, Циглер и др., в Бельгии Мирке и Пергамини, в Америке Стоддард и Грант и др. выступали с «доказательствами» врожденных, био­логических, расовых преимуществ своей нации, с оправданием империалистической политики своего правительства. Расовая теория выступала как верная служанка империализма, и расовики, выпол­няя социальный заказ своей буржуазии, «доказывали» право на господство «своей высшей расы».



Общий кризис капитализма и фашизация капиталистических стран приводят к еще более пышному развитию расовых теорий.

Задолго до прихода Гитлера к власти, в Германии расовая те­ория пропагандируется Гюнтером, Базлером[5], Ё. Фишером, Ленцом и др. Ее крайне реакционный, черносотенный и в то же время якобы «наукообразный» характер, вся социальная устремленность этой теории, весь ее почтенный «стаж» в качестве верной служанки империализма и зоологического буржуазного национализма, все это как нельзя более соответствует политической доктрине фашизма, его практике, в которой террор теснейшим образом переплетается с де­магогией.

Расовая теория служит демагогическим целям обмана мелкой буржуазии и известных слоев рабочего класса. В «форму» расовой теории облекается пропаганда империалистических войн и интервен­ции против страны Советов, пропаганда национализма, противо­поставляемого интернационализму пролетариата. Расовая теория должна помочь расколоть 'интернациональный фронт пролетариата. Расовая теория должна прикрыть наступление на организации пролетариата, должна отвлечь трудящихся от все более обостряющейся классовой борьбы, должна оправдать наступление на жизненный уровень ши­роких трудящихся масс.

Фаршизм поднял расовую теорию на щит, сделав ее своей официаль­ной философией истории, составной частью своего мировоззрения.

Фашизм пропагандирует расовую теорию в тысячах «ученых» исследований, в популярных брошюрах и статьях, которые буквально наводняют книжный рынок Германии, которыми пестрят все газеты и журналы, с университетских кафедр, со сцен театров, с экранов кино; художественные выставки и музыкальные вечера призваны «раскрыть душу нордическое расы», «расовое законодательство»[6] переводит на язык фашистской юриспруденции «расово - теоретические обобщения» погромной практики фашизма.

Известный германский антрополог, расовик Е. Фишер с замечатель­ной откровенностью «об’яснил» шовинистическое рвение «штурмовиков духа»: «Сегодня,—пишет он,—каждое явное подчеркивание нордиче- свой точки зрения приносит выгоду»а.

И расовая теория сегодняшнего дня с исключительным цинизмом обнажает свою классовую природу. В «классический» период своего развития расовая теория стремилась хотя бы «наукообразно» офор­млять свои положения; видное место занимала тогда, например, «работа» по фальсификации антропологических данных. Расовая теория сегодняшнего дня —это погромная дубинка фашизма. Все аргументы хороши, даже прямо друг другу противоположные, чтобы «обосновать» необходимость расправы с революционным пролетари­атом, призывы к интервенции против СССР. Биомистика, идеалисти­ческая психология, иррационализм, средневековая «мистерия крови», болтовня о длинноголовости и коротвоголовости—все средства хороши для оформления фашистского «мировоззрения». «Штурмовики духа»[7], охотно обслуживающие фашизм, поставляют самый разнообразный материал, воторый об’единяется лишь одной общей звериной нена­вистью в революционному пролетариату и в СССР, и специфически- пруссачесвим зоологичесвим национализмом и шовинизмом.

Отсюда вытевает и задача нашей вритиви—всврыть в первую очередь классовую суть всех этих расово - теоретических упражнений и уже наряду с этим показать истинную цену «научным» отвро- вениям фашистских теоретиков. Взгляды Маркса—Энгельса—Ле­нина-Сталина, все подлинно научные данные дают для нашей критики основные положения и исчерпывающий материал.

У нас сравнительно мало известно, что украинский фашизм со­здал свою «разновидность» расовой теории, которая должна была стать «естественно - научным» обоснованием его контрреволюционной погром­ной практики, его ориентации на германский фашизм и интервенцию против СССР. Й еще менее известно, что эта расовая теория украинского фашизма явилась дальнейшим развитием той расовой теории, которую на протяжении десятилетий развивали идеологи увраинсвого на­ционализма (Антонович, Грушевсвий, Донцов, Рудницвий и др.). Расовая теория увраинсвого фашизма представлена отнюдь не слу­чайными высвазываниями, а целой разработанной концепцией, во многом настолько совпадающей с расовой концепцией германского фа­шизма, что рассматривать их изолированно не представляется воз­можный. Ориентация украинского фашизма на гитлеровскую Гер­манию нашла свое полное отражение и в расово- теоретических упражнениях идеологов украинского фашизма. Представляется поэ­тому политически актуальным рассмотреть подробнее расовую теорию украинского фашизма.

Наиболее Подробно расово-теоретическая концепция разработана небезызвестным Степаном Рудницким. Разрабатывать ее он начал еще во время империалистической войны, будучи на службе германского генерального штаба, продолжал развивать и после войны в ряде своих работ, вышедших за границей, развивал ее и в УССР, куда он был приглашен Скрыпником. Этот фашист и шпион, поставленный национал-уклонистом Скрыпником во главе украинского института географии и картографии, создал вокруг себя целую школку, которая в тесном контакте с зарубежными украинскими фашистами (Дм. Дон­цовым и К0) разрабатывала расовую теорию и геополитику и «наукообразно» оформляла идеологию воинствующего украинского фашизма.

Что такое нация, как она произошла? С этого вопроса Рудницкий начинает разработку своей расовой теории

Этот вопрос он разрешает следующим образом. Несколько фраз насчет значения эволюционной теории, ссылка на то, что «после Дарвина» мы твердо знаем, что все в мире произошло только путем медленной и постепенной эволюции, и... ответ на вопрос «что такое нация» готов. «Человеческая порода подлежит, подлежала и бу­дет подлежать эволюционным законам биологии, которые непрерывно стремятся к созиданию новых пород путем наследственности, есте­ственного и полового отбора, мутации, менделизации и т. п. Вековая диференциация привела к тому, что в человеческой породе, как, впрочем, во всякой иной породе, нет и не может быть равен­ства... Эволюция создала во всякой органической породе путем диференциации подпороды, разновидности и т. д. Среди вида Homo sapiens виды—это главные расы, породы—подрасы, подпороды — народы, мелкие подпороды—племена и т. д... Нация {самостий­ный народ) это одна из разновидностей вида Homo sapiens»[8]. Мы видим таким образом, что свой «поход» Рудницкий начинает с чисто биологического определения нации. Нация является, по его мнению, таким же продуктом биологической эволюции, как любая разновидность животного или растительного мира. Процесс борьбы за существование и естественного отбора создал те разновидности зоологического вида Homo sapiens, которые называются нациями. Классовая подоплека подобного определения нации совершенно ясна. Идеологам буржуазии, идеологам фашизма важно пред­ставить нацию как некое «высшее единство», как некую надисторическую категорию. Представление о нации как о ка­тегории исторической, возникающей на определенном этапе развития общества, для них неприемлемо, ибо их трактовка нации призвана затушевать факт классовой борьбы, представить нацию в виде «естественно» возникшей «целостности», в которой должна господствовать смудрая гармония-» между частями целого, а отнюдь не противоречия и борьба. И именно поэтому всевозможные чисто биологические определения нации находят ши­рокое применение у идеологов фашизма. В § 1 Carta del Lavoro итальянского фашизма мы можем прочесть, что: «итальянская нация есть организм, преследующий жизненные цели и располагающий средствами деятельности, которые стоят выше целей и средств изо­лированных и корпорированных индивидуумов, из которых состоит нация». Немецкий фашист Q. Граф в статье «Раса и народ как высшие жизненные единства» определяет нацию термином, заим­ствованным из биологии — «свободно скрещивающееся сообщество»: «Каждый народ является резко отграниченным от соседних народов и замкнутым в себе на протяжении многих столетий и тысячелетий свободно скрещивающимся сообществом» и дальше: «Нация —это жизненное единство, возникшее из вполне определенных рас, смесь рас, в которой преобладающая раса определяет своеобра­зие народа»[9].



Чисто биологическое понятие симбиоз также привлечено для «об’яснения» того, что такое нация. По мнению расового теоретика, некоего Ф. Бюхлера[10], отдельные «расовые кирпичики», из которых состоит германская нация, скреплены друг с другом самым насто­ящим симбиозм, с которым мы встречаемся во всех областях биологии. Нация как «единство, основанное на родстве крови и вну­треннего переживания» (Фрик)[11], нация как «воля к совместным действиям» (Донцов)[12], эти биомистические и мистико - психологи­ческие определения должны дополнить чисто биологические опре­деления нации.

Подобные биологические и биомистические определения нации ясно выражены также и у украинского буржуазного социолога В. Старо- сольского. Этот «теоретик» сообщает, что: «только нации, а не государства, можно назвать организмом», «нация—это стихийный биологический продукт», «стихийность, чистая биологичность и ирра­циональность национального сообщества выступает с совершенной ясностью». И здесь же Старосольский особенно наглядно обнажает классовую подоплеку всего этого построения, повторяя вслед за Шум­петером (Schumpeter, 1919), что империализм является «чистым» био­логический продуктом, «стихийно присущий нации». Такова неслож­ная попытка биологического оправдания империализма[13].

В этих вопросах социал - демократы также расчистили путь фаши­стам. У «классиков» социал-демократии мы встречаем концепцию нации, ничем не отличающуюся от тех формулировок, какие мы находим у Розенберга, Рудницкого, Графа и т. д. Биологизация по­нятия нации, изображение нации в виде «биологического единства» характерно для них в такой же степени, как и для фашистских те­оретиков. Что стоят, например, такие «формулировки» Отто Бауэра: «Представители одной нации сходны телесно и духовно, так как они происходят от общих предков и поэтому унаследовали все те при­знаки, которые у предков выработались в процессе борьбы за су­ществование путем естественного и полового отбора...»

«Творческие и воспроизводительные силы расы являются решаю­щими в истории народа; сохранение чистоты крови, смешение на­следственных зачатков различных по происхождению сообществ, вот истинные великие события мировой истории, которые проявляются как в судьбе отдельных людей, так и в судьбе наций»[14].

Дальше Отто Бауэр говорит о том, что «зародышевая плазма является носительницей национальных особенностей», которые обра­зовались благодаря деятельности естественного и искусственного от­бора, а также передачи по наследству благоприобретенных признаков.

Все эти и им подобные биологические определения нации призваны:

  1. затушевать классовую борьбу изображением нации в виде целостного биологического организма, в отношении которого легко провести известную еще в древнем Риме аналогию: мол, мозг и руки нужны телу одинаково, мозг должен управлять, а руки — выполнять работу, руки должны быть покорным орудием мозга, и горе тому организму, между частями которого возникает пагубный разлад;
  2. протащить мысль, что нация является естественно-исторической целостностью, между частями которой господствует не борьба, не антаго­низмы, а гармония, основанная на «родстве крови», симбиозе и т. п.;
  3. протащить мысль, что нации как продукты биологической эволюции возникают будто бы по закону борьбы за существование и что, следовательно, развитие наций идет под влиянием биологи­ческих, а не социальных закономерностей.

Единственным научным определением нации является определение, данное тов. Сталиным: «Нация — это исторически сложившаяся устой­чивая общность языка, территории, экономической жизни, психи­ческого склада, проявляющегося в - общности культуры. При этой само собой понятно, что нация, как и всякое историческое явление, подлежит закону изменения, имеет свою историю, начало и конец» Ч Для нас та общность людей, которую мы называем нацией, ничего общего не имеет с такими чисто биологическими категориями, как разновидность, подпорода и т. д. «Общность эта,—пишет т. Сталин,— не расовая и не племенная. Нынешняя итальянская нация образо­валась из римлян, германцев, этрусков, греков, арабов и т. д. Фран­цузская нация сложилась из галлов, римлян, бритов, гермавцев и т. д. То же самое нужно сказать об англичанах, немцах и прочих, сложив­шихся в нации из людей различных рас и племен. Итак, нация—не расовая и не племенная, а исторически сложившаяся общность людей»[15].

Мы видели, что фашист Рудницкий рассматривает, нацию как природно- биологическую, а не историческую категорию. Для него нация это биологическая разновидность, возникшая в процессе борьбы за существование и естественного отбора отдельных мутаций (измене­ний наследственных зачатков). Несмотря на оговорки, Рудницкий, как и все расовики, фактически отождествляет понятие раса и нация и приходит дальше к установлению изначальной неравноценности рас и наций. Он повторяет лишь обычные рассуждения расовиков и социал - дарвинистов. Легко видеть, что теория «неравноценности» рас —наций является не чем иным, как идеологическим орудием в руках современного империализма, служащим обоснованию захват­нической политики и угнетения колониальных народов[16].

Классовая суть определения нации Рудвицким более чем ясна. Особенно интересна та откровенность, с которой Рудницкий и сам немедленно открывает карты. «Что дает подобное определение нации для понимания сущности национализма»?—спрашивает он и здесь же в своеобразной «биологической форме» дает ответ на поставленный во­прос. Посмотрите на муравьев,—говорит этот «бескорыстный любитель природы»,— они делятся на разные виды, и каждый вид приспособлен к той среде, в которой он обитает. Один вид Myrmecocystus hortus deorum собирает мед. Lasius niger занимается «скотоводством», Polyer- gas питают муравьи - «невольники» и т. п. Каждая мурашка, каждая разновидность имеет «свою особую линию развития» и «всякий по­нимает, что если бы один вид насильно заставить развиваться по особой линии развития другого вида, то этот вид придет в упадок или погибнет». А так как, по мнению Рудницкого, никакой каче­ственной грани между муравейником и человеческим обществом не существует, то отсюда ему легко сделать вывод, что: «подобно тому как и каждый вид животных, так и та разновидность, которую мы называем самостийным народом, нацией, имеет присущую только ему сущность, и что каждый народ должен направить свое развитие в ту сторону, как это ему подсказывает его сущность. Национализм — эго просто стремление, вытекающее из этой сущности, это стремление к самосохранению той разновидности человеческой породы, которую мы называем народом»1.

Подменив историческое понятие—нация—биологическим поня­тием—разновидность, Рудницкий логично распространяет и чисто биологическую категорию адаптации, приспособления на человеческое общество. Для него нация это есть нечто приспособленное к климату и территории, совсем как муравьи приспособлены к своей среде: «Строение земной поверхности, влияние климата, растительных и животных продуктов страны формируют тело народа... все эти при­родные факты обусловливают всю духовную сущность народа, всю его деятельность» [17].

Для нас совершенно ясно, что развитие человеческого общества происходит на качественно совершенно иной основе, чем развитие животного мира[18]. Не биологическими закономерностями определяется развитие человеческого общества, а законами, специфически присущими ему, законами производства, раскрывающимися в определенный период, как законы классовой борьбы. Рудницкому же нужно «обосновать» при- роднуюизначальность наций и национализма. Империалистиче­скую политику буржуазия оправдывала ссылками на малоценность — «низкую породу» негров, малайцев и др. < цветных рас»; национализм и фашизм украинской буржуазии, в том числе и кулачества, Рудницкий пы­тается обосновать «вечными законами биологии» и эволюционной тео­рией. Нации и национализм это, мол, не исторические продукты, а «изна­чальные создания природы». Этот оголтелый махровый национализм, выступающий в биологическом одеянии, преследует весьма прозрачную цель—убедить трудящихся Украины в том, что они «от природы» не могут иметь ничего общего с трудящимися других национально­стей и что «от природы» же им «ближе» собственная буржуазия и кулачество. «Безобидные», казалось бы, разговоры насчет мурашек приводят к контрреволюционной попытке вбить клин, оторвать тру­дящихся Украины от трудящихся всего СССР и восстановить власть помещиков и капиталистов. «Законы эволюции» на службе ук­раинской контрреволюции—вот как расшифровываются «ученые» рассуждения Рудницкого.

Но все это была только увертюра, а основное «музыкальное действие» начинается в главе «Национализм и раса» этой же работы Рудницкого. Концепция такова: раз украинская нация возникла в процессе био­логической эволюции, то естественно, что по своим расовым особен­ностям она должна в корне отличаться от других наций как по признакам физическим, так по признакам психическим, ибо для сего расовика очевидно, что каждой расе свойственна и своя особая расовая психология.

Попытки доказать существование особого расового типа украинцев или даже особой «украинской расы» делались идеологами украин­ского национализма неоднократно. Подобного рода попытки мы нахо­дим у Антоновича, Грушевского, С. Русовой,И. Раковского, Дм. Донцова и т. д. и т. п.

Небезызвестный В. Антонович в статье «Три нащональв» типи народи», написанной в 1888 г. (и переизданной ВУАН в 1932 г.), дает антропологическое определение нации, настаивая на расовой неравноценности людей, и переходит затем к сравнению расовых осо­бенностей украинцев, русских и поляков[19]. «Нация — это группа людей, родственных и близких друг к другу своей природой, харак­тером, способностями, темпераментом» (197). Вслед за этим Антонович переходит к описанию расовых «отличий». Прежде всего идут физи­ческие отличия. Оказывается, что череп украинца «походит на яйцо, повернутое носком наперед; у поляков череп значительно более дли­нен, чем у украинца, а у москалей, наоборот, формою он скорее круглый» (198—199). Дальше: у поляков ноги длиннее туло­вища, у москалей короче туловища, а у украинцев равны туловищу. «У поляков чаще всего и больше всего жиреет живот, у москалей затылок, а у украинцев бюст» (200) и т. п. Но все это Антоновичу нужно для того, чтобы на основе физических отличий показать существование и врожденных расовых психических отличий. И дальше следует ряд «шедевров». От состояния нервной системы зависит, оказывается, «характер народа», его общественное и поли­тическое состояние и в конечном итоге его «способность к развитию» (201). А с нервной системой у «москалей» дело обстоит совсем плохо: «Нервная система москаля нечувствительна, а поэтому реакции на внешние раздражения у него невелики и бессильны». «На малой чувствительности москаля основана его прямота и грубиянство». Ока­зывается, что расовая психология проявляется даже в... ругани «москаля»: «Ругань его очень обильна, груба и крайне цинична. Поляк, ругаясь, не забывает повеличаться, ругань у него витиевата, театральна, ненатуральна. Украинцы, ругаясь, также иногда не чужда­ются цинизма, но обычно ругань у них бывает мифологическая: «чорт», «трясця», «яропуд» и пожелание чего-либо плохого». Дальнейшее исследование расовой психологии сим столпом украинского национа­лизма развертывается в том же духе. Для того, чтобы не было ни малейших сомнений в том, что речь идет именно о врожденных, расовых отличиях, Антонович подчеркивает, что «никакая культура не- в состоянии уничтожить врожденных качеств...» (209). И весь этот зоологический национализм переиздается ВУАН в 1932 г. в сопровождении сочувственных комментариев Б. М. Мельник-Антонович.

Ту же националистическую идейку—попытку доказать особенность украинского типа, древность и природную изначальность «украинской расы» мы находим у М. Грушевского. В одной из старых своих работ 1906 г. Грушевский пишет[20]: «Украинский этнический тип отличается от своих ближайших родственников великороссов и бело- руссов также и в других отношениях: особенностями антропологи­ческими в тесном смысле, т. е. физическим устройством (формою черепа, ростом, соотношением частей тела) и чертами психофизическими, проявляющимися в народном характере, психологии, складе семейных а общественных отношений... Как в лингвистическом, так и в психологическом отношении обособление народностей ук­раинской, белорусской и великорусской выходит далеко за пределы истории».

А позже, в 1918 г. совсем распоясавшийся Грушевский прямо пишет, что антропологически, по своим расовым свойствам украинцы не имеют ничего общего с русскими: «Есть с этой точки зрения глубокая разница между характером украинским и русским, глубоко отличным от европейского...» Дальше, характеризуя расовые осо­бенности русских, Грушевский пишет: «Отсутствие собственного чело­веческого достоинства и неуважение к достоинствам другого человека, отсутствие вкуса к выгодной, хорошо упорядоченной жизни... склон­ность в анархизму и даже к социальному и культурному разруше­нию...» и т. д. «...все эти призваки глубоко противны всякому европейскому, организованному индивидууму... Они же являются полной антитезою народным украинским особенностям... Все эти при­знаки делают украинца близким по духу и характеру к западно­европейской стихии, кое в чем к германской... »[21]

Если учесть, что это писалось в 1918 году, во время германской интервенции, то становится совершенно ясным, что в форме рассу­ждений насчет расовой психологии украинская контрреволюция про­тягивала руку германским интервентам.

1, наконец, из «классиков» зоологического украинского национа­лизма, пытавшихся подвести «антропологическую базу» под нацио­нализм, упомянем еще Донцова.

В своей статье «Культура занепаду»8 Донцов очень подробно характеризует низкие расовые свойства «москалей» и противопоставляет им высокие расовые свойства украинцев, сближающие последних с «кругом европейских рас».

Б числу расовых свойств «москалей» относятся неповоротливость, инертность, вялость (350), нетерпимость (347), примитивизм (360), стадность (351), «отвращение ко всяким общепринятым формам а самым основным требованиям эстетики» (352) и т. п. I дабы ника­кого сомнения не было в том, что речь идет не о приобретенных, а о врожденных, природных, расовых признаках, которые выработа­лись под влиянием естественного отбора, Донцов прибегает также к социал - дарвинистическим рассуждениям. Чем об’ясняется наличие у русских подобных «расовых свойств» ? Это об’ясняется, оказывается, тем, что в России отбор привел к нивелировке и в России поэтому дальнейшая эволюция происходить не может. «По Дарвину процесс происходит только путем отбора наиболее приспособленных,

о     этот отбор возможен только там, где представляется выбор, где есть миллионы разных форм, разных индивидуальностей, из которых мать - природа отбирает наиболее ценные, наиболее устойчивые. Б Рос­сии этот процесс задержан» (356).

Аналогичные рассуждения плюс попытка создания школьной «ра- совой педагогики» мы найдем у С. Русовой и И. Раковского[22].

Однако, наиболее полно расовая теория украинского национализма была разработана тем же Рудницким. Она разрабатывалась им в целом ряде произведений, вышедших на немецком, английском, румынском, итальянском и украинском языках[23]. По детальности разработки и четкой политической целеустремленности Рудницкого можно отнести к «классикам» расизма вообще, хотя его рассуждения во всем основ­ном сходны с обычными построениями расовиков. Мы видели выше, что Рудницкий пытался построить широкую социал -дарвинистическую базу для своей теории. Рассматривая нацию как продукт биологиче­ской эволюции, он неизбежно приходит к выводу, что люди, соста­вляющие данную нацию, должны обладать и вполне определенными биологическими (расовыми) особенностями. Рудницкий весьма «смело» берется за установление понятия украинская раса.

Полностью объемная статья находится здесь.



Tags: евгеника, история, национализм, расизм, украина, фашизм
Subscribe
promo varjag_2007 сентябрь 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments