varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

  • Mood:

Станут ли некоторые украинские регионы частью "единой Европы"?


В результате досрочные выборы превратились в репетицию референдума, итоги которой свидетельствуют о доминировании сепаратистских настроений в автономии. Три сепаратистские партии («Конвергенция и Союз», «Левая республиканская партия Каталонии» и «Кандидаты народного единства») получили твердое большинство — 74 мандата из 135.

Впрочем, Мадрид остается непреклонным: Конституция Испании оставляет решение подобного вопроса исключительно за испанским правительством и парламентом с последующим утверждением королем.

Кроме того, конституционными являются меры воздействия на сепаратистов — от отмены самоуправления в регионе до использования армии для защиты единства страны. Понятно, что такие крайние меры возможны лишь в случае одобрения и моральной поддержки Евросоюза. И что же Евросоюз?

Евросоюз де-юре против сепаратизма, но де-факто главный аргумент, высказанный накануне каталонских выборов председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу: новым странам Европы придется проходить путь вступления в ЕС с нуля. То есть Брюссель не исключает ни возможности появления новых государств, ни их членства в ЕС. Только новичкам понадобится пройти некоторый путь. И здесь возникают интересные вопросы: если ВВП Каталонии равен ВВП Греции, то рискнет ли Брюссель (в гипотетическом пока случае) исключить Барселону из зоны евро? Можно даже предположить контуры будущего соломонова решения: переходный период отделения от метрополии будет совпадать по времени с переходным периодом вступления нового государства в Евросоюз.

Чтобы понять снисходительность Брюсселя к сторонникам отделения, необходимо проследить эволюцию европейского сепаратизма. Долгое время «эталоном» сепаратизма выступали баскская ЭТА и североирландская ИРА — революционные, националистические и леворадикальные группировки. На их фоне несколько карикатурно смотрелись корсиканские и бретонские националисты во Франции, все же остальные европейские сепаратисты выглядели откровенными «пикейными жилетами».

Но становление Единой Европы сформировало новый облик сепаратизма. Теперь «мейнстрим» здесь задают респектабельные консерваторы, действующие исключительно парламентскими методами, ставящие во главу угла экономические аргументы (и только во вторую очередь апеллирующие к истории, языку и культуре) и заявляющие о своей приверженности ценностям Единой Европы.

Эти силы представлены не экзальтированными депутатами-одиночками, а вполне солидными фракциями; в Каталонии, Шотландии и Фландрии (Фламандии) сепаратисты имеют большинство в местных парламентах и сформировали региональные правительства, а в Италии «Лига Севера» входит в правящую коалицию на общенациональном уровне.

Благодаря декларированию европейских ценностей, в первую очередь «четырех свобод» (свобода перемещения граждан, товаров, услуг и капиталов) сепаратисты выбивают у своих оппонентов — унионистов — традиционные аргументы о разделении границами семей, разрыве традиционных связей и т.п.

Сепаратисты зачастую выступают большими сторонниками Евросоюза и Единой Европы, нежели их «метрополии». И если по словам все того же Жозе Мануэля Баррозу, конечная цель ЕС — это федерация, то у Брюсселя имеются все резоны опереться на экономически развитые регионы, чтобы преодолеть скептицизм «метрополий» к дальнейшей интеграции. (Каталония, Северная Италия и Фландрия — несомненные экономические локомотивы, депрессивная Шотландия рассчитывает на стратегические запасы нефти и газа на своем шельфе, а ими сегодня распоряжается Лондон).

Очевидная девальвация в рамках ЕС таких ранее бесспорных ценностей, как суверенитет и территориальная целостность государств, может иметь весьма неожиданные последствия для соседей Евросоюза. Так, Мануэль Баррозу заявил 29 ноября в Кишиневе, что ЕС выступает за мирное урегулирование конфликта между Молдавией и Приднестровьем, однако он «не увязывает напрямую данную проблему с перспективой европейской интеграции страны».

Один из руководителей ЕС считает вполне возможной евроинтеграцию Молдавии без Приднестровья, то есть в ЕС может вступить только часть государства. В данном случае — большая часть. Но ведь важен прецедент, и дальше ЕС будет вполне последователен, если позволит евроинтеграцию меньшей части, например, сепаратистскому региону.

Сегодня Польша, Румыния и Венгрия через законы о гражданстве либо статус зарубежного соотечественника вовлекают в свое де-юре либо де-факто гражданство жителей приграничных районов Украины. При этом не нужно забывать, что ЕС уже многократно осудил «преступный пакт Молотова — Риббентропа», а день его заключения (23 августа) провозглашен днем памяти жертв сталинизма и нацизма. С точки зрения территориальных приобретений, большая часть присоединенных в 1939—1940 годах к СССР территорий принадлежат Украине. Именно на эти территории направлена «паспортная» экспансия наших соседей, и кто сегодня может дать гарантии, что у жителей некоторых приграничных районов не возникнут собственные планы «евроинтеграции»?
Источник

Tags: галиция, глобализация, ес, испания, пакт молотова-риббентропа, сепаратизм, украина
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments