varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

«Почему Алеша Пукач так себя оклеветал?"

На прошлой неделе я поделилась, что вышла новая книга моего мужа (в соавторстве с генералом Михаилом Корниенко)  и обещала позже рассказать о ней более подробно. Сегодня в еженедельнике "2000" публикуется отрывок из книги про генерала Петра Опанасенко «Судьба генерала». (Машинный перевод мой).

Эта беда началась в августе 2000 года. На стол заместителю начальника ГУВД Киева генералу Опанасенко лег документ «особого контроля» - Генеральная прокуратура требует идентифицировать неизвестную оперативнаяую группу, которая осуществляет наружное наблюдение за журналистом Гонгадзе. Собственно, документ адресовался не киевскому главку, а МВД, и «большие люди» в министерстве решили «спустить» его начальнику криминальной милиции Киева.

Документ адресован министерством теперь уже ему, и он требует совершенно аргументированного достоверного ответа.

Генерал Опанасенко создает небольшую оперативную группу, в которую включает специалистов различных служб, в том числе «семерки» и оперативно-технического обеспечения, проще говоря - «наружки» и «прослушки», собирает ее в своем кабинете и показывает операм документ-задание - выяснить , кто следит за журналистом Гонгадзе.

Буквально на следующий день оперативная группа доложила: задание выполнено, кто следит за журналистом, установлено.

На стол генералу легли фотографии. И любые комментарии, разъяснения уже были лишними. На оперативном фото было четко видно машины милицейской «семерки» и лицо ее руководителя - Алексея Пукача.

Петр Никитич сразу же позвонил в министерство.

- Скажите, зачем вы «спустили» мне документ о Гонгадзе? - Спросил он генерала, который переадресовал документ Генпрокурора с МВД к нему лично.

- Мы считали это необходимым ...

- Если Генеральная прокуратура обратилась в МВД, то и ответить ей должно министерство.

- Мы решили, что ответить должнен киевский главк, а точнее - генерал Опанасенко.

- Мои оперативники узнали, кто следит за журналистом. Вам доложить?

- Нет, это лишнее.

- Что мне делать?

- Не знаю, решай сам. Ты можешь вообще не заниматься этим делом.

- Как это? Не реагировать на документ «особой отчетности»?

- Ты можешь поступить так, как считаешь нужным, - сказал, заканчивая разговор, высокопоставленный министерский генерал.

Петр Никитич сразу же по спецсвязи вышел на Пукача.

- Алексей, - спросил он, - что происходит? Генеральная прокуратура обратилась в МВД с требованием выяснить, кто следит за Гонгадзе. Из министерства этот документ «особой отчетности» спихнули на меня. Я, ничего не зная, послал опергруппу, и она увидела там тебя. Что происходит? - Еще раз спросил Опанасенко.

- Петр Никитич, - занервничал Пукач, - зачем это тебе?

- У меня документ, я не могу, не имею права на него не реагировать, не дать ответ. Скажи мне честно, и потом подумаем, что с этим делать, - кто тебе приказал следить за Гонгадзе?

- Я получил задание и его выполняю, - уклонился от ответа Пукач.

- Кто тебе приказал? Кравченко?

- Нет, другой генерал ...

- Немедленно снимай своих людей, а сам приезжай ко мне, будем думать ...

- Петр Никитич, - довольно жестко сказал Пукач, - держись от этого подальше, у тебя могут быть серьезные неприятности!


И тогда генерал понял: его подставляют, хотят выставить тем, кто предает корпоративные интересы. Одновременно ... другого выхода не было: он должен ответить Генеральной прокуратуре.

Он тогда очень сильно переживал, даже поделился сомнениями со своими же подчиненными, с теми, кому доверял абсолютно. Все вместе думали, искали выход. Наконец, один из полковников напомнил ему слова, которые он говорил своим операм неоднократно: если у тебя закрались сомнения, ты растерялся и не знаешь, что делать, сделай по закону ...

Рассказывает полковник Николай Рощин, ответственный работник уголовного розыска:

«Да, Петр Никитич честно признал, что за Гонгадзе следила наша милицейская« семерка ».

Вспоминает генерал М.

«Действительно, Опанасенко идентифицировал милицейскую Седьмую службу. Сначала он информировал об этом по служебной линии. Мы знали его порядочность, знали, что он просто не сможет поступить иначе. Министерство на его информацию никак не отреагировало. А потом он уже официально ответил Генеральной прокуратуре ».

Рассказывает Виктор Шевченко, тогдашний заместитель прокурора Киева:

«Петр Никитич не мог действовать иначе: выполняя задания Генеральной прокуратуры, он установил, кто именно следил за журналистом Гонгадзе».

Опанасенко тогда еще не знал, что пройдет совсем немного времени -  Гонгадзе исчезнет, ​​и развернется неслыханный политический скандал, а Алексей Пукач будет спасаться бегством ...

Он, Опанасенко, с самого начала, как только были обнародованы так называемые «пленки Мельниченко», вроде «героя-одиночки», который из-под дивана подслушивал президента, неоднократно в высших министерских кабинетах высказывал свою позицию: дело Гонгадзе надо расследовать как любое другое уголовное дело. И начинать надо с майора Мельниченко. Важно было выяснить - кто его устроил охранником, кто на самом деле записывал президента и кто приказал Мельниченко легализовать записи, сказав, что записывал он сам? .. И тогда клубок выведет - Опанасенко знал это на оперативном уровне - на одного блатного, совсем не милицейского генерала, который к тому же при всех властях, при всех президентах был в фаворе. Именно главк Киев по инициативе Опанасенко объявил Мельниченко в международный розыск.

Дело Гонгадзе затевалась «под пленки» с целью устранения от власти Леонида Кучмы и Юрия Кравченко как возможного преемника - это прекрасно понимало все руководство МВД, однако, несмотря на особую позицию генерала Опанасенко, решило ... не раздувать политические страсти. Это была роковая ошибка Юрия Кравченко и его ближайшего окружения. Она привела ко многим трагическим событиям в будущем.

Петр Опанасенко до конца жизни не верил в то, что Гонгадзе убил Алексей Пукач. Оперативники частно информировали его: Гонгадзе похитили из-под «наружки» Пукача. Но это была лишь оперативная информация, а ее, как известно, не легализованной к делу не погубишь.

Кто похитил Гонгадзе и какова его дальнейшая судьба? Опанасенко, похоже, знал ответ и на этот вопрос. Однако официальное следствие версию похищения журналиста из-под милицейской «наружки» даже не отрабатывало. Не потому ли, чтобы не всплыла зловещая фигура все того же, совсем не милицейского генерала? ..

- Не понимаю, - говорил Опанасенко друзьям-оперативникам, - почему Алеша Пукач так себя оклеветал?

Кстати, большинство оперативных работников милиции, которые хорошо знали Алексея Пукача, свое мнение о нем и сегодня не собираются менять в угоду возможной политической конъюнктуре.

«Я хорошо знал Алексея Петровича, - рассказывает полковник Игорь Степанчук. - Меня несколько раз допрашивали в прокуратуре, и я всегда говорил, говорю и буду говорить: Алексей Петрович высокопрофессиональная и порядочный человек. Мое мнение о нем не изменилось и не изменится.Да, его обвиняют в тяжком преступлении, но я лично очень сомневаюсь в том, что он ... что его участие было таким, как это пытается доказать следствие ».

Тогда, в разгар политического скандала из-за «дело Гонгадзе», взаимоотношения генерала Опанасенко с высшим руководством МВД, лично министром Кравченко осложнились до невозможности. Под руководством Опанасенко только что раскрыто дело «Топ-сервис», через прессу хороший резонанс пошел всей Украины, он на подъеме, а его вызывают в министерство на очередное заслушивание о результатах оперативной работы и ... объявляют выговор за ее развал.

Вспоминает полковник Юрий Поляков

«После объявления выговора Петр Никитич был очень подавлен. Сказал мне, что, возможно, ему придется уйти, только он не знает, что ему делать, чем заниматься в жизни штатском.

Представляешь, говорит, как все это подстроено, как все превратно, оболгано.

Это его поразило, подкосило. Сколько здоровья и сил было отдано, чтобы раскрыть банду «Топ-сервис» ... Его и его команду стоило бы отметить, наградить, а ему объявили выговор ... »

«Петр Опанасенко - это был золотой фонд милиции, - рассказывает генерал Юрий Черкасов. - Он был настоящим оперативником, всю жизнь раскрывал убийства, разбойные нападения, боролся с организованной преступностью еще тогда, когда и УБОПа не было. Люди такого склада в политику никогда не вмешиваются. Политиками всегда пытаются манипулировать спецслужбы, но отнюдь не работники уголовного розыска. Но Петра в эту политику все время пытались втянуть. Между тем, если бы дело Гонгадзе расследовал Опанасенко, он бы, без сомнения, с этой задачей справился. Но тогда бы стала известна правда, от которой Украина ужаснулась бы. И осмелюсь предположить: возможно, и новейшая история Украины развивалась бы несколько иначе, без «оранжевого» коллективного помрачение ума. Но дело это поручили расследовать не Опанасенко, а кому-то совершенно другомуим ».

Заказ по тел. (044) 284 6539



Tags: дело гонгадзе, книги, силовые структуры, спецслужбы
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments