varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Categories:

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО В МЮНХЕНЕ

Что общего между Чехословакией-1938 и Сербией-2008? Сербией-2008?



В ночь с 29 на 30 сентября нынешнего года исполнится 70 лет Мюнхенскому пакту, заключенному Великобританией и Францией с нацистской Германией.

Суть соглашения, как известно, состояла в том, что ведущие западные демократии отказались от гарантий суверенитета Чехословакии, вынудив ее передать рейху Судеты. На этих территориях, населенных преимущественно немцами, находились не только важные военно-промышленные объекты, но и стратегические оборонные укрепления («чешская линия Мажино»), защищавшие Прагу от вторжения потенциального агрессора.

Как свидетельствует Уильям Ширер, «процветающая индустриальная держава в одну ночь была разорена и разорвана на части». В Чехословакии была нарушена сложившаяся сеть железных и шоссейных дорог, телеграфная и телефонная связь. Страна лишалась 66% запасов каменного угля, 80% запасов бурого угля, 86% запасов сырья для химической промышленности, 80% цемента, 80% текстильной промышленности, 70% леса.

Таким образом, речь в Мюнхене шла не только о передаче Германии Судет, но и сдаче всей Чехословакии, терявшей свою жизнеспособность.

То, что государству, созданному Масариком и Бенешом, приходит конец, в Лондоне и Париже прекрасно понимали. Однако о том, что с юридической точки зрения Мюнхенские соглашения разрушают установившуюся после 1918 года систему международно-правовых обязательств, создают предпосылки для пересмотра других европейских границ и, в конечном счете, открывают путь к новой мировой войне, там предпочитали не задумываться.

В иных обстоятельствах мы, возможно, дождались бы «юбилея» Мюнхенского сговора, чтобы еще раз вернуться к этим событиям. Однако повод к тому, чтобы вспомнить о Мюнхене, представился гораздо раньше. Провозглашение независимости Косово и признание созданного в результате натовской агрессии квазигосударства крупнейшими западными державами заставило нас вспомнить о Мюнхене-1938 уже сейчас.

Аналогий в самом деле очень много. Вот лишь некоторые из них.

Долгие годы западные демократию обнадеживали Прагу, обещая поддержку в случае агрессии, но в итоге отдали ее на «съедение» наци. Точно так же и США при Буше-старшем обещали Милошевичу помощь в борьбе за сильную Сербию в ее исторических границах. Однако через какое-то время в Вашингтоне решили, что противовес объединенной Германии на Балканах Америке больше не нужен, и все закончилось Дейтонскими соглашениями, а потом – потерей Косово.

До Мюнхена Чехословакия была региональной державой, после Мюнхена – перестала быть субъектом международной политики. То же самое можно сказать и о Сербии-Югославии, игравшей прежде ведущую роль на Балканах, а сегодня по своему потенциалу влияния мало отличающейся, скажем, от Македонии или Словении.

Чехословакия, потеряв Судеты, потеряла и законную власть. Ее лидер, президент Эдуард Бенеш, был вынужден покинуть свой пост, а его место заняли коллаборационисты, готовые на любые уступки агрессору. В Сербии эта история проходит в два этапа – сначала с Милошевичем, а теперь, похоже, и с Коштуницей.

Аннексия Судет стала прелюдией и к расчленению Чехословакии (на «протекторат Богемии и Моравии» и марионеточное государство Тисо в Словакии), и Сербию, по-видимому, ожидает то же самое. Фактически потеряв Косово в 1999 году, Белград лишился затем и Черногории. После того как в статусе Косово произошли и юридические изменения, Сербия обречена на продолжение распада – на очереди Воеводина, Санджак, Прешево.

Все эти аналогии видны невооруженным глазом. Куда менее очевиден «вопрос о России», который и в случае Судет, и в случае Косово имеет ключевое значение.

Решения и по Судетам, и по Косово принимались без России, вопреки ее воле. Тем самым ведущие державы Запада продемонстрировали, что не намерены считаться с Москвой, не рассматривают ее как «несущую конструкцию» системы европейской (тогда) и мировой (теперь) коллективной безопасности.

Передавая рейху Судеты, западные демократии руководствовались не только стремлением «откупиться» от Берлина, но желанием направить его завоевательную энергию дальше на Восток – с дальнейшей перспективой создания единого фронта против СССР. В Париже и Лондоне прекрасно понимали, что, отдавая Чехословакию Берлину, они дают ему прекрасный плацдарм для будущих операций на восточном направлении.

Отдавая Косово албанским сепаратистам, США и их европейские союзники стремились наладить отношения с исламским миром и перенаправить его конфронтационный потенциал с Запада на православный славянский Восток, то есть, в конечном итоге, на Россию. Отторгая Косово от Сербии, натовский блок посылал исламским радикалам сигнал: атакуйте Россию, сконцентрируйтесь на Чечне, на Северном Кавказе, и тогда мы больше не будем противостоять друг другу, но, напротив, объединим наши усилия. Этот посыл не утратил своей актуальности и сейчас, когда силы, противостоящие РФ, пытаются взять в Ингушетии реванш за поражение в Чечне.

Расчленяя Югославию и Сербию, американские стратеги не скрывали, что сводят счеты с «уменьшенной копией России». С момента появления доктрины Хантингтона Сербия рассматривалась как потенциальная союзница Москвы – по крайней мере, в долгосрочной перспективе. Исторические связи Сербии и России, пророссийские настроения значительной части жителей страны были аргументом в пользу такого решения.

Удивительно, но подобные же мотивации, хотя и не выраженные столь явно, имели место и в отношении Чехословакии в 1938 году. Чехов не просто «скормили акуле», но и «наказали» за их русофильство (тем, кто изучает чешскую историю только после «пражской весны» 1968 года, возможно, трудно поверить в сие, но это факт). С начала XIX века Прага стала центром европейского славянофильского движения. Находясь под австрийским гнетом, чехи обращали свои взоры к России, надеясь с помощью Москвы обрести национальную независимость. В годы Первой мировой войны они отказывались сражаться на стороне Габсбургов и в массовом порядке переходили на сторону русских. Сформированные в России части Чехословацкого корпуса сражались с австро-немецкими войсками. Летом 1917 года они остановили австрийское наступление на Западной Украине в ситуации, когда многие другие войсковые части отказывались идти в бой и страдали от повального дезертирства.

В 1922 году Чехословакия де-факто признала РСФСР, а в мае 1935 заключила с СССР договор о взаимной помощи, который был тут же ратифицирован парламентами обеих стран (в отличие от аналогичного советско-французского договора, который был ратифицирован почти через год, в феврале 1936-го). Эдуард Бенеш, ставший в 1935-м президентом Чехословакии, проповедовал идею постепенной эволюции капитализма в «славянский социализм» с плановой экономикой, коллективными формами собственности на средства производства и «регулируемой демократией», стремился к синтезу «сильных стороны» западных демократий и Советского Союза, поддерживал постоянные контакты со Сталиным и другими советскими руководителями. Кроме того, чехословацкий лидер был убежденным русофилом и не скрывал своих симпатий к русскому народу. В Закарпатье, оказавшемся после Первой мировой войны под юрисдикцией Чехословакии, русский язык использовался в качестве официального вплоть до начала немецко-венгерской оккупации.

Отношения, установившиеся между Москвой и Прагой с 1935 года, были для «осажденной крепости» СССР просто уникальными. Ни с одной другой европейской страной СССР не удалось установить подобных связей. Поэтому необходимо ясно отдавать себе отчет в том, что, заключая Мюнхенский пакт, Лондон и Париж не просто избавлялись от ненужного геополитического балласта, но и хладнокровно уничтожали государство, которое потенциально могло бы стать союзником СССР. (Как показала история, в этом они не ошиблись – в 1943 году, когда исход Второй мировой войны еще не был ясен, Бенеш первым из числа лидеров стран Восточной Европы подписал союзнический договор с СССР).

И потому, давая согласие на расчленение Чехословакии, Чемберлен и Даладье не просто платили Гитлеру «дань». Они спокойно и расчетливо выдавливали СССР из европейской политики.

С тех пор прошло 70 лет, но на примере Косово мы видим, как Запад использует в отношении России и ее союзников (пусть даже и потенциальных) те же подходы, что и в «эпоху Мюнхена». В рамках этой стратегии нет места и тем, кто стремится, как Бенеш, проводить многовекторную политику, сотрудничая и с Западом, и с Москвой.

Это – крайне рискованный путь, который опасен для Европы повторением того, что было после Мюнхена. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Tags: геополитика, россия, сербия, фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag_2007 сентябрь 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments