varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Category:

Русский фашизм: бренд или реальность?

Москва. 11 декабря 2010 г.
«Неонацистский погром», «5000 нацистов у стен Кремля», «Неонацисты в центре Москвы: погром или репетиция путча?» — так отозвались о беспорядках, произошедших 11 декабря 2010 г. в центре российской столицы, журналист и член Общественной палаты РФ Максим Шевченко, бывший сатирик и активный оппозиционер Виктор Шендерович, а также корреспонденты «Голоса Америки». Поскольку мнения столь разных людей по этому поводу совпали, можно сделать вывод о существовании массового фашистского движения в России. Но попробуем разобраться в этом вопросе без спешки.
Для начала хочу определиться с терминологией. Очень часто авторам, употребляющим слова «фашист» и «нацист» в качестве синонимов, ставят на вид, дескать, Гитлер руководил Национал-социалистической немецкой рабочей партией, поэтому извольте не применять к ней название ультраправого итальянского движения. Однако если таким образом подходить к данному вопросу, то как же тогда называть бразильских интегралистов или бельгийских рексистов? Ведь по сути эти политические движения 30—40-х гг. прошлого века были фашистскими. Кроме того, в политологии термин «фашизм» существует, им обозначают крайне правые националистические движения независимо от того, как они называются. Поэтому считаю необходимым не концентрироваться на том, что в 1919 г. Бенито Муссолини создал Fasci italiani di combattimento («Итальянский союз борьбы»), ставший потом Национальной фашистской партией.

Еще один важный момент — зачем писать о русском фашизме в украинской газете? Всегда же можно сказать «нас это не касается, у нас свое государство». Правда, при этом тех, кто говорит так, Россия занимает, и очень сильно. Эти люди неустанно пытаются доказать (в первую очередь, конечно, себе), что у них дома все намного лучше, чем у россиян, — и пейзажи красивее, и дороги ровнее, и народ непьющий и т. д. Все сказанное имеет прямое отношение и к проблеме русского нацизма. Еще в начале 90-х на Украине о нем сложился определенный миф. Здравствует он и по сей день, в т. ч. и в журналистской среде. Не раз от своих коллег мне приходилось слышать рассуждения: «Почему они (т. е. россияне) нас попрекают Бандерой и Тягнибоком? У них у самих сплошные фашисты. Пусть с ними разбираются, а к нам не лезут!»
Кроме того, явление, именуемое русским фашизмом, тесно связано с отношениями славян с выходцами из республик Северного Кавказа, Закавказья и Средней Азии, а также некоторых других государств, которые принято относить к третьему миру. Для Украины эта проблема также не последняя. Не так давно «2000» писали о непростых отношениях харьковчан и представителей вьетнамской общины этого города («Стоит ли повторять чужие ошибки?», № 47(535), 26.11. — 2.12.2010). Также стоит напомнить о массовых драках между кавказцами и жителями Алчевска и Никополя, происходившими в прошлом и начале нынешнего года. И, конечно же, Крым — напряженность между русскими и украинцами, с одной стороны, и татарами — с другой существует не первый год, и периодически она выливается в откровенную вражду, сопровождаемую потасовками, а порой и убийствами. Поэтому не стоит скоропалительно заявлять, что события на Манежной площади в Москве «нас не касаются». А значит, и о том, кто такие русские нацисты, украинцы должны знать.

Однако ответить на подобный вопрос не так уж и легко. Кого записывать в фашисты, если даже Владимир Путин говорит, что он и Дмитрий Медведев — националисты «в хорошем смысле» (слова эти были сказаны накануне президентских выборов 2008-го). Если Путин с Медведевым националисты «хорошие», то кто тогда «плохие»? Чтобы выяснить это, обратимся к истории, причем совсем недавней.

Пугало родом из перестройки

Сборник песен российских фашистов. Год публикации 1935-й

 

Надо сказать, что Россия — страна, не имеющая фашистских традиций. В отличие от государств Южной и Центральной Европы — Хорватии, Румынии, Венгрии и Словакии. В годы Второй мировой войны здесь активно действовали мощные движения нацистского толка, которые сегодня прославляют их идейные наследники. В СССР же фашистов не было (об этом, кстати, было сказано еще в романе «12 стульев») — не будем же мы всерьез принимать дело «Ордена русских фашистов», по которому в 1925 г. был расстрелян поэт Алексей Ганин, друг Сергея Есенина. В 1966 г. это дело было прекращено за отсутствием состава преступления, а Ганин посмертно реабилитирован.
 

До войны в эмиграции были созданы Русская фашистская партия во главе с Константином Родзаевским и Всероссийская фашистская организация Анастасия Вонсяцкого. Позднее обе слились и стали именоваться Российским фашистским союзом (РФС). Символика его была соответствующей — ромб со свастикой и двуглавым орлом. Также свастика присутствовала на черной униформе членов РФС. Золотым временем для этого союза была середина 30-х, когда РФС являлся самой влиятельной политической организацией среди русских эмигрантов, находившихся в Маньчжурии. Но за ее пределами роль партии Родзаевского и Вонсяцкого была ничтожной, а в Советском Союзе эти персонажи вызывали интерес только у пропагандистов и сотрудников спецслужб.

Так обделенная «своими» фашистами и прожила Россия несколько десятилетий, пока не случилась перестройка, и вот тогда советские люди впервые узнали об обществе «Память». Свою «родословную» оно выводило с 70-х, с небольших историко-литературных кружков, но звездный час «Памяти» пришелся на рубеж 80—90-х гг. О ней тогда много писали журнал «Огонек», газета «Коммерсантъ» и др. издания, которые в те годы титуловали «демократическими». Также не обошли вниманием эту организацию журналисты гиперпопулярной программы «Взгляд».

В одночасье «Память» стала пугалом для всей страны. Фотографии молодцев в шинелях с бело-сине-красными повязками на рукавах (летом они надевали футболки, на которых были написаны стишки «Куришь, пьешь вино и пиво — ты пособник Тель-Авива») увидели все и быстро сделали вывод: вот они, русские фашисты, враги перестройки, демократизации и гласности. Но сколь велика была эта опасность? Собственно говоря, кроме шумных митингов, «Память» отметилась всего двумя запомнившимися акциями.

В январе 1990 г. три десятка ее членов пришли в Центральный дом литератора (ЦДЛ), где на свое заседание собралось общество «Апрель» («Писатели в поддержку перестройки»), и развернули плакаты «Долой сионизм!», «Друзьям Израиля — не место в Верховном Совете СССР!» и т. п. Возникла небольшая потасовка, после чего скандалистов вывели из зала. Стоит заметить, что к этому времени «Память» раскололась на несколько организаций с одинаковым названием. Наиболее многочисленной была та, которой руководил Дмитрий Васильев (ныне покойный) — в ее рядах насчитывалось около 400 чел. По сравнению с разнообразными «народными фронтами» это просто мизер.

Ну чем не царь? Дмитрий Васильев,
один из лидеров «Памяти»

Скандал в ЦДЛ был устроен не васильевцами, а той «Памятью», в которой видную роль играл Константин Смирнов-Осташвили. Об этом человеке чуть позже, а пока о второй шумной акции «памятников», случившейся уже после распада СССР. Осенью 1992 г. они ворвались в редакцию «Московского комсомольца» и стали выкрикивать угрозы в адрес журналистов. Как потом объясняли организаторы, они таким образом «предупредили» руководство издания о возможных последствиях выступлений против «Памяти» (у руля которой стоял Васильев). Вот, собственно, и все деяния этого общества.

Но, несмотря на это, в перестроечные годы «Память» имела шумную «славу» и даже стала в каком-то смысле именем нарицательным. Но этой «славы» (пусть и закавыченной) она не заслужила, и создается впечатление, что кому-то была очень нужна страшилка о «памятниках». В июле 1997 г. «прораб перестройки» Александр Яковлев, давая интервью «Литературной газете», сказал: «Такое ощущение, что в советское время были две партии — одна публичная, другая подпольная. Последняя как раз и чинила все эти безобразия, прокладывала дорогу нынешнему фашизму». Странно, но Александр Николаевич (уже покинувший этот мир) почему-то запамятовал, что сам с 1986-го по 1990 г. был секретарем ЦК КПСС и должен был хорошо знать, откуда в стране взялось общество «Память», сам факт существования которого сыграл важную роль в дискредитации Советского Союза.

Многие читатели, думаю, вспомнят, как в начале 1990 г. в крупных городах страны (в т. ч. в Киеве) поползли слухи о готовящихся погромах (вообще это слово в напряженной атмосфере тех лет стало чересчур популярным). Конечно, сплетни — ненадежный источник информации, но ведь кто-то их распускал, кто-то сочинял истории о крестиках, нарисованных на дверях квартир, где жили евреи. По недомыслию ли это делалось? По недомыслию ли вещали о pogroms «западные голоса»?

В том же году известность приобрело дело Смирнова-Осташвили. За скандал в ЦДЛ, точнее за оскорбительные выкрики в адрес евреев, его привлекли к уголовной ответственности за разжигание межнациональной розни. О суде над ним писали и внутри страны, и за рубежом, а советские тележурналисты даже сняли о нем фильм. В кадре этот человек с детской наивностью охотно рассказывал, как отличить еврея по походке, форме носа и другим физиологическим признакам.

Выступал на телевидении и Дмитрий Васильев, неся ахинею о масонских заговорах и прочих весьма занимавших его вещах, а в интервью печатным СМИ он рассказывал, что ни много ни мало является претендентом на российский престол. Но если Васильев умер своей смертью, то Смирнова-Осташвили ждала другая судьба. В октябре 1990-го он был приговорен к двум годам лишения свободы в колонии усиленного режима. В апреле 1991 г., находясь в ИТК Твери, Смирнов был найден повешенным на простыне. На вопросы журналистов, не расправились ли с ним другие заключенные, в областном УВД отвечали, что зэки в случае чего режут друг друга, а не вешают. В итоге официально объявили, что произошло самоубийство.

Смирнов-Осташвили умер, выполнив свою миссию и явив всему миру облик «русского фашиста», активиста «Памяти», сыгравшей в нашей истории провокационную и кликушескую роль, а также породившей уже не опереточных, а настоящих нацистов.

Митинг общества «Память». Эти люди стали страшилищем для всей страны

«Железный Шурик» и «Вервольф»

В первой половине 90-х Россия и другие постсоветские государства впервые услышали фамилию Баркашов, увидели аббревиатуру РНЕ и русскую свастику, прозванную «коловратом». В октябре 1990 г., когда в Москве судили Смирнова-Осташвили, 37-летний член «Памяти» Александр Баркашов покинул ее ряды и основал «Русское национальное единство». Своих соратников он нарядил в черную форму с «коловратом» на рукавах и начал заниматься с ними военной подготовкой.

Мода осени 93-го: черный плащ и
«калашников». Александр Баркашов
защищает Белый дом

Широкую известность РНЕ получило во время октябрьских событий 1993-го. Тогда боевики Баркашова с оружием в руках участвовали в обороне Белого дома и захвате здания московской мэрии. Было их у Дома правительства не так уж много — около 200 чел. Но парней со странной свастикой на военной форме заметили. После штурма Белого дома раненый Баркашов попытался скрыться, но был найден в одной из столичных больниц и отправлен в «Лефортово». Весной 1994 г. его амнистировали и выпустили на свободу.

Дальнейшая деятельность РНЕ — мелкий рэкет, грабежи, нападения на рыночных торговцев. Фактически в те лихие бандитские годы партия Баркашова стала одной из «бригад». Ее деятельность не приняла серьезного размаха, потому что спецслужбы и правоохранительные органы начали активно бороться с баркашовцами.

Параллельно с РНЕ действовала другая организация — «Легион «Верфольф» (вервольф — по-немецки оборотень), руководимая уроженцем Одессы Сергеем Пирожком. Если «Русское национальное единство» пыталось хоть как-то прикрыть свою фашистскую сущность неким флером великодержавной и православно-монархической идеологии, то идеология «Верфольфа» чисто неонацистская. В уставе легиона говорилось: «Цель: окончательное решение еврейского вопроса радикальными методами. Освобождение от химер морали по отношению к недочеловекам. Борьба с неортодоксальными религиозными организациями. Основы нашей идеологии: антикоммунизм, антисемитизм, апартеид, антилиберализм». Добиться своего они пытались с помощью терактов (неудачных), но главным делом «оборотней» стало убийство их соратника, которого неонацисты отправили на тот свет во время пьяной драки. У трупа были отрезаны уши, которые потом Пирожок без стеснения демонстрировал российским и зарубежным журналистам. В итоге летом 1994 г. главный «верфольф» вместе с бандой был арестован. Легион прекратил свою деятельность. Кстати, находясь в тюрьме, Пирожок пообщался с телевизионщиками и обеспокоился... тем, что в Одессе слишком много русских и очень мало украинских школ.

Против молодчиков из РНЕ тоже неоднократно возбуждались уголовные дела. Кроме того, несмотря на название, в организации произошло несколько расколов. В результате к концу 90-х ее деятельность начала затухать. Последним писком РНЕ стало участие в акциях протеста в Ростове, где в 2001 г. проходил суд над полковником Юрием Будановым, обвиненным в убийстве чеченской девушки. После этого «борьбу» РНЕ продолжило в основном в интернете.

Когда баркашовцы были еще достаточно активны, у них случился страстный роман с журналистами. Можно сказать, получила продолжение история с «Памятью», которой много внимания уделяли газеты, журналы и телевидение. Но теперь сотрудники СМИ относились к нацистам просто с обожанием, и влекомые этим чувством, стали о них писать много и со вкусом. Конечно, преступно было бы скрывать от читателей, зрителей или слушателей то, что фашистские организации в России существуют, но, как часто это случается, стараниями журналистов была создана черная легенда о могучем движении русских нацистов, лидер которых вот-вот пропишется в Кремле.

В качестве примера приведу статью из «Независимой газеты», опубликованную в феврале 1999-го. Называлась она «Российский электорат медленно, но верно дрейфует в сторону РНЕ» и начиналась словами «Общество устало от безвластия и может поддержать тех, кто начнет наводить порядок, даже если это будет «русский порядок», который предлагает Баркашов». Напомню, что спустя полгода в России закончились «ельцинские времена» и руководить страной стал Владимир Путин, а вовсе не Александр Баркашов.

Более того, замечу, что РНЕ во главе с вождем, прозванным журналистами «Железным Шуриком», пыталось несколько раз участвовать в думских выборах, но стабильно и с треском их проигрывало.

После 1999 г. о Баркашове писали все реже, и лидер РНЕ довольно быстро превратился из политического и криминального деятеля в персонажа новейшей истории России. Но роман журналистов с фашистами продолжился — их новой любовью стали скинхеды.

Бритоголовые настоящие и виртуальные

О стриженных наголо подростках в солдатских ботинках, нападающих темными вечерами на «нерусских», активно стали писать и говорить в начале 2000-х. Но их первые преступления произошли еще в середине 90-х. Так, 20 апреля 1995 г. (в день рождения Гитлера) группа скинхедов забила насмерть азербайджанца. Также в деле фигурировало отрезанное ухо несчастного. Лидер банды Артем Талакин вскоре оказался за решеткой, а после освобождения работал с подростками, объясняя им пагубность ксенофобских взглядов.

В начале нового тысячелетия активность скинхедов значительно возросла. То и дело стали поступать сообщения о нападениях на выходцев из стран Азии и Африки и кавказцев. Несколько преступлений бритоголовых потрясли всю страну. В феврале 2004 г. в Петербурге была убита восьмилетняя таджикская девочка Хуршеда Султанова. Осенью 2005-го в северной столице погиб студент Тимур Качарава, что имело большой общественный резонанс. Спустя полгода в Москве был убит Виген Абрамянц (в двух последних случаях виновные были найдены и понесли заслуженное наказание).

Список преступлений нацистов можно продолжить, благо СМИ следили за подобными злодеяниями внимательно. При этом в информационной кампании против скинхедов участвовали как государственные массмедиа, так и оппозиционные либеральные. «Артиллерийский огонь» по движению скинхедов журналисты вели интенсивный, слаженный и вскоре увлеклись этим.

Результаты оказались потрясающими. Во-первых, первую половину «нулевых» страну просто трясло от темы нападений нацистов на «инородцев». Во-вторых, начали появляться данные, согласно которым численность скинхедов в РФ достигла 70 тыс. («Перерождение бритоголовых», «Независимая газета», 1 апреля 2008 г.). Правда, откуда взялась такая огромная цифра, никто объяснять не стал. В-третьих, из многих публикаций следовало, что большинство жителей России всей душой на стороне «скинов». В-четвертых, пишущая и снимающая братия без разбору в любом ЧП видела деяния фашистов, а когда их не было, то стала их придумывать.

Так, 16 октября 2008 г. интернет был взбудоражен убийством в Иркутске. Жертвой стала 16-летняя Ольга Рукосыла, активная антифашистка (участница неформального движения «антифа»). К статьям о ее смерти прилагалось фото милой школьницы, погибшей от рук нацистов. Затем об этом написали «Аргументы и факты», Die Tageszeitung, а также сообщило радио «Эхо Москвы». Вскоре в российской и германской столицах прошли акции в память об Ольге. А затем случился большой конфуз. Журналисты иркутской газеты «Восточно-Сибирская правда» провели собственное расследование и, обратившись в правоохранительные органы, выяснили, что 16 октября подобного убийства зафиксировано не было, тело мертвой девушки ни в одно медучреждение города не поступало, а во всей области не было и нет человека с фамилией Рукосыла.

 
 
Анна Бешнова,
реальная жертва этнической
преступности
«Ольга Рукосыла»,
мнимая жертва русских
фашистов

Кому понадобилась эта провокация, неясно по сей день. Правда, стоит отметить, что за несколько дней до лжерасправы с иркутской антифашисткой в Москве изнасиловали и зверски убили десятиклассницу Анну Бешнову. Преступление было совершено гражданином Узбекистана, приехавшим в столицу РФ на заработки. Вполне возможно, что с помощью «дела Рукосылы» пытались отвлечь общественное внимание от этого громкого убийства.

История с несуществующей Рукосылой вскоре увидела новое издание. Через два месяца после иркутского «убийства» 21 декабря в Москве подвергся нападению Георгий Цай, скрипач знаменитого оркестра «Виртуозы Москвы», кореец по национальности. Тут же делается вывод: нападение — дело рук фашистов. Вполне прозрачный намек на это уже на следующий день после ЧП сделали «Аргументы и факты», достаточно популярная в России и других странах СНГ газета. В таком же духе высказались и другие СМИ. А 22 декабря напали еще на одного музыканта «Виртуозов» — Дениса Шульгина. Но спустя несколько дней истерия улеглась — милиция официально опровергла информацию о скинхедах, поскольку были задержаны подозреваемые. Ими оказались приезжие с Алтая, которые грабили прохожих независимо от их национальной принадлежности.

Карелия, 2006-й. Милицейское начальство пытается успокоить разгневанных жителей Кондологи

Примеры подобной журналистской тенденциозности, заангажированности и халатности выглядят еще более вопиющими, если вспомнить о том, что случилось в сентябре 2006 г. в карельском городе Кондопога. Там возник конфликт между кавказцами (в основном чеченцами) и местными жителями, сопровождавшийся убийствами и едва не переросший в бунт. Массовые беспорядки удалось остановить, и до большой крови, к счастью, не дошло. Попиариться на протестах горожан пыталось ДПНИ («Движение против нелегальной иммиграции»), но в принципе было ясно, что возмущение кондопожцев поведением кавказцев было стихийным, неорганизованным и не имело никакого отношения к скинхедам и русскому национализму.

Людей трезвомыслящих произошедшее заставило задуматься, и вскоре, в 2007 г., увидела свет книга журналиста Дмитрия Соколова-Митрича «Нетаджикские девочки. Нечеченские мальчики», которая произвела определенный переворот в сознании россиян. Ее автор в то время работал в респектабельнейших «Известиях» (сегодня Дмитрий — заместитель главного редактора журнала «Русский репортер») и не был замечен даже в малейших симпатиях к фашистским организациям. О притеснении русских он писал и раньше, но на фоне бурной борьбы СМИ со скинхедами слушать его никто не хотел, пока не случилось ЧП в Кондопоге.

Из книги Соколова-Митрича читатели узнали, что «кондопог» было несколько — в Ярославской, Челябинской, Ростовской и других областях. Также журналист привел немало примеров нападений, убийств, изнасилований и дискриминации русских. «Нетаджикские девочки. Нечеченские мальчики» заставили многих серьезно задуматься о том, являются ли слова «русский» и «фашист» синонимами. Кроме того, корреспондент «Известий» отмечал, что зачастую его коллеги, правозащитники и правоохранители любое столкновение русского с кавказцем, азиатом или африканцами тут же квалифицируют как разжигание межнациональной розни, за которым следует жесткое наказание. «Есть в России такое странное, но устойчивое мнение, что когда русский убивает нерусского — это преступление ненависти, проявление фашизма. А когда, наоборот, нерусский убивает русского — то это просто криминал. Дескать, русских бьют, убивают, насилуют, выгоняют из дома не за то, что они русские, а по другим причинам — в основном прагматическим», — писал Дмитрий Соколов-Митрич.

Свою книгу он назвал антифашистской, не избежав, впрочем, упреков в том, что написал фашистское произведение. Несмотря на то что Кондопога и написанное Соколовым-Митричем стало определенной встряской для многих жителей РФ, излюбленные журналистские бренды — «скинхеды», «русские фашисты» и т. п. оказались очень живучи. Использовали их без разбору (например, с Рукосылой и нападениями на «Виртуозов Москвы»), подменяя анализ удобными ярлыками. Поэтому когда «нечеченские мальчики» и «нетаджикские девочки» вышли на Манежную площадь, все ахнули. Но и тут вместо того чтобы разобраться, почему случилось именно так, раздался привычный вопль «русские нацисты!»

«С подозрением», «с раздражением»

Думаю, стоит напомнить, что автор этих строк не является приверженцем фашистской идеологии и скинхедов — будь это так, он не стал бы журналистом «2000» (кто не верит, может прочесть мой материал «Черный интернационал у границ Украины», № 50(538), 17 — 23 декабря 2010 г., а также другие публикации, под которыми стоит фамилия Мартыненко). Точно так же я не одобряю погромы ларьков, потасовки с блюстителями порядка и избиение людей, имеющих неславянскую внешность. Не радует меня и вид подростков неумело, по-детски тянущих руки в нацистском приветствии и скандирующих «Россия для русских!» Но я внимательно просматривал все доступные мне видеоматериалы о событиях у стен Кремля и обратил внимание, что, помимо выкриков и нецензурной брани, у молодых людей, пришедших на Манежную, сквозило чувство обиды. Обиды за несправедливость по отношению к убитому Егору Свиридову и к ним самим.

Обстоятельства трагедии, произошедшей 5 декабря 2010 г. в Москве, хорошо известны, поэтому подробно останавливаться на них не буду. Вскользь замечу, что в тот роковой вечер вместе с Егором был его друг, тоже болельщик «Спартака», Сергей Гаспарян. Ему крепко досталось в той драке, и 20-летний армянский юноша попал в больницу. Но он остался жив. При этом подозреваемые в убийстве оказались на свободе. Это стало главной причиной беспорядков и того, что молодые люди на Манежной с болью кричали милиционерам: «Почему вы их защищаете?!»

Но если бы это был единичный случай! За несколько дней до гибели Егора Свиридова в Ростове случилась другая история. 27 ноября в больнице умер Максим Сычев, второкурсник Ростовского государственного строительного университета (РГСУ), от побоев, нанесенных другими студентами РГСУ, ингушами по национальности. Били Максима только за то, что он отказался писать за них реферат. Сразу же после его смерти начальство вуза заявило, что камеры видеонаблюдения в общежитии (где жили жертва и убийцы) не зафиксировали никаких инцидентов, что Сычев последние дни ходил печальным, и все в таком же духе.

Зато студенты хорошо знали, почему погиб их товарищ, и 12 декабря (на следующий день после московских событий) вышли на демонстрацию. В ней участвовали около 2500 чел., что для Ростова не так уж мало. В отличие от столицы стычек с милицией здесь практически не было, сотрудники МВД вели себя подчеркнуто нейтрально и даже в чем-то благожелательно по отношению к демонстрантам. На переговоры с ними прибыл вице-губернатор, а полномочный представитель президента Ингушетии в Ростовской области лично отвез в милицию подозреваемого. Ректор же РГСУ подал в отставку, которую, правда, спустя несколько дней отозвал.

Прошло полмесяца, новогодние праздники несколько ослабили внимание к гибели Егора Свиридова и Максима Сычева, но не совсем. Утром 7 января в Москве был жестоко избит журналист спортивной редакции телеканала «ТВ-Центр» Дмитрий Дерунец. С сотрясением мозга и переломом скулы его отвезли в Институт скорой помощи им. Склифософского. В тот день Дмитрию исполнилось 27 лет. Как рассказали его друзья, драка была спровоцирована кавказцами.

Тут, пожалуй, стоит сказать о соцопросах, проводившихся после декабрьских событий. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) проводил исследование в 138 городах РФ. По его результатам выяснилось, что каждый пятый россиянин одобряет действия тех, кто вышел на Манежную площадь (http://wciom.ru).

В опросе информагентства «Росбалт» участвовало более 17 000 посетителей. 44% пришли к выводу, что беспорядки на Манежной — результат недовольства общей ситуацией в стране. 26% полностью поддержали участников беспорядков (www.rosbalt.ru).

А общественное мнение жителей Москвы изучал «Левада-Центр». 38% заявили, что тысячи молодых людей собрались в центре столицы в знак протеста против разгула этнической преступности и коррупции в правоохранительных органах, а отвечая на вопрос об отношении к представителям «неславянских национальностей», 25% дали ответ «с подозрением», а 30% — «с раздражением» (www.levada.ru).

Я намеренно использовал данные трех соцопросов — они наглядно демонстрируют, что россияне — а это не только русские, но и татары, башкиры, калмыки, буряты и представители других народов — возмущены тем, что происходит.

«А что же, собственно, происходит?» — упрекнут меня и напомнят: преступник не имеет национальности. В ответ замечу: милиция и прокуратура РФ очень хорошо усвоили это и стали воплощать сей принцип в жизнь. Правда, избирательно и в основном по отношению к кавказцам. Поэтому то, что убийц Егора Свиридова по-тихому выпустили, вызвало бурю негодования, но никого не удивило.

И еще мы должны ясно понять, что россияне, которые одобряют молодежь, вышедшую на Манежную площадь, — это те же люди, которые в День Победы надевают георгиевские ленточки и дарят цветы ветеранам Великой Отечественной. И можно ли тех, кто считает 9 Мая главным праздником страны, записывать в фашисты?

Возможно, кто-то, прочитав это, поинтересуется: «Выходит, в России нацистов нет и все это журналисты придумали?» Отвечу ему: «Нет, русские фашисты существуют, и совсем недавно некоторые из них ходили с нами, живущими на Украине, по одним и тем же улицам».

Россия против Руси

13 августа 2009 г. в Киеве дал пресс-конференцию российский профессор, доктор технических наук Петр Хомяков. На ней журналистам было вручено письмо, в котором Хомяков просил Виктора Ющенко предоставить ему политическое убежище, поскольку на родине профессора преследуют за убеждения. Интересно, что же за убеждения такие у этого ученого?

Менее чем за год до бегства из России, в октябре 2008 г., Хомяков уже побывал на Украине и выступил на учредительном съезде Международного движения «Русские за УПА». В речи профессора были слова о том, что «в самом названии Украинская повстанческая армия содержится посыл, который не может не вызвать отклика у каждого славянина», а также, что «русские радикалы готовы стать первым штурмовым батальоном передовой колонны борцов с империей» (www.bratstvo.info).

В тот момент Хомяков входил в руководство радикальной националистической организации «Северное братство», открыто заявляющей: «Мы однозначно определяемся как белые расисты», «Русские не являются некой смесью. Русские это не евразийский сброд. Русские поразительно для современного человечества едины в этногенетическом отношении. Русские это белые люди...» (www.nordrus.org).

В январе 2009 г. профессора из «Северного братства» изгнали с формулировкой «за предательство», а в начале весны его арестовала ФСБ. Проведя несколько месяцев под подпиской о невыезде, Хомяков сбежал на Украину и осенью стал организатором 1-го съезда русской радикальной оппозиции, прошедшего в Киеве. Избрание президентом Виктора Януковича положило конец подобным мероприятиям. Сейчас профессор занят проектом «Большая игра — сломай систему!» Его участники периодически получают по электронной почте задания: нарисовать на стене дома свастику, напасть на «черных» и т. п.

О Хомякове мы еще услышим, поскольку он претендует на роль идеолога русского нацизма. Свои взгляды он уже излагал в книгах «Национализм без социализма», «Россия против Руси» и наверняка «порадует» публику еще каким-нибудь сочинением подобного толка.

Хомяков и «Северное братство» — не единственные представители русского фашистского движения. В Российской Федерации наберется с десяток таких организаций. Некоторые из них почти незаметны, как, допустим, «Черная сотня» во главе с Александром Штильмарком, сыном автора известного романа «Наследник из Калькутты». Другие, как Национал-демократический альянс и его сопредседатель Алексей Широпаев, вызывают усмешку.

Почему именно усмешку? Судите сами. Г-н Широпаев в свое время был православным монархистом и выступал за канонизацию императора Николая II. Теперь он неоязычник, нацист, западник и автор книги «Тюрьма народа: русский взгляд на Россию». Также Широпаев считает голод 30-х геноцидом украинцев и мечтает о создании этнически чистой «русской республики». А еще он пишет стихи, посвященные вольной Новгородской республике, раздавленной «страшной Москвой», и о советско-финской войне. В сих виршах поэт славит солдат Суоми, воевавших с большевиками.

Плакат ингерманландских сепаратистов.
Пока что их круг очень узок

Дружит Широпаев и его соратники с ингерманландскими сепаратистами, «истинно белыми русскими» (так они себя называют), мечтающими отделить Санкт-Петербург и Ленинградскую область от РФ и вступить в Евросоюз. Попутно они очень любят все, что связано с III рейхом.

Над ними всеми витает тень крокодила. Во время одного из своих сборищ в Новгороде широпаевцы с ингерманландцами переходили по мосту реку Волхов и увидели, как забурлила вода и что-то забулькало в древней реке. И тут их осенило: это священный языческий ящер, согласно легендам, обитавший когда-то неподалеку от Новгорода, подает знак. Добавлю, что практически все, кто якобы видел зверя, были в стельку пьяны (с зеленым змием они вообще дружат крепко). Но тем не менее рептилия стала их символом, который «крокодилисты» (так их прозвали после эпизода на мосту) таскают с одного малочисленного митинга на другой.

Все, чем занимаются эти персонажи, сильно смахивает на клоунаду. Однако недооценивать их опасность нельзя. Если сегодня власти РФ не будут сквозь пальцы смотреть на бесчинства бандитов родом с Кавказа, если к каждой акции протеста против этнической преступности станут приклеивать ярлык нацизма, то завтра симпатии простых русских людей будут на стороне широпаевцев. И тогда мигом найдутся серьезные товарищи, которые быстро отодвинут в сторону нынешних карикатурных алкоголиков, а бредовая «русская республика» станет вполне реальной и вполне фашистской.

В заключение хочу напомнить, что 21 декабря прошлого года Владимир Путин встретился с футбольными фанатами, вместе с которыми посетил могилу Егора Свиридова. Это свидетельствует о том, что у российской политической элиты есть понимание масштабов и серьезности проблемы межнациональных отношений. Осталось только найти ее решение.

Tags: информационные войны, манипулятивные технологии, россия, фашизм
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments