varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

В мундирах СС

Продолжение. Начало здесь

Главнокомандующий полицией безопасности и СД по Украине бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции Бреннер 12 февраля 1944 года ориентировал подчиненные ему разведорганы в западных областях Украины, что в связи с успешным проведением переговоров с УПА в районе сел Деражное—Верба (Ровенская область) руководители УПА обязались забрасывать в советский тыл своих разведчиков и о результатах их работы информировать штаб группы германских армий «Юг».

 Бреннер приказал: разрешить агентам УПА свободное передвижение, запретить изъятие оружия у членов УПА, а при встрече групп УПА с немецкими воинскими подразделениями пользоваться опознавательными знаками (растопыренные пальцы поднятой перед лицом кисти левой руки).

 В документальной работе польских исследователей Ю. Туровского и В. Семашко «Zbrodnie nacjonalistow ukrainskich dokonane na ludnosci polskiej na Wolyniu 1939—1945», (Варшава, 1990) зафиксирован следующий факт: «В конце марта сотня УПА с отрядом вояк из дивизии СС «Галичина» во время поиска евреев ограбили и уничтожили польское село Будки Незнановские близ Каменки Струмиловой».

 Аналогичный пример приводит польский ученый Эдвард Прус, который утверждает, что 12.03.1944 года курень УПА и каратели из дивизии СС «Галичина» в Марийном костеле польского села Подкамень, расположенного вблизи галицийского города Броды, убили не менее 300 польских крестьян (см. Edward Prus. Armia powstancza czy kurenie rizunow? — Wroclaw, 1997. — S. 129).

 Фактическое участие бандеровцев в формировании 14-й дивизии СС «Галичина» признают и сами активисты ОУН-б. Так, бывший вояка УПА Иван Йовик в своей книге «Нескорена армія» (К., 1995. — С. 7) пишет: «Когда в Галиции наш общественный провод организовал дивизию «Галичина», то ОУН (имеется в виду ОУН Бандеры. — В. В.) отобрала некоторых своих членов, чтобы они включились в состав этой дивизии и приобрели воинские знания. Как оказалось впоследствии, обученные при дивизии командиры были помощниками в УПА».

 Какой опыт могли передать необстрелянным кадрам ОУН бывшие шуц-полицаи, составлявшие основное ядро добровольцев, влившихся в дивизию в самом начале ее формирования, общеизвестно.

 Немногочисленные жертвы нацизма, чудом уцелевшие в годы войны, вспоминают, что основу вспомогательной полиции, осуществлявшей репрессии мирного населения не только на западе, но и на востоке Украины, составляли палачи, изъяснявшиеся на западно-украинском (читай: галицийском. — В. В.) диалекте. Тот же Г. Уильямсон пишет, что «большинство сохранившихся фотографий той поры свидетельствуют о всеобщем ликовании, каким, например, встречали симпатичных солдат СС на Украине (читай: в Галиции. — В. В.), их забрасывали цветами, делились с ними едой и питьем» (с. 133).

 ...На наш взгляд, без ответа на вопрос о региональных исторических, психологических и этнографических корнях галичан трудно правильно понять и оценить события, происходившие в этом регионе в годы войны, то усердие и рвение, с которым галицийская элита прислуживала оккупанту.

 В свое время история распорядилась так, что после известных разделов Речи Посполитой между Россией, Пруссией и Австро-Венгрией Галиция (территория нынешних Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей) вошла в состав Австро-Венгрии. Заигрывая с представителями галицийской элиты, члены императорской семьи (династия Габсбургов) сумели превратить эту элиту в некое подобие европейской «фронды», своего рода местечковых «вандейцев».

 Историкам доподлинно известно, что воинские формирования галичан (сечевые стрельцы или, сокращенно, СС, в просторечии «усусы». — В. В.) отличились в прошлом не только расстрелом восставших рабочих киевского завода «Арсенал». Гораздо раньше, во время революционных событий 1848 года в Европе, они не задумываясь исполняли роль карателей, по приказу членов императорского дома Габсбургов топили в крови революционную европейскую буржуазию.

 В годы Первой мировой войны формирования «усусов», воевавшие на стороне Австро-Венгрии, уже в первой стычке с российскими войсками были наголову разгромлены, большинство вояк оказались в плену, среди них будущие организаторы и лидеры УВО-ОУН Е. Коновалец, А. Мельник. В годы гражданской войны бывшие пленные сечевики под командованием Е. Коновальца «отличились» также тем, что поочередно предавали правительства М. Грушевского и П. Скоропадского.

 Порождением галицийской элиты несколько позже стали кровавые формирования ОУН-УПА, вспомогательной полиции, карательные батальоны шуцманшафт, эсэсовские части, в том числе дивизия СС «Галичина».

 После распада СССР, волею судеб оказавшись в независимой Украине, некоторые представители элиты Галиции вновь начали навязывать всем стерео­типное представление о своей «мессианской» роли в украинском обществе, распространять легенды о галичском «Пьемонте» демократии. Это с их легкой руки выходцев из других регионов Украины начали «тестировать», определяя, кто из граждан незалежной неньки «свідомий» украинец, а кто «покруч», «манкурт» или того хуже — «запроданець».

 Пожалуй, своего апогея псевдопатриотическая волна достигла после гибели львовского композитора И. Билозира (2000 год), когда во Львове были предприняты попытки устроить погромы кафе, в которых звучала русская песня, а по львовским улицам зашагали «дружины украинизации», тщательно выискивавшие все, что хотя бы намеком напоминало о присутствии в городе остатков русской культуры.

 Немалую роль в навязывании идеи «мессианства» галичанам играла и продолжает играть униатская церковь, которая всегда прививала своим последователям чувство превосходства над «схизматиками» — православными из Восточной Украины.

 Не случайно великий украинский писатель и мыслитель Иван Франко с горечью отмечал, что Галиция для Украины является не Пьемонтом, а Вандеей.

 Характеризуя галичскую интеллигенцию, Франко писал: «Незнание и непонимание живых интересов народа, с одной стороны, а погоня за наживой и карьерой — с другой, поперли ее на такие тропинки, на которых она вынуждена хотя бы непроизвольно выступить против народа, стать его врагом и пиявкой».

 Примерно такую же характеристику дал галицийской элите гетман П. Скоропадский, резко возражавший против попыток навязывания украинскому обществу галицийской культуры и их диалекта. В своих воспоминаниях, относящихся к периоду 1917—1918 гг. (см. П. Скоропадський. Спогади. — Киев — Филадельфия, 1995. — С. 233—234), гетман подчеркивал: «Культурный действительно класс украинцев очень малочислен. Это и является бедой украинского народа. Есть много людей, горячо любящих Украину и желающих ей культурного развития, но сами-то эти люди русской культуры, и они, заботясь об украинской культуре, нисколько не изменят русской. Это узкое украинство исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет и является просто преступлением, так как там, собственно, и культуры нет.

 Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов четыре польского и немецкого происхождения...

 Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так наивно любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо ».

 Думается, что немалый интерес для современного украинского читателя представляет и следующая мысль П. Скоропадского: «Нельзя упрекнуть Шевченко, что он не любил Украины, но пусть мне галичане или кто-нибудь из наших украинских шовинистов скажет по совести, что, если бы он был теперь жив, отказался бы от русской культуры, от Пушкина, Гоголя и тому подобных и признал бы лишь галицийскую культуру; несомненно, что он, ни минуты не задумываясь, сказал бы, что он никогда от русской культуры отказаться не может и не желает, чтобы украинцы от нее отказались. Но одновременно с этим он бы работал над развитием своей собственной, украинской, если бы условия давали бы ему возможность это делать. Насколько я считаю необходимым, чтобы дети дома и в школе говорили на том же самом языке, на котором мать их учила, знали бы подробно историю своей Украины, ее географию, насколько я полагаю необходимым, чтобы украинцы работали над созданием своей собственной культуры, настолько же я считаю бессмысленным и гибельным для Украины оторваться от России, особенно в культурном отношении».

 Накануне Великой Отечественной войны идеологи украинского интегрального национализма (читай: галичане) немало усилий потратили, чтобы доказать арийское происхождение «древних украинцев». Так, оуновская газета «Краківські вісті» в марте 1940 года опубликовала серию статей под названием «Исторические очерки». В одной из статей утверждалось: «Славянские и германские языки произошли из общего арийского пня... Где находилась первобытная родина арийцев? Древние считали ею Иранскую возвышенность; теперь исследователи разыскивают арийскую прародину на пространстве, замкнувшем украинскую степную полосу и немецкие пролеса».

 Прогерманские симпатии галицийской элиты стремился использовать в интересах Третьего рейха губернатор дистрикта «Галиция» бригаденфюрер СС Отто Вехтер. По утверждению бывшего военнослужащего дивизии СС «Галичина» Романа Колисника, Вехтер считал Галицию своей территорией, как бывшую провинцию Австрии, на которой живет население, имеющее «свое специфическое сознание». Он стремился перевоспитать галицийскую молодежь, сформировать у нее «галицийское региональное сознание» с тем, чтобы в дальнейшем преобразовать это сознание в «общее немецкое». Именуя галичан термином «мои тирольцы», бригаденфюрер СС утверждал, что их «особое региональное галицийско-украинское сознание образовалось в период 150-летнего австрийского господства».

 В определенном смысле с Отто Вехтером соглашаются современные исследователи теории украинского национализма польский профессор Э. Прус и канадский ученый украинского происхождения Виктор Полищук.

 Э. Прус в работе «Бандеровцы — дефект истории», вышедшей в 1993 году во Вроцлаве, отмечает: «Украинский национализм (фашизм, бандеровщина) — не что иное, как продукт галицицйского провинциального (хуторянского) сознания».

 Виктор Полищук в свою очередь утверждает: «Наблюдая за галичанами на Западе (поскольку в Польше не приходилось), могу сделать вывод, что Отто Вехтер не был далек от правды: у галичан какая-то отдельная психика, иной способ мышления. То ли полностью прав Отто Вехтер, то ли галичане не выросли еще из племенного способа мышления и стремятся навязать его остальной Украине, пытаются «присоединить» Украину к Галичине» (В. Поліщук. Гірка правда. Злочинність ОУН-УПА. — Торонто — Варшава — Киев, 1995. — С. 349).

 (Продолжение следует)

Tags: сс галичина
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments