varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Category:

Москвич «львовского происходжения» Евгений Гонтмахер о формировании новой украинской нации

«...Я приехал в провинциальную Москву после европейского Львова»

Так получилось, что я в 1970 году уехал из Львова и поступил в Московский университет. С тех пор я там только гость... Львов — это абсолютно городская архитектура, абсолютно городская среда: камень, брусчатка, узкие улицы. Его городской облик сложился под влиянием Австро-Венгрии, Вены, Кракова...
...
...я приехал в провинциальную Москву после европейского Львова.
...

Сейчас идет много споров о том, что такое настоящий украинский язык. Некоторые считают, что родина литературного украинского языка — это середина Украины: Кировоградская, Черкасская области — вот этот ареал. Здесь я не специалист, но скажу, что тот украинский язык, на котором говорят украинцы во Львове, в Западной Украине, он, конечно, очень сильно отличается от русского. Это отдельный язык. Это и не польский язык, то есть не диалект польского языка. Это действительно настоящий язык. Иногда, знаете, мои знакомые, ухмыляясь, говорят, что украинский язык — это искаженный русский. Нет... Это одно из достояний западно-украинской общности — они сохранили язык, уникальный, своеобразный, очень хороший язык. Язык плюс религия, то есть очень жесткие устои, которые не смогли переломать ни поляки, ни советская власть...

Я еще раз подчеркиваю, что в этом смысле западно-украинская общность не была размыта и не была интегрирована. Это, знаете, такой реликт, я бы даже сказал — уникальный по европейским меркам. Потому что мало в Европе примеров, когда относительно небольшая общность сохраняет свою идентичность. А вот Львовская, Волынская, Ровенская, Ивано-Франковская, Хмельницкая области (это пять-шесть миллионов человек), они, несмотря на все исторические пертурбации, смогли сохранить свою идентичность. И для них сейчас это новый вызов. Они попали в Украину, они мечтали об этом. Незалэжна Украина — это то, за что боролся их национальный герой Бандера. Кстати, они там поставили ему огромный монумент... Там сейчас есть улица Петлюры. Я всегда вспоминаю, что мой родной дед погиб в петлюровском погроме в Винницкой области. Моему отцу было несколько месяцев, и они с бабушкой чудом спаслись — в подвале отсиделись. А в дом зашли петлюровцы и всех мужчин еврейской национальности вырезали, в том числе и моего деда. Поэтому, когда я вижу улицу Петлюры, как-то мне не по себе. Понимаете, есть некая генетическая память.

Но что важно для этой западно-украинской общности? Для нее важно формирование своей элиты. В советское время им этого не давали. В советское время на всех руководящих постах очень строго соблюдали ленинскую национальную политику. Понятно, что КГБ — это были русские, привозные. И украинцы, правда, но не эти. Кстати говоря, я как-то приехал в восточную часть Украины и попробовал там разговаривать на западно-украинском языке. Украинцы, которые живут в восточной части, меня не поняли, смотрели на меня, как на какого-то чужеземца...

А вот когда Украина стала независимой, то общность попала туда, куда они мечтали. И здесь началась трагедия. Мне кажется, что сейчас там большая трагедия. Сейчас нет никаких барьеров: вот вам все возможности, выдвигайте своих собственных политиков, писателей и так далее...

И что получается? Идет борьба за бренд. Ведь оказалось, что в одной и той же стране есть западные украинцы и просто украинцы. Они живут в Кировограде, в Киеве, в Донецке и также имеют право называться украинцами. Вообще сейчас в Украине, согласно последней переписи, по-моему, больше двух третей населения — это украинцы. И кстати, доля тех, кто говорит, что он украинец, растет...

Идет формирование нации. Понимаете, здесь получается так: не то чтобы две нации входят в состав страны — и те, и другие украинцы, но у них немножко другая история, немножко разные мотивации, немножко разная энергетика. Потому что элита Восточной Украины была совершенно другой в советское время. Понятно, что она была, по сути, русской. Она вроде бы была украинская, но говорила по-русски, своих детей отдавала в русские школы — она только числила себя по классу украинцев, может быть, по происхождению. Понимаете, мама украинка или папа украинец — да какая разница! А вот западные украинцы — нет. Там дело не только в происхождении, а еще и в культурной, языковой идентичности. И многие проблемы, которые сейчас есть в Украине, связаны с существованием этих двух тенденций. Вот идет процесс формирования элиты. Здесь как бы два потока: восточный и западный. И кто сильнее? Здесь я должен сказать, объективно Восточная Украина в силу понятных причин пока побеждает. Потому что восточные украинцы были более интегрированы в русскую культуру...

 

Они более образованы — это заметно. Потому что западные украинцы даже из Львова часто не хотели куда-то ехать учиться. Там есть свой университет, политехнический вуз, медицинский — там было где учиться. Кстати, они очень дорожили тем, что обучаются на украинском языке: во Львовском университете обучение всегда шло на украинском языке. А если ты ехал куда-нибудь в Россию или в Харьков, то понятно, что там русский язык. Те, кто жили в Восточной Украине, получали образование в Москве, в Ленинграде — по всей стране. Естественно, это более образованные люди, более знающие люди, но с меньшей энергетикой. Понимаете, что получается? Здесь, в Западной Украине, как будто пружина сжалась и сейчас разжимается, но пока непонятно куда, а там, в Восточной Украине, есть некоторая расслабленность: ну, мы и так элита, мы все знаем, мы все можем, мы все видели и прочее. Это примерно как город смотрит на деревню. Копаются там какие-то люди в земле, чего-то хотят, настаивают на том, что они тоже украинцы, говорящие на каком-то своем языке. А мы? Мы — нет. Мы — Европа. Поэтому здесь есть определенные проблемы... Вот даже Тимошенко, или Янукович и Ющенко — это люди не из Западной Украины. Ющенко родился в Сумской области, Тимошенко из Днепропетровска — то есть это люди абсолютно русского происхождения, хотя они и украинцы.
...
Нельзя же забывать, что есть огромная община в Канаде, и именно западных украинцев. Там их 800 тысяч. Эта община всегда была антисоветская: там живут те украинцы, которые бежали от советской власти. Мы знаем, что часть из них сотрудничала с нацистами — они ушли вместе с ними на Запад. И они идентифицируют себя с Украиной. Украина — это для них, прежде всего, западный ареал, не Донецк. То есть они считают, что там тоже Украина, но там не те украинцы. И говорят эти люди в Канаде почти на том же самом языке, что и в Западной Украине...

Tags: галиция, диаспора, донбасс, идентичность, львов, образование, россия, элита
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments