April 10th, 2016

Злой кот

Guardian: Россияне читают классику из страха перед Путиным



Результаты недавнего опроса, проведенного «Левада-Центром» среди 1 600 россиян, показали, что в путинской России не слишком жалуют современных писателей, и на то есть свои причины, отмечает Guardian.

Когда россиян попросили назвать великих российских писателей, все единодушно – и «вполне предсказуемо» – обратились к классике, обеспечив первенство в литературном списке лучших Толстому, Достоевскому и Пушкину. Неудивительно и то, что список получился «почти исключительно мужским»: в нем едва ли найдется несколько женских имен.
Неужели это лучшее, что есть в русской литературе? Неужели труды современных авторов или русских писательниц не стоят прочтения? – недоумевает британская газета. В сегодняшней России есть множество писательниц, чьи в высокой степени оригинальные произведения вдохновляют на размышления.
Почему имена тех очень немногих современных авторов, которые все-таки были названы участниками опроса, оказались в конце списка? Например, Борис Акунин, автор серии популярных «остроумных» детективов об Эрасте Фандорине, «мастер научной фантастики» Виктор Пелевин, автор пропитанного «беспощадной иронией» романа «S.N.U.F.F.», «смелая в своих высказываниях» Людмила Улицкая, автор охватывающего четыре десятилетия советской истории («явно толстовские амбиции») «Зеленого шатра».
   
Как показывают результаты опроса, россияне «не склонны рисковать и предпочитают полагаться на одобренное властями мнение», делает вывод Guardian. «Пушкин – наше все», – сказал как-то один из критиков XIX века, и с тех пор все российские школьники повторяют эту фразу, словно «под гипнозом», объяснила Guardian российскую любовь к Александру Сергеевичу представитель издательства «Глагослав» Ксения Папазова. Если посмотреть на список, в нем «явно прослеживается влияние российской системы образования», солидарна с ней газета.  
 
Анна Гунин, которая недавно перевела на английский «Чернобыльскую молитву» Светланы Алексеевич, также отмечает, что «угодный властям автор» Максим Горький занял гораздо более высокую строчку, чем писатели-диссиденты Платонов, Бунин и Довлатов. Это, по ее мнению, говорит о том, что и в современной России сохраняется советское влияние на умы. «В наше время российская публика тяготеет к искусству, которое не противоречило бы политической линии страны», – считает британский переводчик.
«Поразительным упущением» стало и отсутствие в списке лауреата трех главных литературных премий России Михаила Шишкина. Впрочем, это, возможно, не столь удивительно, если вспомнить, что он отказался представлять на международной книжной ярмарке «страну, где власть захватил коррумпированный преступный режим». С тех пор многие из прежде «превозносивших его работы» изданий забыли о писателе, тем самым не позволив ему завоевать всеобщее признание.
Произведения современных российских авторов нередко отличаются мрачным колоритом и требуют напряжения мысли. Запутанное переплетение сюжетных линий, густые заросли средств художественной выразительности, жестокая, завуалированная сатира, может, и придутся по вкусу узкому кругу литературных критиков, но вот широкую аудиторию вряд ли завоюют.
Но в России действуют и другие факторы, пишет Guardian. Не столько ностальгия обычного российского читателя, сколько его консерватизм определяет результаты подобных опросов. В эру Путина читателям, желающим постичь произведения новых, толкающих к размышлениям авторов, следует быть не только любопытными, но и храбрыми, считает газета.

Конечно, эти дикие русские читают классику только из страха перед ужастынм Путиным, иначе они бы давно вели себя, как цивилизованные британцы!








promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Электронные ГУЛАГи

Посол Украины в Финляндии Олефиров предложил "провести референдум об исключении Голландии из ЕС

Посол Украины в Финляндии Андрей Олефиров предложил "провести референдум об исключении Голландии из ЕС". Об этом он написал на своей странице в twitter.

В комментариях к записи, читатели страницы дипломата посоветовали послу заняться реформами. Олефиров ответил, что регулярно ими занимается, а также назвал "зрадой" результаты волеизъявления жителей Нидерландов.

Позже Олефиров написал ещё один пост, в котором выложил коллаж из фото погибших на Майдане, которые, по мнению посла, "погибли под флагом ЕС".


Аватар ПОБЕДА

В ВР поддержали создание следственной комиссии по оффшорам Порошенко



Как  сообщает ZN.UА, в Раде считают, что вопрос импичмента нельзя поднимать, не имея выводов ВСК.
В частности, по мнению председателя фракции "Народный фронт" Максима Бурбака, сегодня не может идти речи об импичменте президенту, как и о досрочных парламентских выборах. Однако он заявил, что "Народный фронт" будет голосовать за создание Временной следственной комиссии (ВСК).

" В создании ВСК прежде всего заинтересованы президент и БПП, чтобы как можно быстрее расставить все точки над "і". Но что касается парламента, то ключевым политическим вопросом сейчас является не расследование офшорных дел президента, а восстановление коалиции, стабилизация парламента и недопущение коллапса государственной власти — в условиях все более интенсивной войны", - заявил Бурбак.

Олег Ляшко согласился с партийным коллегой. "За месяц можно будет определить степень вины президента. Если комиссия подтвердит факты, изложенные в обнародованных материалах, можно будет начать процедуру импичмента", - заявил Ляшко. "Мы уже инициировали создание такой комиссии, поэтому, вне всякого сомнения, будем активно участвовать в ее работе", - добавил он.

Похожего мнения придерживаются и в "Батькивщине". Фракция "Самопомочі" также готова голосовать и за создание специальной следственной комиссии, и за закон о следственных комиссиях, и за закон о президенте.

В то же время Ярослав Москаленко, председатель депутатской группы "Воля народа", заявил, за создание комиссии по ситуации с оффшорами голосовать не будет. "Что касается создания ВСК по президенту, то наша депутатская группа не будет голосовать. Я уже отмечал, что обнародованные факты не являются основанием для такого расследования", - заявил Москаленко.

По мнению сопредседателя депутатской группы "Партия "Відродження" Виталия Хомутынника, сейчас в той социально-экономической ситуации, в которой находится Украина, "не время для популистских заявлений, в том числе и касательно импичмента".

А тем временем тысячи лондонцев потребовали отставки Кэмерона из-за "офшоргейта"
Демонстранты прошли от резиденции премьера на Даунинг-стрит до улицы Уайтхол
АЛЁНКА

Яна Айзенкович: Я видела, как толпа в 2 тысячи человек убивала в всех, кто попадался под руку

- В студии обозреватель отдела политики газеты «Комсомольская правда» Александр Гришин. Наши сегодняшние гости – известный израильский публицист и общественный деятель Авигдор Эскин и две дамы, на плечи которых не так давно выпал немалый груз. Яна Айзикович-Попеску и ее троюродная сестра Милена Субботина.

Авигдор, вы не много раз называли Яну ангелом-хранителем тех, кто пострадал 2 мая 2014-го в Одессе.

Эскин:

- Эта женщина провела в застенках бандеровского СБУ Одессы около двух лет только за то, что помогала людям, раненым, преследуемым, не будучи вовлеченной ни в какие политические дела, просто помогала людям, которые пострадали во время одесской Хатыни два года назад. Я думаю, что она сама расскажет лучше меня, что она сделала для тех людей, которые горели, которые обгорели, которых хотели добить потом. Все эти страшные истории, в которые тяжело поверить, что такое могло произойти в замечательном, светлом, исполненном юмора всегда и улыбки городе Одесса. Это нас возвращает к самым печальным периодам истории, то, что там происходило. А я со своей стороны, чем мог, старался помочь, рассказывать об этом. Не все люди готовы были в это поверить. Но сегодня, к сожалению, мы видим на примере Яны, на примере других таких же узников, как Николай Казанский, который уже второй раз в тюрьме, Владимир Грубник, лучший хирург Одессы. Люди, которые находятся сегодня в состоянии просто подследственных, которых пытают, которых держат в карцере, которых просто медленно убивают. Вот чтобы их не убили, о них надо говорить. А таких там, кстати, как минимум полторы-две тысячи. Людей, которые просто безвинно сидят в тюрьмах.

Гришин:

- Только в Одессе?

Эскин:

- В Украине. На Украине.

Гришин:

- Яна, как это было? Как вас задержали, арестовали?

Айзикович:

- Очень рада видеть близких мне людей – Авигдора, который постоянно говорил обо мне. Слово имеет большое значение. Потому что только благодаря тому, что Авигдор и Владимир Соловьев в течение всего времени, что я находилась в тюрьме, постоянно обо мне говорили, меня ни разу, в принципе, не прессовали, не применяли ко мне физическую силу. Разве что психологическое давление. Потому что я была у всех на слуху. Это очень важно, я хочу это подчеркнуть.

Как меня задержали. Если емко, то 2-го числа я видела все от начала и до конца, начиная с Греческой площади, где все началось, и заканчивая Домом профсоюзов на Куликовом поле. Когда началась эта бессмысленная бойня, когда толпа в 5 тысяч человек просто тупо убивала, била и добивала всех, кто попадался им под руку, им было все равно – ты прохожий или ты имеешь какое-то отношение к антимайдану и к движению «Куликово поле». Они убивали всех. Толпа почувствовала кровь. Изначально на Греческой площади, когда начали падать первые люди раненые, а я имею машину, она находилась неподалеку, я была в гражданской одежде, я пыталась вывезти через кордон правосеков и евромайдановцев, через эту бесноватую толпу тех, кто пострадал, кого могла. Раненых я сажала в машину и развозила по больницам. По тем, которые находились рядом.

[Spoiler (click to open)]

Гришин:

- Удавалось проехать?

Айзикович:

- Машина стояла за периметром самой бойни. Я их проводила, в Одессе говорят – чигирями, то есть прикрывала их фактически какими-то накидками, чтобы не было видно, что это раненый человек. Кто с головой, кто еще… Чтобы они не заметили, что это люди, которые пострадавшие. Потому что они не выпускали никого из этого кольца. Эта площадь была в кольце буйствующих фашистов. И развозила по больницам. А потом я поехала в сторону Куликова поля. Так случилось, что там находились мои друзья. Я видела эту толпу и понимала, что толпа, которая почувствовала кровь, пойдет убивать. Было видно. Они были готовы убивать. Учитывая, что их вели какие-то лидеры, которые кричали в мегафон, я ехала параллельно на машине и слышала: «Убьем их! Сожжем их! Идемте, сожжем этот лагерь сепаратистов!» Понятно, что они шли убивать. Они были хорошо экипированы, они были вооружены. Они были в бронежилетах, в касках, со щитами, с оружием. И с глазами как у зомби. Я не могу это объяснить. Такое впечатление, что они были под каким-то кайфом, либо под воздействием каких-то психотропных средств. Мне сложно сказать. Я медик, меня это пугало.

Когда я подъехала к Полю, машину поставила недалеко, туда подъехать было невозможно. Толпа только входила туда. Я попыталась прорваться к самому зданию, но это было уже невозможно. Потому что вокруг стояла милиция, пожарные, скорая, которые просто смотрели. Они прятались за елочками. Но никого туда не пропускали извне, за периметр. В конце концов я пробралась к заднему выходу здания Дома профсоюзов. Когда мне позвонил мой друг, которого я искала, это Вячеслав Маркин, он там погиб, депутат областного Совета, я подняла трубку. Он не говорил. Я слышала, как его выкинули из окна, я слышала этот хлопок. Я слышала крики женщин, которые кричали: «Не бейте! Не убивайте! Не добивайте его!» Все это я слышала по телефону. Я пробралась к заднему выходу, попыталась найти, где это происходит. Но там уже все было в дыму, все горело. В какой-то момент начали уже пускать милицию туда с пожарными. И эти ублюдки, не могу их по-другому назвать, начали оттаскивать трупы к дороге. За ноги их оттягивали.

Я ходила и прощупывала пульс у людей. Там были не все мертвые. Там были люди без сознания. Кого могла, закидывала в машину и везла в госпиталь 411-й. Оставляла в приемном покое. Так длилось некоторое время. Когда спал дым, люди остались на крыше, они побоялись спускаться, потому что внизу их ждала толпа, начались уговоры: спускайтесь. Я все время боялась, чтобы меня не заметили, чтобы я могла быть полезной, чтобы меня не схватили. Через какое-то время милиция начала… Живых людей закидывали в труповозки. В морг везли не только мертвых. А потом я видела, как начали с заднего двора вывозить трупы. В здании оставили только то количество… Я не буду говорить….

Гришин:

- Эти 48, которых нашли, это очень даже не все?

Айзикович:

- Конечно. Если бы было 50 и даже больше – это был бы уже международный скандал, Гаагский трибунал. Сожжение заживо. Я не могу точно сказать, сколько человек погибло. Я находилась в тюрьме с 15 мая. К этому времени я еще фактически ничего узнать не могла. А после этого мне начали звонить друзья и говорить, что тех, кого выпустили из ИВС, им надо убираться из города, потому что за ними охотятся, их ловят, режут, убивают. У нас сидел парень, он сейчас находится на Донбассе, мы его называли «Академик», десять ножевых ранений, его поймали в подъезде правосеки. После этого он попал в больницу, а потом его отправили в СИЗО. Слава богу, его в 2015 году обменяли. Он попал в СИЗО уже раненый. Дали мне в общей сложности 3 года и 5 месяцев лишения свободы.

Гришин:

- Вас пришли арестовывать 15 мая.

Айзикович:

- Да. Я нанимала автобусы и отправляла людей. В одном автобусе у меня были исключительно женщины и дети, те, кто находился на Куликовом поле, которым надо было бежать из Одессы. Отправляла людей в сторону Ростова-на-Дону, чтобы они пересекли границу блокпостов с Донецком и Луганском. Чтобы их жизни ничего не угрожало. И последняя группа людей, которая выезжала из Одессы, их взяли в 30 километрах от Одессы и сказали, что эти люди ехали воевать на Донбасс. У них не было оружия, экипировки, они просто бежали, спасали свою жизнь. У них не было даже никаких денег. Кроме паспорта, у них ничего не было. Видимо, нашим доблестным органам нужна была история о вербовке и отправке сепаратистов на Донбасс. И это им подходило.

Гришин:

- Вам сколько человек удалось вытащить?

Айзикович:

- 2 мая – человек двадцать, минимум.

Гришин:

- И разместить в госпитале?

Айзикович:

- Нет, некоторые просто выходили. Там были не тяжелые ранения. Пара фотографов, журналисты. Кому попал кирпич в голову. Просто я за периметр их выводила.

Гришин:

- Вы тоже из Одессы, Милена. У вас до сих пор украинский паспорт. Вы тоже принимали участие в этих событиях?

Субботина:

- Я ведущая концертов и певица. Яна не только моя сестра, подруга, она еще и мой концертный директор. Она пригласила меня на Куликово поле провести концерт ко Дню освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков. Я согласилась. Это очень близко нам всем. Хотя тогда уже было опасно, там уже правосеки бегали. Это тот день, когда Царева побили. Мне под сценой сказали, что сцена взорвется. Я помолилась и пошла на сцену. Это все-таки ветераны, их кормили, они пришли. Людей было очень много. Тысячи пришли. Людей, которые были солидарны с Куликовом в поле, в Одессе было очень много. И тех, кто любит Россию, их очень много. Я сама аполитичный человек. Но так случилось в моей жизни, что я познакомилась с людьми – Егор Кваснюк, ребята, которые там непосредственно были. Они мне были симпатичны. Я все время туда заходила на чашечку чая, недалеко жила. Мне комфортно было туда заходить, пообщаться. Там находилось все необходимое для концерта. Мы хотели сделать 9 мая большой концерт. Были большие мечты – для Одессы.

Гришин:

- До 9 мая так и не дошло. А 2 мая?

Субботина:

- Я была на работе. Видела, что происходило. Мне Яна запрещала куда-либо идти. Я позвонила ребятам на Куликово поле, потому что я видела, как эта беснующаяся толпа бежала туда мимо моего офиса. Прибежала девочка-секретарь: «Там убивают людей!» Я звоню Яне, она мне запретила выходить. А я послушная. Мне хочется посмотреть, я вышла на улицу. Я видела, как избивали водителя пожарной машины. Это был момент, когда я не понимала, что происходит. На каком основании, что делать в этой ситуации. Там убивают, там кричат, там какие-то лозунги, с кирпичами, с топорами бегают. Это был шок.

Гришин:

- Яна сказала, что у вас тоже прятались люди.

Субботина:

- Да, когда Яна меня попросила спрятать ребят. Ей было больше не к кому обратиться, все отказывали. Люди боялись в городе прятать. После 2 мая людей убивали, искали, резали.

Гришин:

- Сколько людей прятались?

Субботина:

- Два человека – семейная пара. Привела бы больше – я бы больше приняла. Они у меня прожили больше недели. А потом сели в автобус, в тот, который взяли.

Айзикович:

- К сожалению, в благодарность от этой семейной пары я получила то, что они сказали, что я организатор, я во всем виновата.

Субботина:

- Меня настраивали против Яны очень сильно. Но мы знаем друг друга. Это когда Яну уже взяли. Когда я бежала сюда, меня предупредили, что я иду по делу Яны. И меня вызовут в СБУ. Мне дали сутки, чтобы я уехала. Сожгли все мои документы.

Гришин:

- А паспорт?

Субботина:

- Паспорт был со мной. Свидетельство о рождении, остальные документы, которые остались там, сожгли.

Айзикович:

- Она проходит по делу как «неустановленная женщина по имени Милена».

Гришин:

- Как вас пришли арестовывать?

Айзикович:

- Так же, как и всех. Выбили двери вместе с коробкой. Зашли люди с автоматами, положили всех на пол. И сказали: мы пришли вас обыскивать.

Гришин:

- Ордер?

Айзикович:

- Показали ордер. Я обвинялась изначально по статье 294-й, это УПК Украины, «Участие в массовых беспорядках, повлекших жертвы». Тяжелое обвинение.

Гришин:

- Я читал, что вам вменяют в вину организацию концертов русских артистов на Украине.

Айзикович:

- Да, это терроризм. Я приглашала Вику Цыганову с Вадимом, они выступали у нас 10 апреля. Прилетали за свой счет, это был благотворительный концерт. Это была дань памяти жертвам Великой Отечественной войны.

Гришин:

- Когда вас допрашивали, вам чем-то угрожали?

Айзикович:

- Как вам сказать? Допросов было не очень много. Не думаю, что я им была очень нужна. Я им вообще была не нужна, по-моему, им нужен был отчет – галочку поставить, что вербовщицу взяли. Что я вербовала за материальное вознаграждение. Обещала людям деньги, если они поедут воевать на Донбасс. Это статья 258-3 – «Участие в террористических организациях». Потом 110-я – это «Сепаратизм». Еще какая-то – «Хранение оружия». У меня ничего не нашли. Но эта статья была у кого-то из моих так называемых «подельников», которые были в автобусе, она и мне вменялась в вину. Потому что у нас была «террористическая группировка». Значит всем вменяют одни статьи.

Гришин:

- Сидели в одиночке?

Айзикович:

- Я не сидела в одиночке. Сидела в обычной камере. Она не была большой, на три человека. Слава богу, с уголовниками. С ними легче. Я сидела с девочкой, которая сейчас вышла на свободу. Сначала я сидела с Ингой Авдеевой, ее поменяли в сентябре 2014 года. Она единственная женщина, которая ушла на обмен. Она потом давала интервью и сказала, что я психически ненормальный человек, страдаю психическим заболеванием. Может, это надо было ей для пиара? Месяц я с ней просидела. Потом сидела с Ангелиной, она вышла недели две назад. И Екатерина – до сих пор находится в тюрьме. Они их ко мне сажали, потом переводили в другие камеры. Это уже тюремные вопросы – кто с кем…

Гришин:

- А общение с родственниками, адвокатом?

Айзикович:

- На судах. Свиданий с родственниками мне не давали. Инге Авдеевой давали, целую неделю мама к ней на свидание в тюрьму приходила. Она просидела три или четыре месяца. А моя мама дежурила под СБУ сутки вместе с женщиной, они просили свидание – отказать.

Гришин:

- Авигдор, а вы как узнали о Яне?

Эскин:

- Я выступал по российскому телевидению. Кто-то из зрителей потом подошел ко мне и сказал: а почему вы ничего не говорите о Яне Айзикович? Я спросил: а кто это? Ну как же… И рассказал мне эту историю. Я с тех пор начал как-то рассказывать о том, что человек, который спасал жизни людей, которых подвергли сожжению, избиению, надругательству, что за это человека посадили в тюрьму на Украине. Я считаю, что очень важно об этом рассказать. И старался ей помочь.

Гришин:

- Вас приговорили?

Айзикович:

- Да, у меня удивительная история. Мне сказали: подпиши признательные показания в 2014 году и ты получишь условный срок. Я спросила: а что будет с людьми, которые идут со мной по делу? Они получат реальные сроки. Будут сидеть. И я отказалась подписывать признательные показания. Сказала, что ни в чем не виновата. Поэтому буду сидеть и ждать, пока не докажу, что ни в чем не виновата. Я на самом деле ни в каких политических движениях не участвовала.

Гришин:

- Какая-то наказуемая аполитичность получается.

Айзикович:

- К сожалению, на Украине сейчас так.

Эскин:

- Тут речь идет о том, что помогали раненым. Тут не было политической подоплеки в таком смысле. Это особо возмущает в этой истории.

Айзикович:

- В эфире одного из одесских каналов 2 мая шла бегущая строка, по этому каналу впрямую транслировались все события 2 мая: всем патриотам, которые будут выступать против сепаратистов, куликовцев, отменяется уголовная ответственность.

Гришин:

- И это обещание было выполнено?

Айзикович:

- Конечно. До сих пор выполняется.

Гришин:

- Суд какой вам дал срок?

Айзикович:

- Эти ребята, которых я оградила от лагерных сроков, в августе признали свою вину, кто ехал в автобусе. Вышли, им дали ограничение свободы на 3 года. Это предполагает год за два. Они якобы отсидели. Тогда я сказала, что мы будем бороться. И мое дело слушать до конца. И мы дослушали. И 6 января мне поменяли обвинительное заключение со статьи «Терроризм» на статью «Сепаратизм». Это было не настолько страшное наказание. Я могла получить не такой уж страшный срок. Суд меня приговорил к лишению свободу на 3 года и 5 месяцев. С учетом того, что они в декабре приняли закон, что год нахождения в СИЗО приравнивается к двум годам лагеря, то я вышла по отсиженному сроку – 21 месяц, как сепаратистка. Забирали меня как участника массовых беспорядков.

Гришин:

- Когда вышли на свободу?

Айзикович:

- 4 марта 2016 года.

Гришин:

- Одесса изменилась?

Айзикович:

- Да. Возьмите любой фрукт – он цветущий, красивый, яркий. И в какой-то момент он скукоживается и становится выжатым. Я не узнала город, людей. Люди боятся даже разговаривать друг с другом о чем-либо, касающемся отношения к власти, к жизни, к быту. Они знают человека 20-30 лет, но может случиться так, что этот человек пойдет и напишет на них кляузу. И тебя заберут по надуманным обвинениям. И ты попадешь в тюрьму. Люди боятся даже говорить друг с другом на эти темы. Нет улыбок, нет душевного тепла, добродушия. Человек зажался и носит это в себе. Очень страшно. Какой-то подонок в камуфляже может подойти к старику и нахамить, имеет право его ударить, если ему что-то не понравится в слове, в жесте, в движении. Они имеют лицензию на все, эти так называемые «патриоты».

Гришин:

- Негласную такую.

Айзикович:

- Страшно. Одесса была – улыбка бога. А сейчас, скорее всего, это уже слезы бога, к сожалению. Одесса не будет такой, как раньше.

Гришин:

- Вы прямо из Одессы улетели в Израиль?

Айзикович:

- В Израиле живет мой сын. Он гражданин Израиля. Слава богу, там уже живет моя дочка, она тоже уже гражданка Израиля. Спасибо всем, кто мне помогал, и Авигдору в том числе, что моя дочка получила там гражданство. Я тоже сейчас планирую улетать к детям. Потому что я хочу жить со своими детьми.

Гришин:

- А на Украину возвращаться?

Айзикович:

- Я хочу вернуться в Одессу, но боюсь, что это невозможно.

Субботина:

- Я тоже хочу вернуться в Одессу. Но когда немножечко изменится ситуация вообще, в целом. Потому что это мой город, я люблю этот город, это море. Мне комфортен этот воздух. Я знаю, что мы еще вернемся, будем строить и поднимать… будет еще «улыбка бога» в Одессе. И все еще будет хорошо.

Айзикович:

- Один немаловажный момент. Когда я попала в тюрьму, моя мама передала мне записку через адвоката. В этой записке было написано: «Яна, твои бабушка с дедушкой в 1944 году освобождали Одессу от фашистов. Они маршировали от Оперного театра. Не смей признавать вину!» Известная фотография, где идут от Оперного театра, там марширует моя бабушка на фото. Лернер ?? Марковна.

Гришин:

- Авигдор, много людей, которые из Украины бегут в Израиль или еще куда-то, нуждаются в помощи?

Эскин:

- На прошлой неделе прибыло в Израиль 257 беженцев из Новороссии. А так прибыли уже десятки тысяч. Этот поток постоянный – это со всей Украины, из Новороссии в том числе. Новороссию мы Украиной, надеюсь, считать в будущем не будем. Но чисто формально они прибывают с украинскими паспортами пока что. Что касается общей ситуации, там есть израильские граждане, которые находятся сегодня в застенках, в той же Одессе. Мы упомянули Николая Казанского, так он гражданин Израиля. Подвергается пыткам, насилию. Человек, который второй раз уже оказался в застенках. Казанский – человек активный. Он активный антифашист. Есть люди, которые считают, что глорификация Бандеры и Шухевича, то есть худших извергов рода человеческого ХХ века, - это недопустимо. Собственно, он был одним из тех людей, который постоянно выступал против возрождения нацизма на Украине. Говорили о том Марше Победы от Оперного театра в Одессе. Теперь представьте себе, что эти места сегодня переименованы, во многих городах вместо Площади Победы есть площадь Бандеры, площадь Шухевича. Эти люди непосредственно несли ответственность и за львовские погромы. Говорят, что это немцы. Они! Немцы их карали потом за это – несанкционированный погром был 30 июня 1941 года. А Хатынь?

Гришин:

- Как только Красная Армия оставила Львов, немцы еще не зашли, уже начались погромы.

Эскин:

- Были еврейские погромы. Но потом в ходе войны Хатынь была осуществлена этими самыми карателями. Сегодня официальный закон Украины… Мы не будем вдаваться в подробности, кто совершил больше преступлений против человечности. Сегодня на Украине эта идеология возрождается как официально признанная государственная идеология. Поймите разницу, не просто какие-то группы правосеков или левосеков, или гомосеков, не просто какие-то группы, тут Рада принимает закон о том, что ОУН – УПА – это герои. Президент указом объявляет Бандеру и Шухевича героями. Площади, улицы называются в их честь. Во Львове есть мемориальная доска такому Орлику на оперном театре. Орлик был комендантом полиции, которая вела людей в Бабий Яр. Сегодня он тоже герой. Есть люди, которые выступают против этого на Украине. Они подвергаются Жесточайшим репрессиям, в худших традициях именно бандеровских. Они подвергаются не просто издевательствам. Они просто изучают наследие Бандеры. А у бандеровцев были специальные брошюры о том, как допрашивать, как выбивать показания, как пытать. Нынешняя СБУ, изучая эти документы, просто продолжает эту «славную» традицию. Кстати, в Москве тоже есть люди, которые выходили на улицы с криками «Героям слава!».

Гришин:

- Во всех либеральных…

Эскин:

- Герои – это те, кто вырывают ногти, кто за противодействие обыкновенным фашистским проявлениям, которые были признаны всем человечеством как самое худшее уродство со дня сотворения мира. И эти люди сегодня героизируются.

Гришин:

- На либералы героизируют этих необандеровцев, которые вырывают не просто ногти у людей, они вырывают ногти у «быдла» и «ваты», у неправильных людей. У неправильных можно.

Эскин:

- Уму непостижимо, что творится. И речь идет о нескольких тысячах заключенных сегодня. Мы не знаем точных цифр. Поймите, что каждый из этих людей прошел. И что в основном это люди, которые пострадали ни за что. Вот вам живая история.

Гришин:

- А кто-то ведь уже и ушел вообще туда без суда, на тот свет.

Эскин:

- Когда мы с вами говорим о десятках тысяч убитых, среди них были в том числе и те, кто не выдержал пыток, кто погиб в застенках. К сожалению, правозащитники в России вместо того, чтобы защищать права преследуемых, многие поддерживают палачей. Это то, что совершенно не умещается у меня в голове. Я обращался в разные правозащитные организации российские.

Гришин:

- Вам никто не помог?

Эскин:

- Вы можете представить, что мне ответили там. Я звонил, обращался. Вот вам случай – помогите. Человек сидит ни за что. Не только по поводу Яны обращался. Но всегда ответ был один и тот же. Но они с удовольствием защищают убийц, как Савченко, палачей, членов нацистских батальонов. Это страшный удар по самой идее правозащиты, по тем, кто верит, что надо помогать преследуемым. В России те, кто находится в оппозиции, они вместо того, чтобы нести свои же знамена правозащиты и в России, и на Украине, они почему-то на Украине поддерживают палачей.

Гришин:

- Я понять не могу, почему, если верить западным журналистам, которые специализируются по Израилю, почему в Израиле очень мощно сочувствуют и хотят помогать Украине?

Эскин:

- Давайте факты изложим.

Гришин:

- Шимон Бриман.

Эскин:

- Ну да, есть такой.

Гришин:

- «Две трети израильского общества поддерживают Украину» - его слова.

Эскин:

- Он может так сказать. Он имеет полное право брехать, что угодно. Шимон Бриман – человек, который получал деньги непосредственно от бандеровцев, который находится у них просто на содержании. Вы взяли самого одиозного журналиста. Это все равно, что по Израилю судить о той брехне вашего Изи Шамира. Все-таки есть случаи, когда неприлично даже ссылаться. На Шимона Бримана – неприлично ссылаться. Давайте сошлемся, например, в Израиле есть Кнессет. Еще за полгода до майдана, летом, два с половиной года назад, израильский Кнессет, 62 депутата из 120, это как две трети депутатов, обратились в Европарламент с предупреждением, что на Украине происходит глорификация нацизма. Об этих тенденциях израильские депутаты говорили, протестовали против антисемитизма и русофобии. Даже Госдума не приняла ни одной резолюции по русофобии. Израильский Кнессет – да. Можно продолжить список. Гуманитарная помощь в Новороссию поступает из Израиля или из сектора Газы? Может быть, из Саудовской Аравии или от движения «Хизбалла», их лидера по фамилии Насралла? Демонстрации в поддержку Новороссии – сколько их было на территории Израиля? Даже не счесть. Вместо того, чтобы сказать спасибо, потом начинают выискивать. Да, есть Бриман. Да, есть еще разные персонажи. Но у нас не было ни одного ни министра, ни депутата Кнессета, который поддержал бы Украину. Не было ни одного, кто осудил бы Россию за Крым. Покажите мне еще одну страну на западе, где бы так к этому отнеслись? Теперь, есть группа людей, в том числе это этнические украинцы, есть украинское посольство, которое, да, на территории Израиля действует постоянно и активно, крикливо. Есть несколько групп, и они в том числе приглашают журналистов, платят определенным журналистам.

Гришин:

- Вот эти активисты ходят с желто-синими флагами по Израилю?

Эскин:

- Их почти никто не видит. Было несколько демонстраций. Но намного больше демонстраций было в поддержку Новороссии. Я выступал неоднократно там по телевидению, по радио в Израиле, я помню соотношение при голосовании, кто поддерживал мою позицию, кто был против меня. При том, что моя позиция достаточно жесткая, радикальная по сравнению с другими. Я считаю, что действовать надо жестко, что никаких компромиссов с этой властью быть не должно. Покуда Бандера, Шухевич, это памятники, это идолы, так они видят будущее. Я считаю, здесь никаких компромиссов быть не может. Есть люди, которые относятся к этому более мягко. Правительство Израиля относится более мягко в том смысле, что они считают, что они ответственны за еврейскую общину Украины, они должны с этим считаться и не должны лезть вперед России в пекло. Если сама Россия признает нынешнюю власть на Украине законной, то Израиль тоже не откажется принят их президента. Если сама Россия не признает пока независимости Новороссии, то не надо ждать от Израиля, что он будет первым. Израиль здесь несколько в тени за Россией, осознанно. Но с точки зрения общей ситуации – нет ни одной страны за пределами Российской Федерации, где бы больше было поддержки. Это сбор средств, это конкретная помощь. Это даже добровольцы. Я же сам с ними работал. Меньше, чем хотелось бы, но дюжина ребят приехали все-таки из батальон «Алия». Не весь бывший батальон, но дюжина-то приехала, воевали. И хорошо воевали месяц на территории, которая прилегает к российской границе, как бы находясь на территории России, чтобы потом не было проблем с…

Гришин:

- Вы не боитесь, что вас объявят пособником террористов?

Эскин:

- Я этим не занимался. Я просто рассказывал о том, что происходит. Я журналист. Поэтому нет. Я не являлся организатором этого. Я рассказывал об этом, я к этому позитивно отношусь. Но участия в этом не принимал. Поэтому я не опасаюсь ничего.

Гришин:

- И ребят тех вы тоже не знаете?

Эскин:

- Почему? Роман Ратнер он открыто об этом заявил. Он живет в России. Известная история, как они вызволяли одну девочку из огня, которая попала в неприятную историю. Имена всех остальных я просто не помню.

Гришин:

- Если сейчас Украине предложить в полуультимативной форме или еще какой-то, украинским властям, чтобы они воспользовались этим «законом Нади Савченко» о засчитывании одного дня в СИЗО за два дня… и применили его ко всем, дав минимальные сроки, кто у них находится в этих застенках СБУ?

Эскин:

- Это вполне здравая мысль. Но я вам хочу сказать…

Гришин:

- Там есть, кому получать здравые мысли?

Эскин:

- Есть. Если на них надавить, еще как появится здравый ум. Он должен только прийти не из Москвы, а через Вашингтон или Евросоюз.

Айзикович:

- А если еще денежки показать…

Эскин:

- Никто им денег не даст. Говорят, что Америка помогает Израилю. Америка вкладывает в Израиль. Америка уже поняла, что вкладывать какие-то деньги в украинское вот это нынешнее «оно» не имеет никакого смысла. Они поняли это. Но чего бы я ждал от России. Прежде всего – очень четко сформулированного требования к американцам и европейцам. Оно должно повторяться первыми лицами государства, на мой взгляд, как говорят в Одессе – если бы меня спросили. Пока памятники Бандеры и Шухевича там, пока улицы названы в их честь, пока батальоны неонацистские действуют, признанные американским Конгрессом. Украинцы говорят, что это израильское лобби сделало.

Айзикович:

- «Азов» спокойно гуляет по городу.

Эскин:

- Тем не менее, американцы перестали их поддерживать, мы этого добились. Если Россия потребует от них однозначного отказа от любой помощи Украине, покуда бандеровская идеология объявлена официально государственной, покуда не снесут памятники, не переименуют улицы и не откажутся от любого вида официальной героизации нацизма, просто до этого с ними не о чем говорить. Если российские официальные лица начнут бомбить Америку, сейчас предвыборный год, с такого рода требованиями, я не вижу ни одного серьезного конгрессмена и сенатора, которому будет что ответить на это, вообще возразить. Я не говорю сейчас про Госдеп и прочие заинтересованные в дестабилизации России структуры, которые взяли это на вооружение, не говорю о президенте США Бараке Хусейне Обаме. Я говорю о других людях. Я встречался со многими. И мы работали с ними. Придите к любому конгрессмену, сенатору, скажите: как вы относитесь к тому, что эта идеология, эти люди объявлены героями? Они скажут: нет, мы же воевали против них. Так скажет любой американец. Это надо просто артиллерийским обстрелом требовать от Америки – изменения ее позиции. А для этого… Есть злой умысел со стороны одних людей, но со стороны других просто есть полное незнание. Я вас уверяю, что подавляющее большинство сенаторов и конгрессменов не понимают и не знают тех простых вещей, о которых мы говорим. Мы сейчас с вами говорим не о том, что Россия должна присоединить Новороссию. Мы не говорим, что могут измениться границы, что для них может быть неприемлемо. Мы говорим: откажитесь от нацистской идеологии. Америка не может возражать против этого. И это не делается в должной мере. Заявления были, но они очень редкие и робкие. Я бы начал с этого. И ничто иное не доказывает правоты российской позиции, как именно акцент на этом. Россия не просто так влезла в эту историю, а потому что Россия взяла на себя миссию остановить это шествие. И в Прибалтике мы это видим, и в Восточной Европе. А на Украине приняла уже совершенно чудовищные формы и героизация на государственном уровне. И вот вам история, как они практикуют эту идеологию.

Гришин:

- Согласен.

Эскин:

- Это ужасно, история с Одессой, то, что людей арестовывали за то, что помогали. Нельзя мириться с этим. Галич в свое время протестовал против несправедливостей в Советском Союзе: «Не молчите!» А как сейчас можно молчать? Это же еще хуже – то, что происходит на Украине.

Гришин:

- «Промолчи – попадешь в палачи». Большое спасибо всем.

Источник


Аватар ПОБЕДА

Украинский город, где чтят свою историю

Украинские журналисты обнаружили советский «заповедник», которого не коснулась волна декоммунизации и националистического вандализма. Это город Коростень в Житомирской области.

Об этом пишет киевское агентство УНН.

«В Житомирской области 93 процента жителей районного центра Коростень против переименования улиц и сноса памятников в собственном городе», — цитирует издание коростеньского городского голову Владимира Москаленко.

5507cce2d48f5defb04ef70c80288c2fc12ad499

Агентство отмечает, что декоммунизация Коростеня пока не коснулась, закон выполнять не спешат ни местные жители, ни власти.

ce134861bc9be9e4747e73b219f73dc8e530bf0e

[Spoiler (click to open)]

dd5255ca464f1aef4381923de4ec9a53b9eac7f9

«Поэтому в городе остаются улицы советских деятелей — Щорса, Кирова, Дзержинского, Красных партизан, и тому подобное. Также на центральной площади города никто не трогает памятник Комсомола с изображениями Владимира Ленина. А гостей города встречает памятник зачинателям забастовки железнодорожников за власть Советов», — огтмечают журналисты.

80e01151553fa3870ae88be79b03829e47830784

45aacdfaec8dc3276e631475dceb42bc028b04a4

Агентство УНН приводит мнения жителей города насчет необходимости декоммунизации.

«Я считаю, что переименовывать улицы и памятники сносить не стоит, это наша история, какой бы она ни была, как сейчас говорят, плохая или хорошая. Но это наша жизнь, и мы через нее (историю — Ред.) прошли. Нужно, чтобы наши дети знали, внуки наши знали. Как улицы называются, так пусть и остаются, я вот больше десяти лет живу, и меня вполне устраивает улица Кирова», — говорит житель города Александр.

3b1be496119de575af433596a769dcfff0cc5199

d50d7077e7f04b021e156b623086e2d141e14efa

По словам городского головы, такие решения нужно принимать совместно с общиной, кроме того, сейчас на Украине есть проблемы поважнее, чем переименование улиц и демонтаж памятников и мемориальных досок.

«Мы сделали анкету и попросили пройти по домам людей, хотят ли они это принимать или нет, вовремя это сейчас или не вовремя? Картина меня поразила — 93 процента людей категорически против всякого переименования. Как я могу принимать решения, когда 93 процента граждан моего города против? Для нас важно, чтобы человек сегодня имел рабочее место, имел заработную плату, шли отчисления в бюджет. Не так, как мы сейчас и руководители нашего государства с рукой протянутой едут по всему миру, просят кредиты, которые будут отдавать нашу внуки и правнуки, и считают, что это такое большое достижение, такая большая победа. А может наоборот надо, как мы делаем — заводы запустить, рабочие места создать, продукцию выпускать — продавать зарабатывать. Пусть потом к нам приезжают американцы, европейцы у нас берут кредиты», — говорит мэр.

18badb2193f5e4a443f910e1ddda29276063ef74

1c0307641ef778c362bc5bb86ae2a3c4ab3a325c

60e4cdf2707d6e74a3a6c7aa0ed76cb88ade0009

7e0a640a818527be2e7ba7e680e6eb49e0c699aa

Издание отмечает, что в Коростене под действие закона о декоммунизации подпадает около 60 улиц и десятки памятников.


Аватар ПОБЕДА

В Одессе после возложения цветов в честь освобождения Одессы нацисты напали на одесситов

Сегодня целый день поступают новости из Одессы...

Утром 10 апреля тысячи одесситов приняли участие в торжественном возложении цветов к памятнику Неизвестному матросу в честь Дня освобождения Одессы.

В церемонии приняли участие и активисты Куликова поля. К памятнику они шли в оцеплении нацгвардейцев.





[Spoiler (click to open)]



Пришли на Аллею Славы и нацисты из организаций «евромайдановского» толка: они сорвали у одного из участников митинга георгиевскую ленточку, после чего между ними завязалась драка.

В конфликт оперативно вмешалась полиция, после чего «патриоты» в ход пустили газ. В итоге правоохранители задержали обоих участников конфликта и увезли в отдел полиции.










.


Аватар ПОБЕДА

ВСУ 360 раз за сутки обстреляли территорию ДНР

Украинские силовики 360 раз за прошедшие сутки обстреляли территорию Донецкой Народной Республики. Об этом сообщили сегодня в министерстве обороны ДНР.
«За прошедшие сутки украинские силовики 360 раз обстреляли территорию Республики в результате 54 нарушений режима прекращения огня. Всего противник выпустил 290 мин из минометов калибром 82 и 120 мм, 15 артиллерийских снарядов калибром 152 мм», — сообщили в оборонном ведомстве.

Также, по данным Минобороны, при обстрелах использовались танковые орудия, вооружение БМП, различные типы гранатометов и стрелкового оружия.
«Наиболее интенсивным обстрелам с применением тяжелого вооружения, запрещенного Минскими договоренностями, подверглись следующие населенные пункты Зайцево, Ясиноватая, Жабичево, Веселое, Яковлевка, Докучаевск, Спартак, Октябрь, Саханка, «Вольво-центр», Петровский район и район аэропорта города Донецка», — добавили в Минобороны ДНР.
Аватар ПОБЕДА

После того, как нацисты разгромили мемориал на Куликовом поле, полиция жёстко задержала их

После возложение цветов к памятнику Неизвестному матросу на Аллее Славы активисты Куликова поля направились к Дому профсоюзов.

На площадь явились и нацисты: они в очередной раз разгромили сооружённый «куликовцами» мемориал и сожгли его.





Весь периметр Куликова поля оцепили сотрудники полиции и спецназ Национальной гвардии со щитами.

По имеющейся информации, на данный момент полиция задержала значительное количество активистов Куликова поля и доставила их в один из райотделов.

[Spoiler (click to open)]






Со стороны конечной 18-го трамвая нацисты расстелили флаг Новороссии и устроили так называемый флешмоб на проверку «сепаратизма».

















...
Разгромив сооружённый «куликовцами» мемориал и нацисты  а затем попытались напасть на самих активистов. Между тем, сотрудники правоохранительных органов не дали устроить нацистам  провокацию и жёстко разогнали их, задержав несколько человек.






Фото: Думская


.

Аватар ПОБЕДА

SOS из Бухенвальда...

kotleopold77 рассказывает про SOS из Бухенвальда...



Весной 1945 года нацистские руководители приступили к реализации плана полного уничтожения концлагерей вместе с заключёнными.

[То, что известно всем...]

Руководство Бухенвальда не знало о том, что на протяжении нескольких лет узники ведут подготовку вооружённого восстания. В Бухенвальде существовало несколько подпольных групп Сопротивления, самой мощной из которых являлась группа советских военнопленных.

Заключённые, работавшие на военных заводах, рискуя жизнью, выносили оружейные детали, из которых потом собирались винтовки и пистолеты. Подпольщикам из обрезков труб и добытых на заводах взрывчатых веществ удалось смонтировать более сотни ручных гранат.

Всё это готовилось для подходящего момента, который должен был наступить с подходом советских или американских войск. Однако начатое гитлеровцами массовое уничтожение узников требовало немедленного выступления.

К апрелю 1945 года ударную силу Сопротивления в Бухенвальде составляли 178 боевых групп общей численностью около 2000 человек. Треть из них были советскими военнопленными, среди остальных были немцы, австрийцы, французы, югославы, голландцы, чехи, словаки, поляки, испанцы, бельгийцы, итальянцы.

1 апреля 1945 года Интернациональный комитет Бухенвальда под руководством немецкого антифашиста Вальтера Бартеля решал вопрос о вооружённом восстании. Немецкие коммунисты настояли - ещё не время. Но обстановка в лагере становилась всё более угрожающей. Охранники Бухенвальда, не скрываясь, сообщали узникам: вас либо отравят газом, либо разбомбят, в живых не оставят никого.

2 апреля комендант лагеря Герман Пистер потребовал от всех евреев построиться на главной площади лагеря «для эвакуации». Однако никто не вышел. На следующий день руководители лагеря вызвали к себе тех, кто подозревался в подпольной деятельности, однако их спрятали в бараках.

На протяжении последующих дней приказы охраны лагеря откровенно саботировались. Охранники, прекрасно знавшие о положении дел на фронте, опасались переходить к тотальному уничтожению узников.

9 апреля начальник лагеря объявил построение для эвакуации всего Бухенвальда, но никто из заключённых на него не вышел. В тот же день подпольщики сумели передать по радио призыв о помощи, обращённый к войскам антигитлеровской коалиции. Советские части из-за удалённости не смогли принять сигналы, а части 3-й американской армии, получив сообщение, первоначально не предприняли никаких действий.

К 10 апреля в Бухенвальде уже была слышна канонада орудий - фронт подошёл совсем близко.

11 апреля 1945 года узники Бухенвальда подняли вооружённое восстание. Командиром отрядов советских военнопленных стал подполковник Иван Иванович Смирнов, которого заключённые уважительно называли «нашим комкором». Отряды под командованием Виктора Хазанова и Валентина Логунова прорвались через проволочное заграждение и захватили склад вооружения.

В течение первого получаса восстания в руки заключённых попали около 200 эсэсовцев. Только железная дисциплина в рядах восставших позволила избежать немедленной казни гитлеровцев. Ещё несколько сотен бежавших охранников были захвачены боевыми группами во время прочёсывания окрестностей лагеря.

К пяти часам вечера 11 апреля над Бухенвальдом было поднято красное знамя. Концлагерь полностью перешёл под контроль восставших.





В течение двух суток лагерь находился под контролем восставших, и лишь 13 апреля туда прибыли части 3-й американской армии генерала Паттона.


Немного истории: SOS из Бухенвальда...
Приёмник Бухенвальда - Слева.png
Приёмник Бухенвальда - слева. Радиопередатчик - справа...
После знакомства с историей восстания узников Бухенвальда становится ясна одна из главных причин согласия Интернационального лагерного комитета на... проведение боксёрских поединков.

Это была не только демонстрация силы духа и мужества в нечеловеческих условиях. Пока истощённый узник отправлял в нокауты раскормленных чемпионов Европы, собиралось и испытывалось оружие и подпольный радиопередатчик.




Деловито, без суеты двое - а это были поляк Гвидон Дамазин и чех - устанавливают, освобождая от тряпок, самодельный радиопередатчик и умформер, присоединяются к электросети и антенне. На случай отключений электрического тока припасены аккумуляторы.

Первый - это был Алексей Кравченко (настоящие имя и фамилия Лев Драпкин) - уходит, четвертый - Константин Леонов - помогает поляку и чеху в установке аппаратуры, готовясь к работе на передатчике.

Эту очень рискованную операцию подпольный Интернациональный лагерный комитет (ИЛК) концентрационного лагеря Бухенвальд готовил более года, решив осуществить в самый критический момент для жизни узников. Всю ответственность по изготовлению радиопередатчика и работе на нем ИЛК возложил на коммуниста-тельмановца Отто Рота.

Достать нужные радиодетали и монтировать радиопередатчик в концлагере при неусыпной слежке фашистской охраны и постоянно грозящей смерти за малейший проступок было рискованным, почти невыполнимым делом.

В электромастерской лагеря, где узники-специалисты немецкие коммунисты и советские военнопленные, наравне с работами по электрообеспечению лагеря ремонтировали радиоприёмники для эсэсовцев, делались тайно трансформаторы, сопротивления из проволочек, намотанных на медицинские пробирки. Дефицитные радиолампы доставались с большим риском. За пределами лагеря, на свалке, находили бракованные лампы, приносили в лагерь (в воротах часто устраивались обыски) и уже в электромастерской, предъявив их охраннику, получали новую лампу. После же нужная лампа изымалась из рекомендуемого приёмника.

Сколько изобретательности, крепких нервов, даже мужества требовалось для выполнения каждого в отдельности, внешне, казалось, несложного задания!..

Монтировали радиопередатчик в отдалённом от бараков углу лагеря, в свинарнике, где откармливали свиней для эсэсовцев. Схему разработали Гвидон Дамазин, чех и Алексей Кравченко. Они были по специальности радиоинженеры.

В конце марта 1945 г. все работы по монтажу радиопередатчика были закончены, и Отто Рот доложил Интернациональному комитету, что передатчик готов к действию и что его можно включать в план восстания узников.

8 апреля подпольный Интернациональный лагерный комитет принял решение привести в действие радиопередатчик «Голос Бухенвальда» (так называли его подпольщики) и послать в эфир сигналы бедствия «SOS» с просьбой о немедленной помощи тысячам узников.

ИЛК предусмотрел день начала работы на передатчике т. е. выхода в эфир, - воскресенье. Это был нерабочий день для узников, они оставались в бараках, а следовательно, в лагере будет меньше охранников. Кроме того, бдительность фашистов будет в какой-то степени ослаблена в день их отдыха. И осведомители, шпионы, находящиеся среди узников, также не будут проявлять особого рвения служить коменданту.

Так за месяц до окончания войны, в эфире над центральной областью Германии Тюрингией неожиданно зазвучали сигналы бедствия «SOS».

Медленно, чётко, чтобы было понятно самому слабому радисту, летели точки и тире:

«SOS БУХЕНВАЛЬД SOS БУХЕНВАЛЬД SOS БУХЕНВАЛЬД КОМАНДУЮЩЕМУ АМЕРИКАНСКОЙ ТАНКОВОЙ КОЛОННОЙ ГЕНЕРАЛУ ПАТТОНУ SOS БУХЕНВАЛЬД SOS БУХЕНВАЛЬД SOS БУХЕНВАЛЬД

НАС ХОТЯТ ЭВАКУИРОВАТЬ НАС ХОТЯТ УНИЧТОЖИТЬ НАС ХОТЯТ РАССТРЕЛЯТЬ ПРОСИМ НЕМЕДЛЕННОЙ ПОМОЩИ

SOS БУХЕНВАЛЬД SOS БУХЕНВАЛЬД SOS БУХЕНВАЛЬД».


Три раза по-английски, три раза по-немецки, медленно, с небольшими паузами, летели сигналы в эфир. Аппаратура действовала безотказно. Генерал Паттон сигнал SOS проигнорировал... Передовые американские части прибыли в Бухенвальд только 13 апреля, через 2 суток после начала восстания...





Радист Бухенвальда - 1.jpg
Радист Бухенвальда - 2.jpg
Воспоминания радиста...
Георгий Свиридов об Андрее Борзенко и его 80 (!!!) поединках с немецкими чемпионами-уголовниками на ринге Бухенвальда.
(смотреть с 06:27!!!)
Чемпион Узбекистана (1938-1939) Андрей Борзенко (1920-1992), воспитанник чемпиона США Сиднея Джексона, был артиллеристом. Тяжело раненным попал в плен. Трижды бежал. В Бухенвальде стал членом подпольной организации, участвовал в подготовке восстания.

Спортивная и боевая судьба Андрея Борзенко, чемпиона Узбекистана по боксу 1938-1939 г.г. стала прототипом главного героя неоднократно переиздававшейся книги Георгия Свиридова «Ринг за колючей проволокой».

Автор книги об Андрее Борзенко узнал на первом послевоенном чемпионате по боксу. На этот чемпионат приехал выступать и автор книги в составе команды, в которой, кроме него, были узбек и немец.

Немец вышел в финал, Свиридов был у него секундантом. Дрался с немцем Андрей Борзенко, о котором Свиридов до этого ничего не знал и очень возмущался, что Борзенко вёл себя на ринге слишком агрессивно, буквально избивая его товарища по команде (который, кстати, после этого боя бросил бокс!!!) - 9 нокдаунов!

Только после чемпионата Свиридов узнал, почему Борзенко так проводил бой - за спиной у него было 80 выигранных поединков, проведённых в Бухенвальде, когда его противниками в были в основном немцы - титулованные чемпионы Европы.




После освобождения Андрей Борзенко отправился на фронт. Закончил войну, как и начал, артиллеристом. Позже стал главным хирургом в одной из ташкентских клиник и судьёй всесоюзной категории. По некоторым данным после развала СССР был вынужден уехать в Россию.

Путь политрука: от Бреста до Бухенвальда


Среди участников восстания в Бухенвальде был ещё один человек с уникальной судьбой. Заместитель политрука Николай Кюнг начал войну 22 июня 1941 года, во главе курсантов полковой школы защищая Волынское укрепление Брестской крепости.

28 июня политрук Кюнг возглавил прорыв, участникам которого удалось вырваться из Брестской крепости и добраться до своих.

Будучи замполитом батареи 232-й дивизии Западного фронта, был ранен в боях под Ковелем и попал в плен. Пройдя через несколько немецких концлагерей, летом 1943-го он попал в Бухенвальд, где стал активным участником Сопротивления. Николай Кюнг был одним из руководителей восстания в Бухенвальде 11 апреля 1945 года.

Николай Федорович помнит и горе, и страдания, и предательства:
- Тогда фашисты к пленным относились, как к зверям. Раненых добивали палками, многие умерли от холода, потому что в морозы на них была только лёгкая одежда, - говорит он. - Однажды к нам в лагерь приехали «власовцы» и стали агитировать перейти на сторону фашистов. Русский пленный паренёк спросил одного из них: «Товарищ капитан, как же так, нас же учили Родину любить?» Тогда я не выдержал и сказал: «Вы предатели, на ваших могилах даже крапива не вырастет!»

Николай Кюнг был членом подпольной коммунистической организации лагеря. Отвечал за оружие, собираемое пленными по частичкам с военных заводов, на которых они работали. В лагере было много детей погибших советских пограничников. Неожиданно возникла идея обучать ребят грамоте, математике, истории. Николай Фёдорович вспоминает случай, когда старенький учитель в центре самого ужасного лагеря войны, окружённого колючей проволокой в 600 вольт, вооружёнными и жестокими надсмотрщиками, диктовал советским детям: «Мама мыла раму, папа рыл фашистам яму».

- Какая сила была тогда у людей, как они стремились даже в этой страшной ситуации внушить детям любовь к Родине, - сказал он.

После освобождения офицер, прошедший через концлагеря, стал помогать соотечественникам вернуться на Родину. Сам он вернулся домой в июне 1945-го, пройдя через проверки «СМЕРШа».

Николай Фёдорович всю войну не знал, живы ли его жена и дети. В тот день, когда он ушёл на фронт, они были в другом городе. До сих пор он вспоминает, как, вернувшись в родную Вязьму, где до войны работал директором школы, услышал от родственников: «Ира жива!», и плачет.

Спустя 4 года его арестовали, как и многих других, побывавших в плену. Удивительно, но сам Николай Кюнг к этой странице своей биографии относился спокойно, говоря, что следователи разбирались во всём осторожно, никакого давления на него не оказывали и, в конце концов, признали его полную невиновность. Сталина он не винит. Говорит, что во всем виновата пропаганда, развернутая против советских пленных зарубежными спецслужбами.

Одиннадцать месяцев Кюнг просидел в одиночке. Обвиняли в добровольной сдаче в плен, в том, что он был шпионом иностранной разведки.

«- Над нами в тюрьме никто не издевался, это сейчас уже придумывают люди, которые хотят заплевать прошлое. Расследования велись очень осторожно. В конце концов, оправдали и отпустили...»

Кавалер орденов и медалей нескольких стран, Почётный гражданин подмосковной Щербинки, Николай Кюнг многие годы проработал учителем, директором школы, отмечался наградами Министерства просвещения РСФСР. О своей борьбе в немецких концлагерях он написал книгу «Война за колючей проволокой», переведённую на несколько языков мира.

Николай Федорович Кюнг ушёл из жизни в 2008 году, на 92-м году жизни.

В память о восстании узников Бухенвальда 11 апреля ежегодно отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.



Источники:
Журнал «Радио», 1974, №1
http://info-grad.com/ring-v-bukhyenvaldye/
http://www.molodguard.ru/heroes3825.htm
http://pogranec.ru/showthread.php?t=18336
http://topwar.ru/72867-vosstanie-uznikov-buhenvalda.html
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=187111
http://www.aif.ru/society/history/pobediteli_konclager_buhenvald_osvobodili_ego_uzniki