November 8th, 2013

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Аватар-Лебедь

ОУН-УПА: смена хозяев

С разгромом нацистской Германии деятельность украинских националистов не прекратилась. В западных зонах оккупации Германии бывшие пособники гитлеровцев, принесшие на украинскую землю неисчислимые беды и горе, нашли себе новых хозяев.

И не важно им было, у чьего порога стоять с протянутой рукой, главное ,чтобы звенели сребренники в карманах «борцов за вильну Украину» да не умирала идея «интегрального национализма».

Накопленный в рядах гитлеровских войск боевой опыт украинских националистов пригодился спецслужбам западных стран. Мир стоял на пороге «холодной войны»…

Сов. секретно


МКГБ СССР
1 управление
16 октября 1945 г.

Разослать: Берия
Меркулову
Кобулову

СПЕЦСООБЩЕНИЕ


Резидентурой НКГБ в Париже получены данные о том, что 3 июня с.г. в гор. Ганновер состоялось совещание группы украинских националистов под председательством профессора ПОДИЛЬСКОГО.

Докладчиком на этом совещании по вопросу организации «Украинского Допомогового Комитета» (УДК – ред.) в гор. Ганновер прибыл представитель от Центрального «УДК» из гop. Бад-Киссинген старый петлюровский офицер ЛИТВИНЕНКО, он же представитель БАЧИНСКОГО от «Украинского Червоного Хреста» (УЧХ) в Женеве.

На совещании присутствовал и вошел в состав созданного «УДК» в качестве секретаря член «Провода» ОУН (бандеровцев) инженер ШУХЕВИЧ, известный на Западной Украине под кличкой «Тур».

Председателем «УДК» был избран ЛУЦКИЙ, заместителем председателя — профессор КРИВИЦКИЙ. Кроме того, всостав комитета вошли: орг. референт и представитель «Красного Креста» — доктор ДОСКАЧ, референт по политическим и культурно-просветительным вопросам — профессор ВОЛЫНЕЦ, представитель от молодежи — БУРЯЧЕК и член комитета доктор КОЦУР.

На этом совещании была создана так называемая «УМСА» (организация христианской молодежи) под председательством профессора ВОЛЫНЦА, а затем на эту должность был назначен БАКАЛО.

«Украинские Допомоговые Комитеты» в зонах оккупации английских и американских войск ведут активную антисоветскую деятельность через уполномоченных «УЧХ».

Для полного охвата эмиграции влиянием «УЧХ», зоны английской и американской оккупации разделены женевской делегатурой «УЧХ» на 11 округов:Collapse )

Аватар ПОБЕДА

Такого дремучего социал-дарвинизма не было даже в ХIХ веке


Массовая трудовая миграция в России — порождение глубокого кризиса после краха СССР — за двадцать лет обросла многими слоями проблем, перерастающих в угрозы. Массы людей из разных народов выброшены кризисом из своих семей и родных мест, ищут работы на «анклавных рынках труда», на которых правят теневые предприниматели и посредники, организованные преступные группы и коррупция. Конфликты интересов этих групп периодически приводят к вспышкам насилия, в эти конфликты втягивается часть местного населения, также живущего в состоянии стресса. Масла в огонь подливают СМИ, такие новости — их хлеб. «Этнические предприниматели» получают свои дивиденды, политизируя и обостряя национальные чувства и местного населения, и мигрантов, и их земляков на Кавказе или в Средней Азии.

Деятельность этих политиканов — важный фронт вязкого, неоформленного противостояния частей нашего расколотого общества, тоже очень рыхлых. В целом, подавляющее большинство населения, для которого сохранение и укрепление России, объективно, стало вопросом жизни и смерти, на этом фронте отступает. Массовое сознание заполнено множеством упрощенных стереотипов, которые ведут людей, как блуждающие огоньки. А те интеллектуалы СМИ, которые формируют язык (а значит и сознание населения), идут на этом фронте двумя колоннами — преследуя общую цель. Одна колонна создает из трудовых мигрантов образ врага, навязывая людям стереотип «Россия для русских!». Публицисты из другой колонны создают, часто в той же прессе, образ «русского националиста» как какого-то дегенерата.

Вот, по поводу событий вокруг овощной базы в Бирюлево в одном номере журнала сошлись известные журналисты — Юлия Латынина и Николай Сванидзе.

Ю. Латынина требует закрыть Россию от «азиатов». Она убеждает, что их труд не нужен, что для них специально изобретают нелепые работы: «Не надо говорить, что в России “дефицит рабочих рук на рынке труда”. Если есть дефицит, значит, нет рынка. Если в стране относительный дефицит рабочих рук, как в Англии XIV в. после чумы, это прекрасно!..

Необходимо ввести визовой режим со странами Азии. Необходимо запретить созданные под мигрантов работы вроде стрижки травы. Необходимо ввести запрет на найм неграждан бюджетными учреждениями. Необходимо ввести драконовские штрафы на найм неграждан девелоперами, торговыми сетями и пр.».

При этом журналистка ухитряется пнуть чуть ли не все государственные службы — мол, и они не нужны: «Нам говорят, что “в России не хватает рабочих рук”. Вопрос: если в России не хватает рабочих рук, то зачем Москве 10 тыс. гаишников? Это на 10 тыс. больше, чем надо... Если в России не хватает рабочих рук, почему не разогнать гаишников, ментов, проверяющих?

Нам говорят, что “русский не будет работать на овощебазе”. Естественно, он не будет работать на овощебазе, если он может пойти в гаишники и через год купить новый “мерседес”… Необходимо в разы сократить количество проверяющих, лицензирующих, надзирающих, полицейских (гаишников вовсе распустить)»
.

Вдумайтесь в логику этого рассуждения! А ведь оно публикуется в прессе, популярной в кругах нашей либеральной интеллигенции…

А вот рассуждения Николая Сванидзе (кажется, он член Общественной палаты РФ и член комиссии, которая охраняла нашу культуру от «фальсификации истории»). Он вроде бы противоречит Ю. Латыниной и хотел бы «закрыть Россию от русских националистов», но тоже пинает государство.

Этот историк пишет: «Хватит все время талдычить про мигрантов, легальных, нелегальных, граждан России, иностранцев и т.д. Не в них дело…

[Spoiler (click to open)]

Есть очень тяжелый, беспросветный социальный фон. Особенно тяжелый в спальных районах больших городов. То есть в маленьких городах этот фон, разумеется, не лучше… Грязь, мат, насилие, пьянство и полное, безнадежное отсутствие перспектив. Алчная полиция, продажный суд, охреневшее от шальных, сумасшедших денег и полной безответственности чиновничество… Эдак и ангела можно довести до зверского состояния.

А эти молодые люди с окраин никак не ангелы. Они — продукты того негативного биосоциального отбора, который происходил в нашей стране на протяжении последней сотни лет. Они — очень злые ребята.  Такими они родились и так воспитаны — и родителями, и жизнью.

А дальше надо должным образом … переплавить социальную агрессию в национальную. И с этой задачей, вполне функциональной, справляются радикальные националисты, которые расплодились, как грибы, чувствуют себя вольготно и выглядят вполне респектабельно. Их уже долгие годы пестует и выкармливает власть, отчасти из соображений идеологической близости, отчасти из популистских соображений — вроде бы как к народу поближе.

Власть охотно идет на этот вариант, поскольку, во-первых, считает, что сможет их контролировать, а во-вторых, надеется найти в них организованную силовую опору. Ошибочные расчеты и тщетные надежды. Аналогичный опыт столетней давности с созданием, фактически с Высочайшего благословения, Союза Русского народа и Союза Михаила Архангела неумолимо свидетельствует: нет ни контроля, ни опоры. Эти ребята охотно готовы насиловать и грабить, но сражаться не готовы»
.

Это невероятные заявления, даже не верится, что часть нашей интеллигенции докатилась до такого мракобесия. Вчитайтесь: «молодые люди с окраин» наших больших и малых городов — «продукты негативного биосоциального отбора», в результате которого за сотню лет (в СССР) якобы вывелся особый биологический вид  (фашисты сказали бы «недочеловеки»). «Такими они родились», — утверждает Сванидзе, т.е., все приписанные им мерзости унаследованы генетически от родителей.

Какой позор, какой регресс знания и приличий. Такого дремучего социал-дарвинизма и социального расизма в России не было даже в ХIХ веке.

Такие люди у нас подбираются в Общественную палату и в блюстители норм научности. И ведь масса образованных людей эти читает и аплодирует. Это, пожалуй, самое страшное.

Как получилось, что в среде трудовой интеллигенции зародился червь элитарного чванства? Как образованные люди усвоили такие примитивные иррациональные стереотипы и легко воспринимают выражаемые ими идеологические штампы? Откуда в интеллигенции такая ненависть к большой массе молодежи нашего народа, которая ранена кризисом — и к тем, кто приехали работать на стройке и овощных базах, и к тем, которых «теневики» посылают громить ларьки с арбузами. Неужели всерьез поверили Сванидзе, что все они «такими родились»?

Нельзя нам закрывать глаза на эту тяжелую культурную болезнь нашего образованного слоя. Трудно об этом говорить, но надо.

Кара-Мурза

Аватар-Лебедь

От коллаборационизма до массовых убийств. Руками «обычных людей»


Александр ДЮКОВ:  К вопросу об ответственности за преступления, совершенные на оккупированных нацистами территориях: постановка проблемы

Изучение нацистской истребительной политики на Востоке имеет собственную динамику, обусловленную не только составом источниковой базы и общественным вниманием, но и внутренней исследовательской логикой. Первоначально исследователи сосредотачивали свое внимание на общих вопросах: формировании нацистской истребительной политики, ее конкретных проявлениях [1], ответственности за преступления нацистской партии, СС и полиции безопасности, а затем — и вермахта, который, подобно жене Цезаря, долгое время был «вне подозрений» [2]. Фокус исследовательского внимания неуклонно смещался от идеологов и командиров истребительной политики к непосредственным ее исполнителям, к «обычным людям», осуществлявшим массовые убийства [3].

Падение «железного занавеса», отделявшего СССР от западного мира, и «архивная революция» на постсоветском пространстве привели к резкой интенсификации исследований, посвященных реализации нацистской оккупационной и истребительной политики в конкретных регионах. [4] Территориальная локализация исследований позволила обратить пристальное внимание на роль местных коллаборационистских формирований [5], чей вклад в реализацию нацистской истребительной политики при ближайшем рассмотрении оказалось трудно преувеличить. Обнаружилось, что в ряде случаев массового уничтожения большинство палачей не были ни членами НСДАП, ни немцами. В этой ситуации традиционные утверждения историков об исключительно нацистской и немецкой ответственности за совершенные преступления приобрели сомнительный характер. Разумеется, никто не ставил под сомнение тот факт, что именно германские нацисты разработали и воплотили в жизнь чудовищные истребительные планы. Однако вместе с тем становилось очевидно, что без участия местных коллаборационистов нацисты не смогли бы организовать операции по уничтожению «нежелательного элемента» в столь ошеломляющих масштабах. «Отвечая на вопрос о том, как вообще мог произойти Холокост, историки должны учитывать коллаборационизм на Востоке, — заметил в этой связи американский историк М. Дин. — Соучастие местных сил в этих чудовищных преступлениях ни в коей мере не умаляет ответственности нацистов, однако оно представляло собой характерную черту осуществления Холокоста в указанных районах». [6]

Факт широкого использования нацистами представителей «низших рас» при реализации обусловленной расистскими представлениями истребительной политики оказался достаточно неожиданным; дальнейшее исследование феномена коллаборационизма поставило перед исследователями новые нетривиальные вопросы. Долгое время коллаборационистские формирования рассматривались как жестко контролируемый нацистами инструмент истребительной политики; таким образом, ответственность за планирование и совершение преступлений по-прежнему полностью возлагалась на нацистов. Как правило, так оно и было: большинство создаваемых из советских военнопленных и мобилизованных местных жителей подразделений вспомогательной полиции являлись не более чем инструментом нацистской политики, порою весьма ненадежным. [7] Однако имелись случаи, не укладывающиеся в эту схему. Некоторые сотрудничавшие с нацистами формирования и структуры контролировались нацистами лишь частично, обладали собственной политической субъектностью, проводили в жизнь политику, лишь до некоторой степени совпадающую с нацистскими планами. И, одновременно, совместно с нацистами участвовали в массовых убийствах евреев и «враждебных элементов».

[Spoiler (click to open)]Руководитель Комиссии историков при президенте Латвии Инесис Фелдманис называет этот феномен «тактической коллаборацией»: «Вместе с такими терминами, как «коллаборация» (обычное сотрудничество с оккупантами) или «коллаборационизм» (предательское сотрудничество) можно использовать дефиницию «тактическая коллаборация», обозначив с ее помощью сотрудничество с немецкой оккупационной властью, направленное на достижение таких целей, которые, так или иначе, отвечали интересам латышского народа». [8] Несмотря на то, что Фелдманис по откровенно конъюнктурным причинам полностью игнорирует преступную деятельность «тактических коллаборационистов» и даже пытается необоснованно представить их в качестве своеобразных представителей движения сопротивления [9], введенное им определение представляется весьма полезным в познавательном плане.

Хрестоматийным примером подобной структуры, детально исследованным в последние годы, является Организация украинских националистов (ОУН). Эта радикальная организация фашистского типа на протяжении долгого времени тесно сотрудничала с германскими спецслужбами, в интересах нацистов организовывала антисоветские восстания на Западной Украине летом 1941 года, направляла своих членов для службы в частях вермахта и местной вспомогательной полиции. ОУН имела собственные, напоминающие нацистские, планы «решения еврейского вопроса» и уничтожения «враждебных элементов» [10]; при воплощении этих планов в жизнь летом 1941 года оуновские формирования достаточно тесно взаимодействовали с нацистскими айнзатцкомандами и подразделениями СС. [11] Нацисты, рассматривавшие украинцев как представителей «низшей» расы, уже к осени 1941 года буквально вытолкали бандеровскую ОУН в оппозицию и развернули репрессии против ее активистов. [12] Руководство ОУН(Б), однако, сохранило достаточно плотный контроль над личным составом батальонов украинской вспомогательной полиции, осуществлявших уничтожение евреев в 1942 году. «Когда началась война, мы сразу создали подразделения украинского войска, — вспоминал впоследствии один из руководителей ОУН(Б) Василий Кук. — Когда мы увидели, что немцы к этому относятся враждебно, и начали нас расстреливать, мы замаскировали это войско под полицию и там этих людей обучали» [13]. Сильное влияние ОУН на формирования украинской милиции признавалось и в немецких документах [14].

В начале 1943 года эти формирования по приказу руководства ОУН ушли в лес, став ударной силой организованных украинскими националистами кровавых этнических чисток против польского населения Волыни. «Волынская резня» 1943 года была собственным предприятием ОУН [15], тогда как в массовых убийствах евреев летом 1941 года наравне с украинскими националистами участвовали также и нацисты. В этой связи одним из наиболее дискуссионных вопросов в ближайшее время обещает стать вопрос об ответственности. Традиционно массовые убийства евреев на Западной Украине летом 1941 года рассматриваются исследователями как организованная нацистами «прелюдия к Холокосту», однако возможно ли закрыть глаза на тот факт, что большая часть этих убийств осуществлялась не нацистами и по не-нацистским (хоть и сходным с ними) планам? Возможно ли утверждать, что ответственность ОУН за эти конкретные преступления больше, чем ответственность нацистов?

ОУН была не единственной силой, сотрудничавшей с теми или иными структурами гитлеровской Германии, имея собственные политические и истребительные планы. Возникший после включения Литвы в состав Советского Союза Фронт литовских активистов (ЛАФ) точно так же, как и ОУН, сотрудничал с нацистскими разведслужбами, помогал вторгшимся в СССР немецким частям и в соответствии с заранее разработанными планами летом 1941 года осуществлял жестокие массовые убийства евреев и просоветски настроенных литовцев [16]; при этом убийства эти проводились формированиями «литовских активистов» как самостоятельно, так и во взаимодействии с нацистскими айнзатцкомандами. [17]  Точно так же, как и на Украине, в Литве нацистские оккупационные власти отвергли просьбы руководства ЛАФ о создании квазигосударственного образования и осенью 1941 года начали чистку гражданской администрации и формирований вспомогательной полиции от наиболее независимо настроенных литовских активистов.

Еще один пример (не имеющий отношения к истребительной войне нацистов против СССР, но, тем не менее, немаловажный) подобного политически субъектного коллаборационизма — созданное нацистами весной 1941 года «Независимое государство Хорватия». Нацисты предоставили хорватским националистам («усташам») то, чего не разрешили ОУН и ЛАФ, — собственную квазигосударственность и простор для реализации политических планов. Результатом стала проводившаяся руководством Хорватии политика массового уничтожения и изгнания сербского населения, жертвами которой стали сотни тысяч человек. Это было не нацистское преступление: представители германских оккупационных властей, исходя из собственных соображений поддержания «нового порядка», возмущались и даже противодействовали совершаемым усташами преступлениям. [18]

В настоящее время исследователями ведутся дискуссии вокруг феномена восточноевропейского фашизма (частными проявлениями которого являются ОУН, ЛАФ и усташи), более или менее самостоятельного по отношению к итальянскому фашизму и немецкому нацизму. [19]  Это достаточно интересный вопрос, однако сейчас мы его касаться не станем. Гораздо более важной, на наш взгляд, является уже затронутая тема ответственности за совершенные преступления.

Вопрос ответственности политически субъектных структур, таких как ОУН или ЛАФ, представляется достаточно простым: коль скоро эти организации самостоятельно планировали и проводили преступные действия, пусть даже пользуясь военно-политической обстановкой, созданной нацистами, то они и несут за них ответственность. Значительно более сложен вопрос об ответственности в случае с коллаборационистскими формированиями, находившимися под двойным контролем: прямым нацистским и тайным — со стороны самостоятельных политических структур. В качестве примера назовем созданные нацистами украинские батальоны вспомогательной полиции, значимая часть личного состава которых контролировалась находящейся на тот момент в оппозиции к оккупантам ОУН(Б). Эти подразделения использовались нацистами для проведения массовых убийств евреев. Поскольку ОУН(Б), как показали события начала 1943 года, достаточно плотно контролировавшая упомянутые формирования, не предприняла никаких попыток воспрепятствовать этим убийствам, мы можем говорить о фактическом соучастии ОУН(Б) в этих преступлениях. При этом, разумеется, основная доля ответственности ложится все-таки на германских нацистов, использовавших украинские полицейские формирования в соответствии со своими человеконенавистническими планами.

Вопрос об ответственности за массовые убийства, совершавшиеся военнослужащими польской вспомогательной полиции на Волыни в отношении украинских крестьян, гораздо менее однозначен. Как мы уже упоминали, весной 1943 года контролировавшиеся ОУН(Б) украинские полицейские батальоны на Волыни ушли в лес и были использованы руководством украинских националистов для проведения масштабных этнических чисток против польского населения. Вместо ушедших в леса нацистами были созданы новые полицейские формирования, по большей части из поляков. Эти подразделения частично контролировались польским подпольем [20] и использовались для «ответных» акций по уничтожению украинцев, порою — весьма кровавых. [21] Какую ответственность за эти преступления несут нацистские структуры, которым подчинялись польские полицейские, а какую — до определенной степени контролировавшее тех же полицейских польское подполье? И можно ли вообще рассматривать эти убийства как составную часть нацистской истребительной политики? Не были ли эти акции в значимой степени таким же самостоятельным предприятием, как проводившиеся практически одновременно с ними убийства поляков формированиями ОУН-УПА? Исследователям только предстоит дать ответ на эти вопросы.

Вопрос о том, насколько плотно литовские националисты после состоявшегося в конце 1941 года роспуска ЛАФ контролировали созданные нацистами литовские вспомогательные батальоны, также не имеет однозначного ответа и требует дополнительных исследований. Судя по всему, сотрудничавшие с оккупантами литовские националисты все-таки обладали определенной политической самостоятельностью и имели возможность реализовывать отличные от нацистских планы (об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что оккупантам так и не удалось создать литовскую дивизию Ваффен-СС, а также история образованной в 1944 году т. н. «Местной дружны Литвы» [22]). С учетом того, что личный состав литовских полицейских батальонов в значимой степени формировался из действовавших летом 1941 года боевиков ЛАФ (т.н. «национальных партизан») [23], можно предположить, что и в этих формированиях влияние литовских националистов было довольно существенным. Однако в отличие от руководства ОУН(Б), литовские националисты не стали уводить эти формирования в леса, предпочтя не реализовывать самостоятельную политику, а договариваться с оккупационными властями. Если это предположение справедливо, следует говорить о совместной с нацистами ответственности литовских националистов за преступления, совершавшиеся литовскими полицейскими подразделениями, — такие, как, например, уничтожение евреев белорусского города Слуцка в конце октября 1941 года. [24]

Летом 1941 года координировавшие свои действия с нацистскими спецслужбами «национальные партизаны» действовали не только в Литве, но и в Латвии и в Эстонии. Точно так же, как их литовские «собратья», они осуществляли убийства евреев и местного просоветски настроенного населения и охотно вливались в формируемые германскими оккупантами подразделения вспомогательной полиции. Известно, что эти подразделения весьма ценились оккупационными властями и широко использовались для проведения карательных операций на территории других советских республик. [25] Однако, в отличие от Литвы, у латышских и эстонских «национальных партизан» не существовало большой политически самостоятельной организации, подобной ЛАФ. Это затрудняет для исследователей ответ на вопрос, имелись ли у латвийских и эстонских антисоветских структур разработанные планы истребления «нежелательного элемента». Соответственно, затруднен и ответ на вопрос об ответственности за массовые убийства. Можно ли в данном случае говорить о том, что, наряду с нацистами, самостоятельную ответственность за уничтожение евреев и коммунистов летом и осенью 1941 года несли организации латвийских и эстонских «национальных партизан»? По всей видимости, да, однако, это предположение нуждается в более детальном обосновании.

Во всяком случае, имеются свидетельства о том, что планы по тотальной этнической чистке территории Эстонии, а также эксплуатации населения и земель российского порубежья вынашивал руководитель эстонского коллаборационистского «самоуправления» Хяльмар Мяэ, амбиции которого не вызывали восторга у немцев. Так, современные исследователи из Эстонии Г.М. Пономарева и Т.К. Шор обращают внимание на следующие аспекты: «В 1941 г. любое упоминание о русской культуре было под полным запретом. Нельзя было играть музыку Чайковского или вспоминать имя Пушкина, одно время снова возродилась идея сноса Александро-Невского собора в Таллинне. Глава эстонской директории Х. Мяэ предложил всех русских Эстонии выселить за Чудское озеро, а эстонцев и финнов-ингерманландцев перевезти из России в Эстонию. Но поскольку оставшиеся в Эстонии русские выказали себя лояльными гражданами, их оставили в покое. К весне 1942 г. в высшем эшелоне идеологов Германии во главе с А. Розенбергом утвердилось мнение о необходимости перехода к сотрудничеству с недовольными прежней властью гражданами». [26] Также, вероятно, именно излишний этнополитический рефрен в карательной активности т.н. «внешнего отдела эстонской полиции безопасности и СД в Пскове» привел в дальнейшем к переименованию и переформированию немцами этого подразделения. [27] В целом «национально настроенные» эстонские коллаборационисты предпочитали предлагать свои пути решения «этнических вопросов», договариваться с немцами или пытаться достигать своих целей исподтишка, не доводя дело до прямого столкновения с оккупантами. Дальнейшие детальные исследования могли бы пролить свет и на поставленный вопрос о степени ответственности за подобные деяния.

Утверждения о самостоятельности отдельных коллаборационистских карательных подразделений в оккупированной нацистами Латвии встречаются в некоторых эмигрантских источниках и работах современных историков. В первую очередь это касается Латышской политической полиции, насчитывавшей уже в октябре 1941 г. 415 сотрудников. [28] Так, руководивший с апреля 1942 г. по октябрь 1944 г. Латышской политической полицией Хербертс Тейдеманис в одном из своих послевоенных писем вспоминал, что латышская политическая часть Полиции безопасности и СД  [Drošības policijas un SD] сохраняла большую самостоятельность. Данный тезис подтверждается такими фактами, «как размещение в отдельном здании, полная автономия отдела в кадровых делах, право инициировать и проводить расследования без предварительного уведомления командира, [29] самостоятельно проводить аресты и освобождать из-под ареста, сообщая об этом только постфактум, формирование кадров и сети агентов без немецкого участия и какого-либо обязательства их раскрывать, соответственно, показывая немецкому отделу или командиру напрямую». [30] Другим автономным подразделением полиции безопасности и СД являлась зондергруппа P (Sondergruppe R), иначе называемая «Латышская картотека». Известно, что служившие в ее составе более 60 сотрудников и несколько сотен агентов [31] составляли списки коммунистов, сторонников советской власти, социал-демократов и других «подозрительных лиц», составившие уже на 15 октября 1941 г 23000 человек, [32] однако в какой мере именно немцы контролировали критерии формирования «черных списков», не установлено.

До сих пор не прояснен вопрос и о том, насколько латвийские и эстонские полицейские батальоны контролировались местным «национальным подпольем». Современные историки, как в Латвии, так и в Эстонии, утверждают, что подобное «национальное подполье» (состоявшее по большей части из сотрудничавших с нацистскими оккупационными властями деятелей) существовало [33], однако уклоняются от вопроса о степени его влияния на созданные оккупантами национальные полицейские формирования. Некоторые ученые вскользь упоминают о том, что подобное влияние имело место, другие характеризуют военнослужащих прибалтийских полицейских формирований как нацистских наемников, не отрицая при этом неудачных попыток «подпольного» влияния [34]; большинство же старается обходить в своих исследованиях столь болезненный вопрос.

Изучение некоторых карательных операций, проводившихся латвийскими полицейскими батальонами, наводит на мысль о том, что они не сводились исключительно к воплощению подготовленных нацистами планов. Так, например, проводившаяся в начале 1943 года в латвийско-белорусском приграничье операция «Зимнее волшебство», по замечанию израильского историка А. Шнеера, приобрела для латышей характер «охоты за рабами»: угнанные латышскими полицейскими белорусские подростки направлялись на принудительные работы не в Германию, как это делалось обычно, а в Латвию, где распределялись между богатыми латвийскими крестьянами. [35] С учетом того, что Германия в это время испытывала острую нужду в рабочей силе, создается впечатление, что в данном случае можно говорить о реализации в рамках нацистской карательной операции не только нацистских планов — точно так же, как во время карательных операций польских подразделений вспомогательной полиции на Волыни.

Факты свидетельствуют о том, что в ряде случаев латвийские полицейские формирования проводили карательные операции с большей жестокостью, чем собственно немцы. Это объясняется распространенными среди военнослужащих этих подразделений агрессивно-русофобскими воззрениями. Исследователям, например, хорошо известен доклад офицера «Русской освободительной армии» поручика В. Балтиньша о преступлениях латвийских коллаборационистских формирований: «23 апреля 1944 года пришлось мне быть в деревне Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат жили эсэсовцы. В день моего прибытия туда их должна была сменить немецкая часть, но мне все-таки удалось поговорить на латышском языке с несколькими эсэсовцами, фамилии коих не знаю. Я спросил у одного из них, почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков и детей, сотни трупов непогребенных, а также убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: «Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских». [36]

Здесь мы опять наталкиваемся на параллель с действиями номинально контролируемых нацистами польских полицейских батальонов на Волыни. Эти формирования осуществляли убийства местных украинцев не столько в рамках реализации нацистской истребительной политики (для оккупационных властей в то время гораздо более важным было сохранение порядка в регионе), сколько в рамках украинско-польского межэтнического конфликта. Похоже, что схожая мотивация двигала в ряде случаев и членами латышских полицейских формирований. В таком случае ответственность за эти преступления должна ложится не только на задававших общее направление карательной деятельности германских нацистов, но и на наполнявших ее конкретным содержанием латышских полицейских и контролировавшие их «национальные» структуры («самоуправление» и подполье) — если, разумеется, подобный контроль имел место.

Благодаря исследованиям последних лет мы имеем возможность набросать эскиз гораздо более многомерной, чем ранее, картины преступлений, совершавшихся на оккупированных нацистами территориях на Востоке. Основным ее элементом по-прежнему останутся истребительные планы, разработанные нацистами и воплощавшиеся в жизнь при помощи как немецких структур (айнзатцгруппы (Einsatzgruppen)  [Operatīvās grupas], СС, секретная фельдполиция (Geheime Feldpolizei)  [slepenā lauka policija], вермахт, оккупационная администрация), так и многочисленных местных коллаборационистских подразделений. Ответственность за эти преступления несет нацистское руководство. Однако помимо нацистских истребительных планов, имели место планы, созданные структурами с самостоятельной политической субъектностью («тактическими коллаборационистами»), такими как ЛАФ и ОУН. Их планы деятельно воплощались в жизнь летом 1941 года; ответственность за совершавшиеся тогда массовые преступления несут эти организации и лишь частично нацисты (в тех случаях, когда акции уничтожения осуществлялись совместно). О разной степени совместной ответственности следует говорить в случае совершения преступлений коллаборационистскими формированиями, контролировавшимися как нацистами, так и различными политически самостоятельными структурами. И, разумеется, непосредственную ответственность за преступления несут те, кто лично уничтожал невинных людей.

МСТИТЕЛИ

Демонстрация КПУ в ознаменование Октябрьской революции . Киев 7 ноября 2013 года.

Неутомимый flackelf показал для нас Демонстрацю КПУ, состоявшуюся в Киеве 7 ноября 2013 года.
Кто сказал, что украинские нацисты полностью захватили Киев? Это совсем не так и это показали события этой недели в Киеве. В прошел понедельник Крестный ход на День русского единства, сегодня демонстрация КПУ.
И где оба раза были "страшные и грозные" боевики из ВО Свобода, на каждом углу утверждающие, что Киев это якобы "бандеровский край"?
Любые акции в нашем городе, которые противоречат агрессивному украинскому национализму, следует рассматривать как явление особое.
Прежде всего это не вполне безопасно, поэтому отставим спор "белой" и "красной" идеологий в стороночку.
Все эти люди, что на православном Крестном ходе, что на шествии КПУ, прежде всего - антифашисты.


Место сбора неизменное - около памятника Ленину на Бессарабке.Collapse )

МСТИТЕЛИ

Накануне Октябрьской революции супершпион Великобритании Сомерсет Моэм готовил переворот в России

Хотя Великобритания не была единственной страной мира, в которой некоторые писатели были не только мастерами пера, но по совместительству также "рыцарями плаща и кинжала", в этой стране раньше других сложилась традиция привлекать авторов художественных произведений к тайному информированию правительства. По мере же распространения британских владений по всему миру Лондон стал принимать меры, чтобы использовать мастеров художественной литературы для сбора высококачественной информации о том, что творилось на всей планете. Поэтому многие известные писатели Великобритании использовались не только для сбора информации и ее аналитической обработки, но и для организации тайных операций в различных государствах мира, которые были возможны благодаря связям мастеров слова в различных общественных кругах многих стран земного шара, а также доверию к ним в международном сообществе. Британскими писателями-разведчиками были Грэм Грин, Ян Флеминг и немало других видных английских писателей.

Заговор Моэма

В этих рядах оказался и известный английский писатель Уильям Сомерсет Моэм, который рассказал о тайных страницах своей жизни в своей автобиографии "Подводя итоги". Моэм объяснял свое согласие сотрудничать с военной разведкой Великобритании так: "Работа привлекала меня благодаря моей любви к романтике и в то же время из-за тяги к абсурдным и смешным ситуациям". О своей разведывательной деятельности писатель подробно поведал также в своих рассказах об Эшендене, под фамилией которого он вывел себя ("Эшенден, или Британский агент").

В 1917 году руководители британской разведки направили Моэма в Россию. Писатель вспоминал: "Мои инструкции требовали, чтобы я вступил в контакт с силами, враждебными правительству, и подготовил план, который бы удержал Россию от выхода из войны". Хотя страны Антанты, включая Британию, не спешили помогать России оружием, они опасались заключения мира на Восточном фронте. Чтобы предотвратить его, они планировали осуществить государственный переворот в России.

По словам Моэма, он "испытывал робость, не будучи уверенным в том, что у меня имеются качества, необходимые для выполнения задания. Однако, кажется в то время не было ни одного подходящего человека. В то же время то обстоятельство, что я был писателем, служило хорошим "прикрытием" для выполнения задания".

Даже когда Моэм стал живым классиком английской литературы, он вспоминал свою поездку в Россию как "самую значительную миссию, которую когда-либо выполнял".

По его словам, он "испытывал удовлетворение от той ответственности, которая была возложена" на него. Описывая себя под именем Эшендена, Моэм писал: "Он должен был действовать самостоятельно, не подчиняясь никому. Он имел в своем распоряжении неограниченные средства (в поясе, который был у него на теле, были ассигнации на такую сумму, что у него кружилась голова, когда он об этом вспоминал). Он должен был осуществить дело, которое превышало человеческие возможности, хотя он и не подозревал об этом, а потому был уверен в своей способности справиться с заданием".

В рассказе об Эшендене Моэм красочно описал свое прибытие в Россию в августе 1917 года: "Владивосток. Поистине край света. Эшенден совершил долгое путешествие: сначала из Нью-Йорка в Сан-Франциско, затем на японском пароходе по Тихому океану до Иокагамы, потом на русском корабле... по Японскому морю из Цуруки в Россию. Во Владивостоке он должен был пересесть на трансибирский поезд, чтобы добраться до Петрограда".

В пути Моэма сопровождали "четыре преданных чеха, которые должны были действовать в качестве офицеров связи между мною и профессором Масариком (будущим президентом Чехословакии. – Ю.Е.), имевшим под своим командованием что-то около шестидесяти тысяч своих соотечественников в различных частях России".

К этому времени Англия и Франция приняли решение использовать чехословацкий корпус в качестве "военно-полицейской силы" для "наведения порядка" в России.

Помимо руководителей чехословацкого корпуса, Моэм упоминает о своих постоянных контактах с Борисом Савинковым, вождем эсеровских террористов, убийцей министра внутренних дел России В. К. Плеве и великого князя Сергея Александровича. Беспощадный террорист произвел на Моэма неизгладимое впечатление - "один из самых поразительных людей, с которым я когда-либо встречался". Вместе с Савинковым в организации заговора участвовали и другие правые эсеры - его единомышленники.

До конца жизни Моэм был уверен, что "существовала известная возможность успеха, если бы я был направлен на шесть месяцев раньше". Когда же писатель прибыл из Владивостока в Петроград, обстановка в стране достигла критической стадии. "Дела в России ухудшались, - писал Моэм. - Керенский, глава Временного правительства, был съедаем тщеславием и увольнял любого министра, который, как ему казалось, представлял угрозу для его положения. Он произносил бесконечные речи. Нехватка продовольствия становилась все более угрожающей, приближалась зима, и не было топлива. Керенский произносил речи. Находящиеся в подполье большевики активизировались, Ленин скрывался в Петрограде, говорили, что Керенский знает, где он находится, но не осмеливался арестовать его. Он произносил речи".

К концу октября 1917 года Моэм завершил свою работу по созданию мощной подпольной организации, готовой к выступлению. Он отправил в Лондон шифровку с подробным изложением окончательного плана государственного переворота. Моэм вспоминал, что "план был принят, и ему были обещаны все необходимые средства". Однако, организатор заговора попал в цейтнот.

В значительной степени нехватка времени была вызвана тем, что правящие круги России проявляли патологическую неспособность к быстрым действиям даже во имя самосохранения.

Моэм писал: "Бесконечная болтовня там, где требовались действия, колебания, апатия, когда апатия вела к разрушению, высокопарные декларации, неискренность и формальное отношение к делу, которые вызвали у меня отвращение к России и русским". Возможно, что острый приступ русофобии, которой всегда были заражены многие люди из стран Запада, также не способствовал успешной деятельности Моэма.

К тому же активности Моэма, террориста и писателя Савинкова, а также руководителей чехословацкого корпуса и других участников заговора противостояла целеустремленность и организованность большевистской партии во главе с Лениным. По свидетельству Моэма, в конце октября 1917 года "слухи становились все более зловещими, но еще более устрашающими приобрела реальная активность большевиков. Керенский носился взад и вперед как перепуганная курица. И вот грянул гром. В ночь 7 ноября 1917 года большевики восстали... Министры Керенского были арестованы".

На другой же день после победы Октябрьской революции писателя предупредили, что большевики разыскивают тайного резидента Великобритании. Отослав шифрованную телеграмму в Лондон, вождь заговора срочно покинул Россию.

Великобритания направила специальный боевой крейсер, чтобы вывезти своего супершпиона из Скандинавии.

[Spoiler (click to open)]

Почему Моэм поехал в Петроград через США и Сибирь?

Хотя Моэм писал о провале своей миссии в России, последующие события в России позволяет предположить, что деятельность писателя-разведчика имела более значительные последствия для нашей страны, помимо провала плана государственного переворота. Всё ли рассказал Моэм о своем заговоре? Почему, если "время поджимало", британский разведчик в сопровождении четырех чехословаков из окружения Масарика прибыл в Петроград не через Северное море и нейтральные страны Скандинавии (что заняло бы несколько дней), а проделал тот путь, который он описал в рассказе об Эшендене? Ведь, избрав столь длинную дорогу в Петроград, разведчик рисковал попасть в цейтнот и в конечном счете попал в него!

Вряд ли было случайным присутствие США и Сибири в маршруте Моэма и его спутников в ходе их поездки 1917 года. Еще до начала Первой мировой войны США заняли ведущее место в мировой экономике. Нажившись же на поставках различных товаров, в том числе и оружия, в годы Первой мировой войны, США превратили ведущие державы мира в своих должников. Вступив в боевые действия на стороне Антанты в апреле 1917 года, США исходили из того, что без учета их мнения не могут решаться важнейшие международные вопросы, в том числе и судьба России.

Возросла и зависимость России от США. В то время как экспорт из России в США с 1913 по 1916 год упал в 3 раза, импорт американских товаров возрос в 18 раз. Если в 1913 г. американский импорт из России был несколько выше ее экспорта из США, то в 1916 г. американский экспорт превышал российский импорт в США в 55 раз. Зависимость России от США стремительно усиливалась, а американцы требовали быстрой уплаты возраставших российских долгов, в том числе предоставлением им новых концессий на кабальных условиях.

Вскоре после начала Февральской революции посол США в России Дэвид Фрэнсис предложил России новый заем в 100 миллионов долларов для временного погашения долгов. Но за этот и прежние займы американцы требовали немедленной уплаты натурой. По договоренности с Временным правительством в Россию из США была направлена миссия "для изучения вопросов, имеющих отношение к работе Уссурийской, Восточно-Китайской и Сибирской железных дорог".

Можно предположить, что поездка Моэма и четыре чехословаков по Транссибирской железной дороге была связана с "изучением" английской разведкой по согласованию с американцами пути через Сибирь и возможностей установления контроля над ним.

Известно, что вскоре после завершения поездки Моэма и его спутников по Транссибирской дороге в середине октября 1917 г. был сформирован так называемый "Русский железнодорожный корпус". "Русский" корпус состоял только из американцев. В его двенадцати отрядах находилось 300 железнодорожных офицеров, механиков, инженеров, мастеров, диспетчеров, которые должны были быть размещены между Омском и Владивостоком. Как подчеркивал советский историк А.В. Березкин, "правительство США настаивало на том, чтобы присылаемые им специалисты были облечены широкой административной властью, а не ограничивались бы функциями технического наблюдения". Фактически значительная часть Транссибирской железной дороги переходила под американский контроль.

Октябрьская революция помешала осуществлению этих планов и хотя 14 декабря 1917 г. "Русский железнодорожный корпус" в составе 350 человек прибыл во Владивосток, через три дня он отбыл оттуда в Нагасаки.

[Spoiler (click to open)]

Однако вскоре Транссибирская железная дорога вновь стала объектом переговоров, в ходе которых встал вопрос о присутствии на всем ее протяжении уже другого иностранного корпуса. С февраля 1917 года начались переговоры советских властей с руководством чехословацкого корпуса, в ходе которых было решено доставить чехов и словаков во Францию. Хотя очевидно, что любой путь в объезд Центральных держав был не ближним, все же дороги через Каспий и Персию, или через Скандинавию и Северное море, и даже через Баренцово море не был бы короток, почему-то была избрана самая длинная дорога - через Сибирь, а далее морем в Западную Европу. По соглашению, подписанном 26 марта 1918 года, перед посадкой в поезда солдаты чехословацкого корпуса должны были сдать оружие советским властям.

Это положение соглашения вызвало беспокойство западных держав на секретных совещаниях их дипломатов, состоявшихся в Москве в апреле и мае 1918 года. Тогда Д. Фрэнсис писал своему сыну в США: "В настоящее время я замышляю... сорвать разоружение 40 тысяч или больше чехословацких солдат, которым советское правительство предложило сдать оружие". Обсуждая планы использования чехословацкого корпуса, государственный секретарь США Р. Лансинг писал в это время президенту США Вудро Вильсону: "Разве невозможно среди этих искусных и лояльных войск найти ядро для военной оккупации Транссибирской железной дороги?"

Хотя впоследствии утверждали, что выступление чехословаков было вызвано требованием советских властей сдать оружие в соответствии с соглашением от 26 марта, было очевидно, что мятеж был заранее и тщательно подготовлен.

В условиях общего развала страны и отсутствия у Советской России значительных вооруженных сил (к концу весны 1918 г. в рядах Красной Армии вместе с внутренними формированиями насчитывалось лишь 116 тысяч пехотинцев и 7940 кавалеристов) 45-50 тысяч вооруженных представителей двух народов Центральной Европы, выступив 25 мая, в считанные недели взяли под свой контроль обширные территории Заволжья, Урала, Сибири и российского Дальнего Востока.

Сразу же после начала чехословацкого мятежа бывшие союзники России по Антанте объявили, что надо спасать чехов и словаков от большевиков. 29 июня, в день, когда чехословаки заняли Владивосток, туда прибыли также английские войска. Были усилены уже находившиеся во Владивостоке японские вооруженные силы. А вскоре "на защиту чехов и словаков" выступило 120 тысяч иностранных интервентов. Помимо англичан и японцев, во Владивостоке высадились военные части американцев, французов, канадцев, итальянцев и даже сербов и поляков.

Так сработала мина замедленного действия, заложенная Моэмом осенью 1917 года, открыв путь не только для Гражданской войны, но и полномасштабной иностранной интервенции.

Погоня за золотым запасом России

Видимо, не только Трансиб, но и несметные богатства, которые находились на его пути, были целью западных держав. Выступая в конгрессе США 20 июня 1918 г., сенатор Шерман обратил особое внимание на необходимость воспользоваться случаем для покорения Сибири. Сенатор заявлял: "Сибирь - это пшеничное поле и пастбища для скота, имеющие такую же ценность, как и ее минеральные богатства". В декабре 1918 г. на совещании на Государственном департаменте была намечена программа "экономического освоения" России, предусматривавшая вывоз из нашей страны 200 тысяч тонн товаров в течение первых трех-четырех месяцев. В дальнейшем темпы вывоза из России товаров в США должны были возрасти.

Самой же лакомой приманкой для интервентов являлся золотой запас страны, большая часть которого была вывезена в Казань (а меньшая часть - в Нижний Новгород) после начала наступления немецких и австрийских войск в 1915 году.

После начала мятежа чехословацкого корпуса, в середине июня 1918 года по распоряжению В.И. Ленина главный комиссар Народного банка республики Т.И. Попов предписал Казанскому банку подготовиться к возможной эвакуации ценностей в Нижний Новгород, где уже находилась часть золотого запаса страны. С этой целью началась спешная замена прогнивших от времени мешков, в которых хранилось золото с 1915 года.

27 июня в разгар подготовки к эвакуации золотого запаса главком Восточного фронта эсер М.А. Муравьев вызвал к себе управляющего Казанского отделением Государственного банка Марина и потребовал прекратить приготовления к вывозу золота, так как это, мол, провоцирует панические настроения. Узнав об этом, Попов из Москвы немедленно потребовал продолжить подготовительные работы, телеграфировав: "Не обольщайтесь самохвальством Муравьева".

Тогда Муравьев стал готовить перевозку золота не в Нижний Новгород, а в Симбирск. 10 июля он прибыл сам в Симбирск, где объявил о перемирии с белочехами, начале войны против Германии и наступлении войск Восточного фронта на Москву. Однако мятеж Муравьева продолжался недолго. Сам Муравьев был убит красноармейцем во время подавления мятежа.

За четыре дня до прибытия Муравьева в Симбирск, 6 июля в Ярославле и ряде других городов Верхнего Поволжья вспыхнули мятежи под руководством "Союза защиты родины и свободы", во главе которого стоял правый эсер Борис Савинков. Позже многие гадали, зачем Савинков поднял мятежи в Ярославле, Рыбинске, Ростове, Владимире, Муроме, где силы правых эсеров были невелики, а не, скажем, в Калуге, где у них была мощная организация. Не исключено, что одной из целью мятежников был Нижний Новгород и часть золотого запаса республики, находившаяся там.

Накануне мятежа в Верхнем Поволжье, Савинков посетил Казань, где встретился со своими сторонниками, а также членами сербского корпуса, готовыми восстать по мере приближения к Казани чехословаков. Савинков поддерживал также контакты с руководством чехословацкого корпуса, сложившиеся в ходе подготовки заговора Моэма. Еще до начала мятежа деньги членам "Союза защиты родины и свободы" доставил ближайший помощник Масарика И. Клецанда.

Хотя мятеж Савинкова был подавлен, наступление чехословацкого корпуса на Казань продолжалось. 5 августа пока на окраине Казани шли бои, работникам банка удалось погрузить 100 ящиков с золотом в грузовые автомашины. Их вывезли из Казани. Однако основную часть золотого запаса вывезти не удалось, и чехословацкие отряды, которым помогали члены сербского корпуса, захватили Казанское отделение Государственного банка.

Но в сентябре красные начали наступление. По мере их приближения к Казани, было принято решение эвакуировать золото в Уфу, где к этому времени было созвано так называемое "Государственное совещание", избравшее "Временное всероссийское правительство" (ее называли "Уфимской директорией").

Общая сумма ценностей, вывезенных из Самары в Уфу, составляла 1 миллиард 100 миллионов золотых рублей. Однако значительная часть этого груза исчезла по пути.

Когда его опять стали эвакуировать на восток в октябре 1918 года, на сей раз в Омск, ценный груз разместился уже не в пяти, а в двух железнодорожных эшелонах.

По мере же дальнейшего перемещения на восток запасы золота и других драгоценностей опять стали таять. Когда в мае 1919 года в Омске была проведена ревизия золотого запаса, вывезенного из Казани, общая стоимость золота и других ценностей составляла 651 532 117 рублей 86 копеек, то есть почти в 2 раза меньше, чем его ориентировочная оценка в Самаре. В дальнейшем же запасы золота стали опять сокращаться по мере того, как правительство Колчака расплачивалось им с западными державами за снабжение его армии. При этом ни оружие, ни обмундирование не было доставлено в Россию.

Объясняя смысл политики западных держав в отношении России, посол Великобритании во Франции лорд Берти писал в своем дневнике 6 декабря 1918 года: "Нет больше России! Она распалась, исчез идол в лице императора и религии, который связывал разные нации православной веры. Если только нам удастся добиться независимости буферных государств, граничащих с Германией на востоке, то есть Финляндии, Польши, Эстонии, Украины и т.д., и сколько бы их ни удалось сфабриковать, то, по-моему, остальное может убираться к черту и вариться в собственном соку".

Тем временем Красная армия приблизилась к Омску и золотой запас опять стали готовить к перевозке. 31 октября 1919 года он был доставлен из Омского банка на вокзал. Там золото было погружено в 29 вагонов, а 12 ноября два эшелона с этими вагонами, охраняемые чехословацким корпусом, покинули Омск. В одном из этих эшелонов ехал и адмирал Колчак со своим правительством.

12 января 1920 года красные партизаны предъявили чехословакам ультиматум: они готовы пропустить их на восток при условии, что они передадут Колчака, членов его правительство и вагоны с золотым запасом властям в Иркутске, который к этому времени оказался в руках восставших. В ходе переговоров чехословаки приняли условия ультиматума. Была создана смешанная охрана из партизан и чехословаков для охраны поездов с Колчаком и золотом.

В дальнейшем, как указывал историк Владлен Сироткин, чехословаки "обеспечивали охрану этих ценностей и официальные представители "чеховойск" подписывали протоколы о сдаче остатков "казанского клада" коалиционному политцентру Иркутска, который уже на последнем этапе (18 марта 1920 г.) окончательно передал "золотой эшелон" его командиру - большевику-чекисту Косухину, а тот в конце концов доставил этот эшелон 3 мая 1920 г. в Казань".

На последнее обстоятельство обращают внимание те чешские историки, которые уверяют, что их соотечественники, подержав золото, серебро и прочее в течение почти двух лет, всё вернули назад до последнего слитка и последнего драгоценного украшения. Однако Сироткин имел основания сомневаться в правдивости этих утверждений. Он указывал на то, что после возвращения в Казань выяснилось, что ""казанский клад" заметно "похудел" - на целых 27 пульмановских четырехосных вагонов из тех 40, что были загружены полностью на момент отправки золота из Самары в конце сентября 1918 г.".

Подозрения в том, что быстрое развитие Чехословакии после 1918 года во многом объяснялось использованием украденного в России золота, не улеглись и до сих пор.

Разумеется, уроном от возможного хищения части золотого запаса чехословацкими легионерами не исчерпывается тот ущерб, который был нанесен нашей стране развязанной их выступлением полномасштабной Гражданской войны 1918 - 1920 гг. и иностранной интервенции. Их результатом стало разорение страны. Производство в различных отраслях промышленности упало до 4 - 20% от довоенного уровня. Урон был нанесен сельскому хозяйству, лишенного снабжения промышленными товарами. Свыше десятка миллионов людей погибли в сражениях, от огульных расправ, голода и болезней. Таковы были тяжкие последствия забытого ныне заговора английской разведки, которым непосредственно руководил видный английский писатель У.С. Моэм.
Источник

Крутой Мишка

Барак Обама: «я очень хорош в убийстве людей»

«Начинается новая эпоха. Страж-птица решает все». ..Тогда казалось – это великолепно! Найдено простое и надежное решение одной из сложнейших задач, стоящих перед человечеством, и решение это целиком умещается в каком-нибудь фунте нержавеющего металла, кристаллов и пластмассы.

… убийство – проблема, старая, как мир, а Страж-птица решение, которому без году неделя.

– Господа...

Все увлеклись разговором, никто и не заметил, как вошел представитель президента, полный круглолицый человек, А теперь разом наступила тишина.

– Господа, – повторил он, – президент с согласия Конгресса предписал создать по всей стране, в каждом большом и малом городе отряды Страж-птиц.

Раздался дружный вопль торжества. Итак, им наконец-то предоставлена возможность спасти мир, подумал Гелсен и с недоумением спросил себя, отчего же ему так тревожно
».

Это цитата из фантастического рассказа-притчи - кибернетической антиутопии американского фантаста Роберта Шекли. По сюжету американский военно-промышленный комплекс предложил президенту решить проблему убийств с помощью неуправляемых самообучающихся летающих роботов - страж-птиц. Птицы должны защищать от любого посягательства на жизнь. Но когда страж-птицам доверили патрулирование в целях сохранения человеческой жизни, выяснилось, что в процессе самообучения птицы расширили понятие «убийство» и стали считать посягательством на жизнь все – от рыбной ловли и хирургических операций до выключения зажигания. Земле грозило вымирание: птицы не позволяли пахать землю, рвать траву и собирать урожай, решив, что Земля – тоже живое существо. Разработчики создали Ястребов — неуправляемые самообучающиеся летающие машины для убийства страж-птиц. Но Ястребы после уничтожения птиц также пришли к выводу, что можно убивать и других существ.

К чему я вспомнила про этот рассказ-предупреждение выдающегося американца? В недавно вышедшей книге «Игра по-крупному», написанной журналистами Марком Хальперином и Джоном Хайлеманом, и посвященной предвыборной кампании Барака Обамы при выдвижении на второй президентский срок, приводятся неизвестные высказывания Обамы, сделанные им в кругу своих приближенных без присутствия прессы и посторонних.

Согласно свидетельствам помощника президента, в одной из бесед Нобелевский лауреат мира мило пошутил, заметив, что у него хорошо получается убивать людей. Дословно фраза звучала как «я очень хорош в убийстве людей».

Да, действительно, миротворец Барак Хуссейн Обама оказался эффективным организатором убийств людей в далеких уголках земного шара. Одним из наиболее остро критикуемых направлений деятельности его администрации называют использование в антитеррористических операциях беспилотных летательных аппаратов против лиц, обвиняемых в терроризме.

При Обаме США провели 326 операций с участием БПЛА в Пакистане, 93 в Йемене и еще несколько раз в Сомали. Для сравнения за оба президентских срока Джорджа Буша БПЛА использовались лишь 52 раза.

Без БПЛА сегодня не обходится ни одна боевая операция, планируемая в стенах Пентагона. «Пилоту» сбитого БПЛА нет необходимости катапультироваться, а командованию — направлять боевую группу на его спасение. Он просто встает из-за стола в своем кабинете и уходит.

26 сентября 2012 года два американских университета - Стэнфордский и Нью-Йоркский, - опубликовали результаты, полученные при исследовании реальных последствий использования беспилотников армией США над территорией Афганистана и Пакистана. Статья вышла под заголовком «Жизнь под БПЛА».

[Spoiler (click to open)]Их анализ ясно показал, что официальная информация о якобы суперточных ударах БПЛА по целям не соответствует действительности. В Пентагоне сознательно замалчивают информацию о гибели гражданских лиц, убеждены эксперты. В официальных отчетах либо сообщают о единичных случаях, либо просто «опускают» такие сведения. Альтернативную информацию в сентябре распространило британское независимое объединение журналистов The Bureau of Investigative Journalism (Бюро журналистских расследований). По его данным, в период с июня 2004-го по середину сентября 2012 г. в результате атак американских беспилотников в Пакистане погибли от 2562 до 3325 человек, из которых от 474 до 881 — ни в чем не повинные мирные жители, в том числе 176 детей. Ранения разных степеней тяжести получили от 1228 до 1362 человек.

По мнению авторов «Жизни под БПЛА», атаки беспилотников оказывают серьезное негативное воздействие на психику афганцев и пакистанцев. Нанося удары без какого-либо предупреждения, США фактически терроризируют мирных жителей.

Сюжет из написанного в 50-е годы фантастического рассказа давно стал воплощаться в жизнь. Достижения науки и современных американских военных технологий используются для убийства невинных мирных жителей других государств. А убийства совершает запрограммированная машина — беспилотный летательный аппарат - дрон. Беспилотник не имеет ни жалости, ни сострадания, он только выполняет правосудие по-американски, не оставляя ни единого шанса невиновным.

А тем временем Вашингтон продолжает расширять масштаб своих операций, чтобы иметь возможность нанести удар беспилотниками в любой точке мира. Ведь производство беспилотников - многомиллиардная постоянно растущая индустрия, стремительный подъем которой начался сразу после терактов 11 сентября 2001 г. На тот момент на вооружении американской армии стояло всего 200 БПЛА. Сегодня их (всех типов) почти 7,5 тыс. По данным конгресса США, в ближайшие 10 лет минобороны планирует закупить еще 730 средних и больших БПЛА на сумму $40 млрд. Миллионы затрачиваются на модернизацию тех, что уже стоят на вооружении..

В Пентагоне считают, что сегодня целесообразнее вкладывать средства в технологии БПЛА, чем в производство обычных самолетов, — обходится дешевле, а возможности беспилотников растут более стремительно. В производстве аппаратов на территории США сегодня задействовано более 10 тыс. специалистов. А с 2001 г. на производство беспилотников США затратили $26 млрд. бюджетных средств.

И американскому миротворцу президенту Обаме уже мало крови в других странах. Теперь он предложил убивать при помощи страж-птиц граждан Америки. Так, в начале этого года новостные каналы США взорвала сенсационная инициатива Белого Дома. Барак Обама предложил использовать беспилотные летательные аппараты против…граждан США. Естественно, уничтожать будут лиц, подозреваемых в терроризме, а не абы кого. В ближайшее время будут выбраны места для шести полигонов, откуда беспилотники смогут официально подниматься во внутреннем пространстве США. Уже в 2015 году полеты станут регулярными, а к 2020 году в небо поднимутся около 30 тыс. роботов, которые будут охранять жизнь и безопасность американцев.

Добро пожаловать в «дивный, новый мир!»

Крутой Мишка

Юрий Дроздов о том, - почему руководители СССР не предотвратили разрушение страны

РГ: Вы были резидентом и в Нью-Йорке - под крышей нашего представительства в ООН. А там трудно было работать?

Дроздов: Очень. Особенно после того, как к американцам ушел Шевченко, занимавший пост зама Генерального секретаря ООН. Он выдал ФБР известных ему сотрудников разведки. А знал он многих.

РГ: Но разве нельзя было предотвратить его уход?

Дроздов: Предотвратить можно было, и я пытался сделать это. Получив информацию об опасных связях Шевченко, послал депешу в Москву с предложением о немедленном отзыве. В ответ получил указание: наблюдение за Шевченко прекратить. Попутно мне кое-кто напомнил о 37-м годе. Шевченко был близок к главе МИДа Громыко. Так что мои начальники, видимо, не захотели ссориться со Смоленской площадью. Интересная реакция на побег Шевченко была у советского представителя в ООН Трояновского. Он сказал мне буквально следующее: "Ведь может же советский человек выбрать себе новую родину?"

....

РГ: Вы оставили службу в разведке в самом конце "перестройки". Как, на ваш взгляд, она, а вслед за нею и рыночные реформы повлияли на состояние безопасности страны?

Дроздов: В итоге перестройки и реформ 90-х годов система обеспечения безопасности нашего государства была разрушена. Непродуманностью, поспешностью, поддаваясь на вроде бы дружеские рекомендации Запада, мы нанесли ущерб самим себе.

Несколько лет назад бывший американский разведчик, которого я хорошо знал, приехав в Москву, за ужином в ресторане на Остоженке бросил такую фразу: "Вы хорошие парни. Мы знаем, что у вас были успехи, которыми вы можете гордиться. Но пройдет время, и вы ахнете, если это будет рассекречено, какую агентуру имели ЦРУ и Госдепартамент у вас наверху".

До сих пор я слышу голос, помню эти слова. И они наводят меня на мысль, что, может, именно в этой фразе американца кроется разгадка, почему руководители СССР, обладая максимумом достоверной информации об истинных намерениях Вашингтона, не смогли противостоять разрушению страны.

Подчеркну, такая информация шла к ним в том числе и от нелегальной разведки.
Полностью здесь.

Роковая дама

Польская ведущая назвала украинок роботами.

Дорогая fish12a навела на материал, рассказывающий о том, что польская ведущая назвала украинок роботами.

Во время утренней программы "Здравствуйте", ведущая пожаловалась зрителям, что у нее в квартире полно работы и очень жаль, что до сих пор нет роботов, которые могут наводить дома марафет. На что ведущий - Бартек - тут же возразил:

- Да есть же роботы! Это - украинки!

- А потом пояснил: - Они же все делают по дому: убирают, стирают. Чем не роботы...
http://peremogi.livejournal.com/241571.html

И это - не первый случай. В предыдущий раз, когда ведущие пошутили гораздо резче, программу закрыли. А проблема осталась.
[Spoiler (click to open)]
Михал Фигурський и Куба Воевудский в прямом эфире хвастались, что после проигрыша сборной Украины с Англией прогонят своих домохозяек украинок, а перед этим заберут у них деньги и изнасилуют.


По некоторым подсчетам, общее количество украинцев, которые учатся или работают в Польше (легально и без регистрации), достигает миллиона.

РАБОТА В ПОЛЬШЕ
Работа для украинцев в Польше

90 % иностранцев, работающих в Польше, - это украинцы. Их привлекает географическая близость страны, несложный в изучении государственный язык и сравнительно высокий уровень заработной платы. Больше всего в Польше работников из западных регионов Украины.

В основном украинцам доступна работа в Польше на тех вакансиях, которые не интересуют местных жителей в плане заработка. Многие поляки выезжают в другие страны ЕС на работу, например, в Великобританию.

Для мужчин доступно трудоустройство в Польше на различных вакансиях, требующих определенной квалификации. Так, требуются водители грузовиков и тракторов, сантехники, официанты и повара, электрики, строители, специалисты по производству пластиковых окон и т.п. Кроме того, есть неквалифицированная работа в Польше: упаковщики, грузчики.

Трудоустройство в Польше для женщин – это вакансии горничных, швей, сиделок, упаковщиц, кассиров в супермаркетах.
Работа в Польше может приносить $800-1500 в месяц, в зависимости от места и количества рабочих часов.

Население Польши - 38 с половиной миллионов человек.


Аватар-Лебедь

Донэзалежнились! Кабмин взял кредит в 21 миллиард на выплату пенсий


Кабмин решил брать кредиты для выплаты пенсий. Как оказалось Пенсионный фонд испытывает большие финансовые трудности, а его дефицит не могут покрыть более традиционным способом - вливанием средств из бюджета, там тоже с деньгами "не густо". Теперь у Королевской попробуют уговорить банки дать кредиты, а на крайний случай, Нацбанк напечатает необходимую сумму и передаст их госбанкам для кредитования Пенсионного фонда.В четверг 7 ноября на заседании Кабмина было принято постановление, которым разрешили Пенсионному фонду привлекать кредиты на выполнение своих обязательств.

Документ "с голоса" внесла министр соцполитики Наталья Королевская, не имея даже пояснительной записки.

Проект Королевской был поддержан Кабмином. Документ внес изменения в постановление КМУ №101 от 11 февраля 2013 года "О бюджете Пенсионного фонда Украины на 2013 год". Изменения минимальные по объемы, но глобальные по смыслу.

Действовавшей до это редакцией постановления в соответствии с Законом "О Государственном бюджете Украины на 2013 год" было утверждено, что 21 млрд 763 млн 797,7 тыс. грн. направляются "на покрытие дефицита средств Пенсионного фонда для выплаты пенсий за счет Государственного бюджета Украины". Теперь же у этой фраза появилась "добавка": "в том числе покрытие расходов, связанных с обслуживанием банковских кредитов".

Это, по сути, и означает, что пенсии в ноябре будут частично выплачиваться Пенсионным фондом за счет банковских кредитов.

Как сообщили нам источники в коммерческих банках, еще несколько недель назад Минфин вел предварительные переговоры с крупными банками на предмет привлечения у них кредитов для покрытия дефицита Пенсионного фонда. Переговоры велись индивидуально с каждым банком.

"Просили 1-2 млрд грн у каждого", - рассказал один из банкиров. Хотя, скорее всего, эта сумма является эталонной, стандартной. Реальная потребность в финансировании дефицита ПФ может оказаться намного большей.

Инструмент привлечения денег у банков точно не известен, но, скорее всего, заимствование будет происходить через выкуп или под залог ОВГЗ. Возможно, по этим бумагам Минфин даже предложит хорошую доходность.

Но большинство банков не заинтересованы в кредитовании ПФ, так как у всех них и без того слишком много ОВГЗ в портфеле. Например, крупные иностранные банки уже исчерпали лимиты, открытые им материнскими структурами на покупку украинских госбумаг. Кроме того, они сомневаются в том, что Украине удастся привлечь очередной кредит МВФ, а это означает почти 100-процентную перспективу дефолта по украинским госбумагам.

Практически исчерпали возможность кредитования бюджета и государственные Ощадбанк и Укрэксимбанк. Остается единственный путь - это целевая эмиссия Нацбанка на эти учреждения. Тогда механизм может выглядеть традиционно: правительство выпустит ОВГЗ, Нацбанк рефинансирует "Ощад" и "Эксим", а те скупят нужный объем бумаг. Пенсионный фонд получит желаемые деньги, а на бюджете повиснет новая порция долга.
Аватар-Лебедь

Fitch снизил рейтинг Украины

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings понизило долгосрочные рейтинги дефолта эмитента (РДЭ) Украины в иностранной и национальной валютах с "B" до "B-", прогноз по ним – "негативный".

Согласно сообщению агентства в пятницу, оно также понизило рейтинги еврооблигаций страны и страновой потолок до "B-", однако подтвердило краткосрочный РДЭ в иностранной валюте "B".

"Понижение рейтингов отражает все возрастающую слабость позиции внешнего финансирования и ограничения в способности государства привлекать кредиты в иностранной валюте для рефинансирования тяжелых выплат по внешнему долгу в 2014-2015 годах. Международные резервы, скорее всего, и дальше будут падать с нынешних низких уровней, повышая риск потери доверия к гривне", – отмечается в документе.

Fitch стало третьим из "большой тройки" международных рейтинговых агентств, понизивших рейтинг Украины в последнее время. Первым стало агентство Moody's, опустившее его 21 сентября с "B3" до "Саа1" и к тому же поместившее на пересмотр для возможного дальнейшего понижения. Долговые обязательства с рейтингом "Caa", согласно шкале этого агентства, считаются обязательствами очень низкого качества и подвержены очень высокому кредитному риску.

Затем 1 ноября Standard & Poor's понизило рейтинг Украины до "B-" с "B" с "негативным" прогнозом.

И чем больше мы приближемся в Европе, тем глубже наш украинский "Титаник" погружается в пучину.

А тем временем, Fitch заявил о дефолте "Интерпайпа" - компании зятя президента Кучмы Пинчука.

ВАРЯГ-2007

Украинец продавал на eBay вещи заключенных Освенцима

Украинец Виктор Кемпф, который сейчас живет в канадском Ванкувере, продавал на интернет-аукционе eBay вещи жертв Холокоста из концлагерей.

eBay продавали вещи жертв концлагерей / ebay.com

Среди "сувениров" была тюремная форма из Освенцима за $17 800 фунтов стерлингов, пара обуви за $1 500 фунтов, повязка с желтой звездой Давида, которую обязаны были носить евреи, за $790 фунта, зубная щетка заключенного лагеря смерти за $230 фунтов.

Фото лотов сопровождались архивными фотографиями жертв концлагерей.

Кемпф, который представился журналистам историком, рассказал, что купил одежду жертв концлагерей у одного "уважаемого дилера" из Америки. По словам украинца, он продает вещи не только ради денег, но и для того, чтобы сохранить их для истории. "Если бы я был потомком одной из жертв, я бы хотел увидеть, как жили мои родственники. Я бы захотел купить эти предметы, чтобы они напоминали мне о родных", - заявил он.

[Spoiler (click to open)]
eBay продавали вещи жертв концлагерей. Бигуди женщин из Освенцима / ebay.com

Продавец рассказал, что проверял все номера, указанные на униформе, по базам заключенных, чтобы узнать их имена, но лично не контактировал с родствениками погибших.

Он хвастает, что брюки заключенного Освенцима Давида Биттерсфельда были проданы за $18 тыс. на eBay. Они были куплены "много лет назад у его родствнников Кракове".

eBay продавали вещи жертв концлагерей. Продавец - украинец из Канады - рассказал, что узнавал имена владельцев вещей / ebay.com

После обращения британской газеты администрация сайта сняла с продаж скандальные лоты и извинилась. Однако, оказалось, что торговля  вещами жертв Геноцида осуществляется на сайте не впервые. Так, один из участников неонацистского движения хвастался в Сети, что приобрел в прошлом году форму заключенного из Освенцима.

Между тем, на других сайтах предлагают ручки из газовых камер концлагеря Дахау в Германии. Эксперты говорят, что ужасающие артефакты становятся все более популярными у коллекционеров и тех, кто прославляет преступления нацистов.

С критикой торговлей вещей из лагерей смерти выступило много общественных деятелей. По словам раввина Авраама Купера из Центра Визнталя в Лос-Анджелесе, такие вещи дожлны находиться только в музеях. "Торговля ими унижает всех жертв Холокоста", - сказал он.

ВАРЯГ-2007

Впервые с парламентской трибуны Верховной Рады выступил открытый гей

Во время парламентских слушаний в Верховной Раде по вопросам евроинтеграции и антидискриминационного законодательства, в частности, впервые выступил открытый гей Богдан Глоба, исполнительный директор Всеукраинской благотворительной организации Точка опоры.

Глоба указал на погрешности в законопроекте Про основы предотвращения и противодействия дискриминации в Украине №5207, принятом в сентябре 2012 года. Например, на то, что в законопроекте отсутствует “сексуальная ориентация” в списке признаков, запрещенных для дискриминации.

Он также подчеркнул, что без принятия необходимых изменений в законодательстве, у Украины нет шансов перейти ко второй фазе Плана действий по визовой либерализации с ЕС.

Педераст  с 16 лет  с трибуны поделился личным опытом: “Я прошел через все виды дискриминации, меня гнобили и обижали в школе, меня били и преследовали старшие мальчики, меня выгнали из семьи, и сегодня я имею возможность открыто и честно с вами об этом говорить”.

Напомним, что в соответствии с законопроектом №5207 в списке признаков, по которым запрещена дискриминация в Украине перечислены: раса, цвет кожи, политческие, религиозные и другие убеждения, пол, возраст, инвалидность, этническое и социальное происхождение, семейное положение, имущество, место проживания, язык или другие признаки, которые делают невозможным признание и реализацию на равных основаниях прав и свобод человека и гражданина.