September 22nd, 2013

МСТИТЕЛИ

Митинговые страсти в Киеве 1990-1991 гг.



Обратите внимание на кадры с 5-20. Это голосование за Акт незалэжнеости. Только журналист "забыл" напомнить, что в нарушение регламента Кравчук ставил этот вопрос на голосование три раза.

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
МСТИТЕЛИ

Про Зорге

Аватар-Лебедь

Хуторянские столицы



Посмотрела я вот это фото - макет Запорожской Сечи в XVIII столетии в Днепропетровском историческом музее, вспомнила  высказывание (публицистическое)  академика Петра Толочко  "Гетманы превращали свои хутора в столицы, а Виктор Ющенко превратил столицу в хутор" и подумала:

А какие еще европейские государства, кроме Украины (если перейти на украиноцентричную концепцию истории) размещали столицы на хуторах?

Аватар-Лебедь

Борьба украинских диаспорных историков с русскоцентричной кембриджской историей России

Алексей Толочко и Георгий Касьянов в своем видении новой интерпретации прошлого Украины просматривают недостаточность существующих концепций и ссылаются на кембриджскую историю России как на образец. В своей реплике по поводу их текста, Кирилл Галушко выражает предостережение и правильно напоминает нам, что «... к этим терминологическим играм нужно относиться несколько проще, не придавая им избыточного веса, ведь 'деконструкция понятий' в конце-концов избавит нас понятий вообще. А люди не могут существовать без понятий. Поэтому надо искать определенное common sense. И не превращать изучение прошлого в обскурантистское отрицание современности». Он также обращает наше внимание на нехватку нерусскоцентричних историй Евразии и выражает сомнение в том, что украинские историки и историки Украины должны использовать последние издания серии «кембриджская история» как образец.

Прочитав тома по истории России из этой серии, я также удивился, почему Толочко и Касьянов считают, что украинские историки должны использовать их как образец для новой интерпретации и рассматривают их, вроде других работ из этой серии, как «максимально деидеологизированные». Кембриджские исследования, бесспорно, ценны, поскольку они привносит новую информацию и новые сюжеты в общей схемы русской истории. Однако, схема самого исследования, или, точнее, его концептуальнaя структурa, вряд ли «деидеологизированы». Подобно другим историям России, оно прослеживает прошлое России с территориями, не были частью России до XVIII века. Как может история страны «начинаться» на землях, не были ее частью «в начале» и находятся за ее пределами в современности? Итак, в книге отсутствует как предыстория бассейна Волги-Оки, так и объяснение, почему авторы исследования московско-русской истории сегодня могут игнорировать это начало или связь между этим упущением и московско-русским средневековым мифом о «киевском происхождении». Положительным является то, что книга не охватывает «юго-западные земли Руси», когда они составляли часть Речи Посполитой и не относит их к «западной России». Но тогда почему включает их еще до того, как они стали частью Речи Посполитой? Поскольку на момент написания статьи Толочко и Касьянов имели доступ только к третьему тому, охватывающий историю СССР, они могли этого не знать. Учитывая это понятно упущения, я считаю, что стоит обратить внимание тех, кто заинтересован в этой дискуссии, на то, что, несмотря на свои преимущества, кембриджская серия об истории России не является полностью «деидеологизированной».
...
Если московские летописцы по поручению князей использовали династические связи для оправдания политико-территориальных претензий на все русские земли, должно ли это означать, что сегодняшние академические историки должны использовать подобную политически инспирированную логику для включения Киевской Руси как «первого периода» в их современные схемы русской истории? К тому же, логично ли прослеживать «русскую историю» к берегам Днепра только потому, что Киев правил теми землями, которые сейчас входят в состав России?
...

Среди историков Украины, вероятно, есть такие, кто думает, что не существует такой вещи, как «истина» о прошлом, к познанию которой историки стремиться, используя фактические доказательства и логику. Для них существуют только «мифы» о прошлом. Такая позиция может подтолкнуть их только к созданию других мифов, и не позволяет им объяснить, почему они отдают предпочтение одному мифу над другим, или почему новый миф должен быть лучше чем старый, опираясь на иные аргументы, чем политические. Можем лишь надеяться, что такие исследователи посвятят «деконструкции» московско-российских имперских мифов, не меньше внимания, чем они сейчас посвящают украинским национальным.
Источник

Аватар-Лебедь

Всеобщая забастовка во Франции против голодомора

Оригинал взят у severr в всеобщая забастовка во Франции против голодомора
послевоенное правительство Франции в течении долгих лет не могло обеспечить население продуктами питания, и голод, вызваный войной, продолжался и после нее, одновременно процветал черный рынок продуктами питания, что часто вызывало стихийные манифестации

на транспоранте написано: "Тех кто держит народ голодом и спекулянтов в тюрьму!"


Аватар-Лебедь

Пожар демократии

06.09.2013

Пожар демократии

Мы живем в странное время, когда слово «демократия» стало многих пугать. Привести к общему знаменателю сто культур невозможно, но организовать мировой пожар оказалось реально. Отныне война — единственный порядок, единственно желаемое для демократической номенклатуры положение дел. И желаемый итог войны не победа над врагом, но неутихающая вражда

Войну ждут покорно. Дело не в конкретной причине и даже не в конкретной стране. Если войны не будет сейчас в Сирии, она обязательно возникнет в ином месте. Войны переходят из страны в страну так же легко, как капиталы. Трансакция войны осуществляется легко, как банковский перевод, — и проследить, кому достается прибыль, невозможно. Принято говорить, что это, мол, Америке выгодно. Но это условное допущение. Сегодня войны другие — совсем не те, о которых написано в учебниках. И выгоды от войны иные.

Условности абсолютизма (сражение армий по правилам) не соблюдаются давно. Наполеон вместо дуэли получил драку без правил, но цели войны оставались прежними — победить. Сегодня изменились цели. Желаемым итогом войны является не победа над врагом, но неутихающая вражда.

Это кажется парадоксальным, на деле же бесконечная распря есть разумный механизм в истории демократий. Не замирение на условиях противника, не принятие законов победителя, не подавление инакомыслия — но воцарение бесконечной вражды, в которой аргументы сторон не имеют смысла: договориться нельзя в принципе, у каждого своя правда. Так называемый третий мир состоит из стран, в которых тлеет распря: если проходит показательное вразумление далекой диктатуры, то не затем, чтобы бывшим узникам улучшить жизнь. Внутри раздавленных стран сознательно насаждают раздор — прогрессивно, когда инакомыслия много. Любая дипломатическая встреча убеждает: правд много, всякий имеет право на свою точку зрения. Вечно тлеющая вражда израильтян с палестинцами, взаимная ненависть внутри Афганистана, соревнование вооруженных партий Востока, все это нарочно зарезервированный ресурс войны, поддерживают огонь в очаге, чтобы огонь не гас. Боевиков снабжают оружием, противные партии финансируют не потому, что сочувствуют идеям сепаратизма или верят в местные культы. «Цивилизованные» люди понимают, что дают оружие бандитам, — но надо подбрасывать дрова, иначе огонь погаснет.

Носителей национальных/религиозных/клановых правд убеждают, что следует отстаивать свои позиции перед лицом возможной автократии и подавления прав меньшинств. Говорится так: лучше уж беспорядок, нежели тоталитаризм, — и все кивают, кто же сочувствует тирану?! Неудобства (локальный терроризм), которые приносит провокационная риторика, принимают как неизбежное зло свободы. Гражданина далекой варварской страны убеждают, что он должен принять посильное участие в гражданской войне, ведь он делается не просто солдатом, но потенциальным избирателем!

Речь идет не о партизанском движении, народном ополчении, террористах и т. д. Эти явления — неизбежные следствия, порожденные общим сценарием. Суть же процесса в том, что демократия теперь живет именно так, бесконечные гражданские войны есть питательная среда демократии, отождествившей себя с либеральным рынком.

В данном предложении нет ничего зловещего — политическая история мира связана с военными действиями всегда; особенность нынешней фазы в том, что отныне не нужна победа над врагом. Нет злых кукловодов — кукловодом станет любой, вовлеченный в процесс; в новой демократической истории мира простая сила вещей заставляет людей враждовать всегда. Нравственному сознанию не постигнуть, зачем тратить сотни миллиардов на войну, если за сумму тысячекратно меньшую можно построить города, дать образование и медицинскую помощь. Обывателю объясняют: городами займемся, когда на поле брани воцарится демократия, — тогда солдаты помирятся и проголосуют за строительство жилья. Однако мира не наступает.

Разрушить плановую экономику

Мира не наступит не потому, что коварство американской политики не допустит мира в конкретной стране. Замирения не произойдет по той элементарной причине, что в конфликте участвуют демократические силы, которые представлены многими партиями, соответственно, у них много резонов и выгод. Количество противоречий зашкаливает: нет и не может быть мирного договора, который обуздает стихию демократического выбора. То есть если бы выбирали между странами и обществами, выбор сделать было бы можно, но в том-то и дело, что такого предложения на рынке нет. Не существует страны, которая представляла бы ценность сама по себе, как место для жизни народа; нет общества, которое хотело бы зафиксировать свои договоренности на длительное время. Страна и общество стали переменными величинами, функциями от капитала и рынка. Капитал не знает границ: сейчас деньгам милее Америка, но если деньгам больше понравится в Китае, Индии или на Марсе, то трансакция произойдет незамедлительно. В сущности, так уже и происходит — движение идет по всем направлениям в зависимости от выгоды и более ни от чего. Подобно тому как Версальский договор и Брестский мир были не способны остановить передел мира, так и современные соглашения на пепелищах разбомбленных стран не гарантируют ничего. Стабильности не ждут, потому что стабильность отныне не является социальной ценностью. Еще сто лет назад создавали подмандатные территории, ставили наместников; сейчас это ни к чему — на пустырях войны не хотят застоя. Застой — это вообще синоним увядания. Пусть все всегда будет в движении. Оценивая иракские или афганские операции, говорят, что результаты войны не достигнуты — война продолжается, и это-де провал. Но искомые результаты именно достигнуты — результатом является перманентная гражданская распря, нестабильность, брожение.

Отныне даже присвоение ресурсов побежденной страны не нужно; ресурсы расторопным людям достанутся сами собой, после того как суверенная страна прекратит существование. Целью войн отныне является то, что на современном политическом жаргоне называется «утверждение демократии», а это не утверждение иного порядка, чем тот, что был до войны, — это утверждение перманентного хаоса. Хаотического состояния мира достигают упорными усилиями, потребность в хаосе высока как никогда — гибнущая либеральная экономика может выживать лишь путем утверждения всемирного хаоса. Хаос — отнюдь не ругательство, но постулат всемирного рынка; принято считать, что свободный хаос сам из себя рождает справедливость; в терминологии экономистов, в ходе свободного соревнования на рынке возникает «справедливая цена». Тезис этот ничем не доказан, цены на московскую недвижимость его скорее опровергают, а экономические пузыри свидетельствуют об обратном, — но такой тезис имеется. Сообразно этом тезису хаос нагнетается повсеместно. В разоренных войной землях занимаются отнюдь не медицинским снабжением и даже не восстановлением промышленности; занимаются организацией выборов лидера страны из трех боевиков — надо решить, кто будет командовать в течение следующих трех месяцев. Потом пройдут иные выборы, к власти приведут иного головореза, и так будет всегда. Всякий проигравший поставит сторонников под ружье, всякий победитель откроет двери тюрьмы. Требуется поддерживать ротацию крикунов — это называют свободными выборами, за бесперебойную ротацию негодяев голосуют толпы. Здесь важно то, что возникает чехарда контрактов, корпоративные спекуляции — кипит деятельность, каковую решено считать перспективной для цивилизации. Эта деятельность не улучшит конкретной жизни побежденных, но граждане разоренной страны станут участниками общего процесса, они попадут на общий рынок. Кому-то из них, вероятно, повезет больше, чем остальным. Всем — не повезет.

Collapse )

Чтобы остановить войну, требуется избавиться от новой идеологии, от идеологии Айн Рэнд, от подделок «второго авангарда», от веры в прогресс и рынок. Требуется не просто отказаться от экономических пузырей, но проткнуть самый главный, самый страшный пузырь — идеологический. И пока Запад не вернется к категориальной философии и не поймет, что Энди Уорхол принципиально хуже, чем Рембрандт, — никакого мира не будет.



Латынина

Альфред Кох: хохлы уходят в Европу, а дикую азиатскую Татаро-Московию оставят в лайні

Эуропеец Альфред Кох пишет на своей страничке в Фейсбуке:



Когда попадаются подобные выражения представителей российского "креативного класса", вспоминаются слова Стефана Цвейга, которые на мой взгляд, как раз и передают суть этого "креатива": "Они были вызывающе чистоплотные, но зловоние было у них внутри"...


Снайпер

Воспоминания о предыдущей евроинтеграции Reichskommissariat Ukraine

Если присмотреться заинтересованным, европейским взглядом, не так страшен новый мировой порядок, как его малюет московская пропаганда, и люди, которые его создают, вполне цивилизованы, симпатичны и даже любят детей. Все политики любят детей.

«Мир, счастье и порядок». Многие соглашались с таким подходом и тогда, и сегодня. Дескать, ладно, не мы, но наши дети поселятся общеевропейском доме в качестве полноправных жильцов. Станут жить зажиточно, словно настоящие бюргеры, но преданно сохраняя свои национальные традиции. Как же без этого. Национальная аутентичность – это возможность беспрепятственно раскрашивать куриные яйца, до одури заниматься вышивкой и не отвлекаться на вредное промышленное производство, которое мешает духовности. Пусть другие мучаются с машиностроением и ломают голову над высокими технологиями. У сельских жителей, получивших городскую прописку свое представление о счастье.

Приходили европеизаторы и в наш город. Они освобождали нас от москальского уклада жизни, а несогласных с подобным положением дел – от жизни как таковой. Ну и некоторые патриотически настроенные интеллигенты им осознано помогали – не сидеть же сложа руки, когда другие c оружием сражаются, надо инициативу проявить. Дескать, и мы принимали участие в насаждении передовых ценностей. Передовые журналисты, которые всегда понимают больше, нежели темный народ, даже организовали боевой листок, отстаивавший европейские и национальные ценности – «Нова Украина». Благо, за меценатами дело не стало.


[Spoiler (click to open)]

Итак, с тех пор граждане радостно смотрят в свое светлое европейское будущее, как и полагается европеоидам-неофитам. Вопрос лишь в том, кто нам откроет заветную дверцу. Вот в том же номере газеты «Нова Украина» статья Аркадия Любченко, сегодня возвращенного в словесность в качестве классика отечественной литературы, который приветствует наипередовейшую нацию мира на харьковских улицах.


Правда, сейчас мы стали друзьями другой передовой нации в мире, что посылает своих солдат убивать диких азиатов на Среднем Востоке, а прочих граждан сканирует, наблюдая их голенькими в аэропортах. Новые формы борьбы за демократию – всеобщий шмон минус тайна банковских вкладов (к чему и нам нужно стремиться).

Но никакие блага с неба не берутся – их нужно заработать. Уж сколько времени заграничные консультанты нам говорят, что нужно настойчиво трудиться. Упорно растить ВВП, вкалывать без выходных, научиться ограничивать себя и экономить.

Права (человека) гарантируются. Вплоть до права безнаказанно исполнять народные песни. Вот и сейчас наблюдал по «Евроньюс» репортаж, как замечательно собираются украинские девчата после работы на польских полях и поют в самодеятельном ансамбле. Кроме того, в свободное время от строительства новой Европы можно и сексуальные услуги оказывать, как это делают сотни тысяч украинок за рубежом. Впрочем, во время войны они занимались этим и на родине, с голодухи за буханку хлеба – то-то было раздолье для европейцев. Но конечно, Европа хочет, чтобы сам процесс был цивилизованный, с уплатой налогов. Не надо самодеятельности. Таких несознательных граждан надо держать в узде , и здесь незаменимый помощник – безусловная религиозность, которая немыслима без монополии поместной церкви. Геть конкурентов в сфере отпущения грехов!

Как сегодня, так и тогда, во главе духовного возрождения идут люди высокодуховные – поэты, писатели, художники. С людьми, профессионально зависящими от гонораров, вообще удобно разговаривать. Такие уважаемые люди, как наши современники – драчи, павлычки, яворивские, которые всю жизнь по ошибке воспевали компартию – смогли перековаться, а чем их предшественники хуже?

И не только поэты. Национальному возрождению все музы покорны, был бы четко сформулирован государственный заказ.

Ну, собственно, и история европейской державы невозможна без прозревших историков, стремительно высвободившихся из иноверческих пут. Радетели за национальную чистоту могут наконец-то вздохнуть полной грудью. Комендант и бургомистр (или губернатор?) считают этот процесс позитивным. Истинные патриоты испытывают восторг.



Славная зима национального возрождения 1941-1942 годов. Уже Харьков очищен от раздражающего неукраинского акцента – еврейское население уничтожено в Дробицком Яру. И это лишь начало реформ. В городе царит лютый голод, но его можно не ощущать, если беспрерывно напоминать выжившим горожанам о жертвах большевистского режима: при Советах все равно было хуже, даже если мы все умрем от голода.

Что же это напоминает? Ах, да – в далеком 1990 году я видел аналогичные листовки, сулящие рай народу Украины, если он отберет у москалей своё исконное. Оказывается не впервой. Странно лишь, что сегодня мы наблюдаем падение нашего жизненного уровня с 7 места в мире при Советском Союзе до седьмого десятка, уменьшение численности населения на 6 миллионов человек, а промышленный уровень независимой Украины еще не достиг и того далекого 1990 года. Но самоубийственное движение вниз, уверяю вас, продолжится, ибо оно необходимо новоявленным бургомистрам, которые ждут вознаграждения. И награда сия никак не связана с дальнейшей судьбой их отечества. Убежать в обозах оккупантов они всегда успеют.


Настоящие национал-патриоты не только получают награды от оккупантов, они весело высмеивают советских солдат, которые, через миллионы кровавых жертв, пытаются освободить Харьков от самозваных покровителей. Традиция…

Потому что мы «бастион Европы». Мы всегда были бастионом, рвом, стеною, живой изгородью. Ведь украинцы – это европейцы, а те, кто за пределами Луганской области, те, разумеется, – азиаты. Да и у нас, на востоке Украины, откровенно говоря, украинцы траченные, второго сорта, что ли. Уж очень велик процент неевропейцев. То ли Бог не тот, то ли язык общения…


Мы тянемся к достижениям их культуры. Разве можно забыть групповые просмотры западных каталогов, особенно страницы, посвященные аудиоаппаратуре?! Сегодня историю войны в Афганистане мы узнаем через «Рембо», радуемся вместе с Джеймсом Бондом, когда тому удается завалить еще с десяток звероподобных русских. Вот и давешний рецензент верноподданно восхищается героическим взятием фашистскими полчищами Одессы, Киева, Харькова. Подкупает его, видите ли, профессионализм кинопродукции.

О достижениях протектората Украина хорошо пишет иностранная пресса. Мнение иностранных СМИ для нас всегда является определяющим, что-то из серии «Им со стороны виднее». Взять, к примеру, 2004 год: назвали кого-то демократом (слово «демократия» оно же в почете), а все остальные, получается, против передовых форм правления. Им – нашего общеевропейского гарбуза! Обывателю (и нашему, и западному) не часто приходит в голову, что статьи тоже бывают заказными – напечатанное имеет силу правды. И если верить прессе, при оккупационном режиме, среди расстрелов и облав Харьков возрождался. Под чутким руководством иностранных ставленников и дороги восстанавливались, и культурная жизнь била ключом.

Да, новая жизнь уже налаживается, хотя некоторые советские нецивилизованные привычки остаются и с ними необходимо постоянно бороться – тернист путь к демократии. Например, уже которое десятилетие приходится доказывать, что Харьков – исключительно украинский город. А омерзительная привычка новых европейцев пить метиловый спирт!.. Ну куда с такими в Эвропу!

Пьют, мерзавцы, и ничего с этим сделать нельзя – ни народными частушками, ни единой Европой. В чем-то другом причина.
Ну да ладно, Моисей 40 лет водил свой народ по пустыне. И тот не смог отучить продажных писак-инородцев клеветать на истинных патриотов. И все аналогии выдуманные, такого у нас в демократической стране быть не может. Как не случалось и раньше расстрелов, душегубок, десятков тысяч замученных оккупантами и их прихвостнями людей. Патриоты всегда говорят правду и голосуют не разумом, но сердцем.

История повторяется дважды… А может, трижды, четырежды… Сколько раз должна повториться история, чтобы нас хоть чему-нибудь научить?
Источник


Аватар-Лебедь

Глазьев: Кредит из Москвы в $750 млн спасет Украину от дефолта



Кредит в 750 миллионов долларов, который Москва предоставила Киеву, спасет Украину от экономического кризиса, заявил в программе "Вести недели" на телеканале "Россия" советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.

"Этот кредит для того, чтобы Украина не рухнула в экономическую катастрофу. Поскольку финансовое состояние таково, что при ожидаемом подписании с Евросоюзом (договора об ассоциации между Украиной и ЕС, а также о зоне свободной торговли) могут в одночасье ухудшиться торговые отношения с Россией, Белоруссией и Казахстаном, платежный баланс станет еще хуже и дальше балансировать будет вообще нечем. Мы спасаем от дефолта", — сказал Глазьев.

По его словам, этот кредит напоминает, что Россия — главный кредитор Украины на сегодняшний день. "Главным источником инвестиций является Россия, главным рынком сбыта — Россия", — подчеркнул помощник президента.

н отметил, что вступление Украины в таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном позволит ей существенно улучшить условия торговли, в то время как соглашение с Евросоюзом может лишить ее самостоятельности. "Брюссель будет диктовать технические условия, определять правила торговли. Продовольственный рынок европейский для Украины, несмотря на зону свободной торговли, будет закрыт, потому что на продовольственные товары Евросоюз сохраняет квоты и, более того, если Украина чего-то не выполняет, европейцы в любой момент обещают ввести новые ограничения", — сказал Глазьев.

Он отметил, что Украине для выхода на устойчивое экономическое развитие необходим положительный платежный баланс, Россия это и предлагает сделать. "Вступая в таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном, Украина получает одномоментно улучшение условий торговли более, чем на 9 миллиардов долларов, это поставки газа по нашим внутренним ценам — это 160 долларов за 1 тысячу кубов, в три раза дешевле, чем сейчас получает, поставки нефти без экспортных пошлин, поставки продовольственных товаров на российский рынок без санитарно-ветеринарного контроля, это объединение технических регламентов и снятие технических барьеров в торговле, это общая стратегия развития", — сказал он.