February 13th, 2013

Снайпер

Отказываясь от прошлого, мы лишаемся будущего



Лев Вершинин   о мерзкой поделке ахметовского телеканала о Великой Отечественной войне, в которой с помощью неонацистских "экспертов" - Широпаева и украинских свободовцев раскрывается старшная "правда" о том, что оказывается, как сказал Широпаев, не Германия, а Советский Союз был агрессором и инициатором войны.А такде  ток-шоу SaveFrom.net по его мотивам, в которых  уважаемого gillian  неприятно удивили "зашоренность украинцев (относительно знаний истории ВОВ) и бурные аплодисменты предателю - Резуну". Соглашусь: зрелище гадкое. Хотя, правды ради, отмечу, что и "украинцы" подобраны весьма специфические. Но это всего лишь верхний слой тортика...

На самом деле, присяга на верность Западу, предлагаемая постсоветским режимам, желающим поступить в окончательные холопы "цивилизованного мира", помимо прочего, включает в себя не просто обязательное отчуждение от России, - чем более жесткое, тем лучше, - но и обязательное же отречение от общего прошлого. С крайне желательным топтанием на некогда общих ценностях, идеалах и символах.

Доселе самым первым учеников проявила себя Грузия, где в недавние времена  была снята "Оккупация" - целая серия недурных по качеству, но абсолютно похабных фильмов, густо мазавших грязью СССР. Густо до такой степени, что когда власть в Тбилиси сменилась, эти 17 фильмов, ранее активно пропагандировавшихся, были стерты отовсюду, и хотя в Сети их обнаружить все еще можно, но с трудом и далеко не все серии, а только самые "сдержанные".

Что касается Украины, то там до сих пор столь решительного шага не делали. Петлюровцев и прочих бандеровцев, конечно, прославляли, вокруг миллиардов умученных голодом плясали, да, но, главным образом, в рамках построения "новой мифологии". Параллельно допуская в эфир и нормальные, объективные программы, приемлемые для большей части населения. И уж во всяком случае, ничего, хотя бы отдаленно похожего на сию поделку, ранее не бывало.

И вот, нате. Приехали.

На мой взгляд, выход на экраны этого фильма и умело организованное его обсуждение пусть косвенно, но вполне конкретно свидетельствуют: накануне предстоящих социальных потрясений, оказавшись перед перспективой "наци-революции" по лекалам ОПГ "Свобода", часть высшего олигархата Украины, - в том числе, и тот, кому принадлежит телеканал "Украина"! - приняли решение, кому душу заложить, в обмен на обещание "прикрыть и в обиду не дать" фактически приняв ультиматум, предложенный ЕС и объявив о готовности подхватить знамя "борца № 1", выпавшее из слабеющих рук г-на Саакашвили.

Интрига, однако, сохраняется, и суть ее в том, что если для многих украинских олигархов исполнение вышеназванного ультиматума - цена вполне приемлемая, то лично для Виктора Федоровича в документе не хватает только требования собственноручно повеситься. То есть, оно там наличествует, но прописано не очень четко. А коль скоро, как я понимаю, в ближайшие планы г-на Януковича и его ближнего круга вешаться не входит, впереди много интересного. Вплоть до единственно честного и справедливого решения уже изрядно подгнившего "украинского вопроса".

Добавлю, что память – это процессы организации и сохранения прошлого опыта, делающие возможным его повторное использование в деятельности или возвращение в сферу сознания. Память связывает прошлое субъекта с его настоящим и будущим и является важнейшей познавательной функцией, лежащей в основе развития и обучения.

Когда нас лишают памяти, то лишают  инструмента, позволяющего  использовать успешный прошлый опыт. Как писал Вордсворт, находим силу в том, что осталось в прошлом.

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Аватар ПОБЕДА

В очередной раз в Киеве объявили, что форма черепа у русских отличается от украинцев


Форма черепа и костей у русских отличается от украинцев.

Об этом на круглом столе в Киеве заявил глава общественной организации «Институт России» Василий Лаптийчук.

«Вопрос не в том, что русские хуже, вопрос в том, что они другие. Фёдор Волк – выдающийся украинский антрополог, во второй половине 19 века первый основал антропологические школы во всей Западной Европе, потому что бежал от русского царя, вернулся в 16 году в Украину и тут случайно погиб. В чём суть его всех исследований? В том, что не только фольклор, не только мифология, не только орнаменты на одежде, не только погребения, не только другие важные в жизни человека вещи, а форма черепа, форма костей – они резко отличаются у украинцев от русских», – сказал украинский общественник.

«История украинско-русских отношений началась в 1167 году когда русский святой с разрешения Русской Церкви – Андрей Боголюбский впервые сжёг Киев. С этого времени и начались русско-украинские конфликты, которые каждый раз из политических и экономических переходили в военные. И последние, как вы знаете, были в 18, 19-х годах, когда украинские реактивные политики типа Винниченко и его коллег, призывая все армии мира к разоружению, первую армию разоружили украинскую, чем просто открыли путь большевикам в Украину», – утверждает Лаптийчук.

«Мы можем оценить, чем есть Россия для Украины – я считаю, что она есть потенциальной военной опасностью», – добавил он.

«Почему опасна Россия? Русский этнос, который образовался на территории Золотой Орды, сегодня он и есть генетическим продолжением Золотой Орды... Основное в русско-украинских отношениях – это то, что немецкая принцесса Катерина Вторая, приехав на руину Золотой Орды, была очень недовольна тем, куда она приехала. И её главной идеей, благодаря которой она вошла в историю России, была та, чтобы вырезать историю Московии, историю Залесья из Киевской Руси. До этого до такого абсурда никто не додумался. С тех пор был исторический захват, спецназ гуманитарный, который конфисковал всю литературу, все рукописи, и была написана новая история, и с этих пор идёт перманентная война на гуманитарном фронте, с тех пор русские, которые отказались от своей истории, до Катерины, которые сфальсифицировали свою историю, они до сих пор борются с Украиной, потому что Украина есть живым свидетелем, живым участником этой фальсификации», – считает Лаптийчук.

«Лакмусовой бумажкой русского отношения к Украине, или украинско-русских отношений были события осени 2003 года в отношении острова Коса Тузла, когда правительство РФ централизованно под руководством Касьянова, под координацией Волошина с санкции Путина приняло решение об изменении границы между Украиной и Россией, которую они не признают... 70% русского населения на вопрос – что вам важнее – добрососедские отношения с Украиной или остров Коса Тузла, ответили: Коса Тузла. Это исторически присутствует в украинско-русских отношениях», – резюмировал общественник.

Напомню, из какого источника черпают свое вдохновение современные украинские, гм, расологи.  В статье, написанной в 1934-м году "Расовая теория на службе украинского фашизма", указывается:

[Spoiler (click to open)]

"украинский фашизм со­здал свою «разновидность» расовой теории, которая должна была стать «естественно - научным» обоснованием его контрреволюционной погром­ной практики, его ориентации на германский фашизм и интервенцию против СССР. Й еще менее известно, что эта расовая теория украинского фашизма явилась дальнейшим развитием той расовой теории, которую на протяжении десятилетий развивали идеологи украинского на­ционализма (Антонович, Грушевсвий, Донцов, Рудницкий и др.). Расовая теория украинского фашизма представлена отнюдь не слу­чайными высказываниями, а целой разработанной концепцией, во многом настолько совпадающей с расовой концепцией германского фа­шизма, что рассматривать их изолированно не представляется воз­можный. Ориентация украинского фашизма на гитлеровскую Гер­манию нашла свое полное отражение и в расово- теоретических упражнениях идеологов украинского фашизма. Представляется поэ­тому политически актуальным рассмотреть подробнее расовую теорию украинского фашизма.

Наиболее Подробно расово-теоретическая концепция разработана небезызвестным Степаном Рудницким. Разрабатывать ее он начал еще во время империалистической войны, будучи на службе германского генерального штаба, продолжал развивать и после войны в ряде своих работ, вышедших за границей, развивал ее и в УССР, куда он был приглашен Скрыпником. Этот фашист и шпион, поставленный национал-уклонистом Скрыпником во главе украинского института географии и картографии, создал вокруг себя целую школу, которая в тесном контакте с зарубежными украинскими фашистами (Дм. Дон­цовым и К0) разрабатывала расовую теорию и геополитику и «наукообразно» оформляла идеологию воинствующего украинского фашизма.

Что такое нация, как она произошла? С этого вопроса Рудницкий начинает разработку своей расовой теории

Этот вопрос он разрешает следующим образом. Несколько фраз насчет значения эволюционной теории, ссылка на то, что «после Дарвина» мы твердо знаем, что все в мире произошло только путем медленной и постепенной эволюции, и... ответ на вопрос «что такое нация» готов. «Человеческая порода подлежит, подлежала и бу­дет подлежать эволюционным законам биологии, которые непрерывно стремятся к созиданию новых пород путем наследственности, есте­ственного и полового отбора, мутации, менделизации и т. п. Вековая дифференциация привела к тому, что в человеческой породе, как, впрочем, во всякой иной породе, нет и не может быть равен­ства... Эволюция создала во всякой органической породе путем диференциации подпороды, разновидности и т. д. Среди вида Homo sapiens виды—это главные расы, породы—подрасы, подпороды — народы, мелкие подпороды—племена и т. д... Нация {самостий­ный народ) это одна из разновидностей вида Homo sapiens»[8]. Мы видим таким образом, что свой «поход» Рудницкий начинает с чисто биологического определения нации. Нация является, по его мнению, таким же продуктом биологической эволюции, как любая разновидность животного или растительного мира. Процесс борьбы за существование и естественного отбора создал те разновидности зоологического вида Homo sapiens, которые называются нациями. Классовая подоплека подобного определения нации совершенно ясна. Идеологам буржуазии, идеологам фашизма важно пред­ставить нацию как некое «высшее единство», как некую надисторическую категорию. Представление о нации как о ка­тегории исторической, возникающей на определенном этапе развития общества, для них неприемлемо, ибо их трактовка нации призвана затушевать факт классовой борьбы, представить нацию в виде «естественно» возникшей «целостности», в которой должна господствовать мудрая гармония-» между частями целого, а отнюдь не противоречия и борьба. И именно поэтому всевозможные чисто биологические определения нации находят ши­рокое применение у идеологов фашизма. "

Почти 80 лет назад один из первых украинских расологов С.Рудницкий в своей работе "Україна - наш рідний край" писал: "Українці на загал вищі ростом між свома сусідами, значно вищі москалів, мають найбільший об"єм грудей, мають найдовші ноги й найкоротші руки. Череп голови українця є найбільш круглий, лице найширше, ніс найбільш простий і вузький... Українці щодо будови тіла одна з найгарніших пород Європи... Українці розмножуються в десять разів швидше французів, у два - німців і в півтора - москалів".

Вот доказательство, которое демонстрируют наиболее свидомые на юношеских форумах:


Бабулька

Истинный патриёт



ТА Ж ПРОКИДАЙСЯ, УКРАЇНО !
Зі сходу знову йде орда,
У браму грюкають ординці.
Вставай народе, бо біда…
Та ж прокидайтесь, українці!

Це не Батий і не Мамай,
І не царя Петра полки
Не з Муравйовим рідний край
Йдуть мордувати моряки!

Ця доморощена орда
В донецькім виросла краю.
Та Україна молода
Данину платить вже свою!

Змінили тактику ординці,
Нема набігів та навали,
Вдають із себе українців
І яничар підготували.

Нема страшніших ворогів,
Чим наші, власні яничари,
Жорстоких, підлих холуїв,
Ненависть сіють, розбрат, чвари.
(Євген Литовець)
      ♆   ♆   ♆

Припала к истокам здесь
Аватар ПОБЕДА

Переименования Львова

dedugan разметил замечательные ссылки на Справочник переименований улиц Львова.

Я их проиллюстрирую не менее замечательной фотографией теперешнего проспекта Свободы во Львове времен оккупации:


Аватар ПОБЕДА

Социальная реклама в сталинском СССР

visualhistory разместил  плакаты с социальной рекламой в сталинском СССР, многие из которых сегодня особо актуальны в связи с принятыми благодаря принятым на Украине и в России антитабачным законам:

Вопреки некоторым стереотипам, большинство плакатов в сталинском СССР были посвящены не партийно-идеологической пропаганде , а тому, что мы называем в наше время "социальной рекламой". Если в царской России "воспитывать население" было поручено церкви, то в Советском Союзе это роль взяло на себя государство, причём масштабы воспитательной работы увеличились в разы:  нужно было формировать сознание "нового человека", новый образ жизни, новый быт, преодолевать безграмотность.
Многие направления социального просвещения возникли впервые именно в ранний советский период. Например, мне пока не удалось найти антиникотиновой социальной рекламы в царской России, а в 1930-м году в СССР она уже была:


Высокое разрешение

Причём эта реклама выглядит уже совершенно профессиональной, как в художественном, так и информативном плане (ещё один постер 1930 г.):

[Spoiler (click to open)]

Высокое разрешение

По-моему, нам сейчас не хватает именно таких плакатов, как этот замечательный "Наш ультиматум взрослым" (1930):


"Не подавайте нам дурного примера сосанием папирос!"

Вероятно, именно в 1930-м г. в СССР развернулась первая масштабная антиникотиновая кампания, поскольку и этот плакат датирован всё тем же годом:


Хотя "Сухой закон" был отменён в 1924 г. в СССР почти непрерывно шла рекламная кампания против пьянства.
Плакат 1929 г.:


Плакат Н. Дени 1930 г.:


1930, "Что можно купить детям на стоимость 1 литра водки":


Ещё одним пороком, с которым боролась советская социальная реклама, была проституция. Она считалась наследием эксплуататорского общества, подлежащим полному искоренению. Но проблема отнюдь не замалчивалась.
Этот плакат датирован 1929-м годом:

Высокое разрешение

Одной из задач советского режима было раскрепощение, эмансипация женщины, превращение её в активного строителя нового общества.
Этой теме было посвящено множество работ.
1920-е, "Женщина! Учись грамоте!":


1920-е, "Долой кухонное рабство":


Возможно, СССР стал первой в мире страной, где обратили серьёзное внимание на проблему харрасмента (сексуального домогательства).
1930 г., Ротов К. "Долой безобразников по женской линии":


В 1930-е гг. впервые появились плакаты, пропагандирующие соблюдение правил дорожного движения.
1930-е, "Нарушая правила - рискуешь жизнью":


Помимо "негативно", т.е. направленной против пороков, антисоциального поведения, в огромным масштабах распространялась социальная реклама, утверждающая позитивные модели поведения. Она пропагандировала, прежде всего, здоровый образ жизни как важнейший атрибут нового советского общества.

Борьба с антисанитарией в то время была очень насущной задачей.
1931 г. "Мой руки после работы и перед едой":


1932 г., "Иди в баню после работы":


1930-е, идеалом новой советской жизни был т.н. "город-сад":


Огромное внимание в СССР уделялось развитию и пропаганде физкультуры и спорта:
1933, А. Дейнека, "Работать, строить и не ныть":


1934, А. Кокорекин, "Будь готов":


Некоторые из плакатов смотрятся как высоко художественные работы, если не сказать шедевральные.
Мне больше всего понравился этот плакат 1947 г. работы Л. Голованова:


И этот - просто шедевр: 1951, В. Корецкий, "Тренируйся":


В первые послевоенные годы появилась социальная реклама массового туризма.
1947, "В выходной день - на туристскую прогулку":


1949, "Будь туристом":


Особым направлением социальной рекламы в сталинском СССР были плакаты, призывающие молодёжь осваивать новую технику и новые престижные профессии. Самой престижной была, конечно, авиация.

1934, Г. Клюцис, "Молодёжь на самолёты":


Одновременная социальная реклама "морально поощряла" людей наиболее трудных и благородных профессий:
1948, "Честь и слава сельским врачам":

Наверное, людям соответствующей профессии было приятно видеть такие плакаты.

1949, В. Корецкий, "Слава учителю":


Одним из самых амбициозных проектов сталинского СССР была т.н. "культурная революция": полная ликвидация в кратчайшие сроки неграмотности (75% населения в царской России), строительство огромной сети библиотек, клубов, кинотеатров, радиоточек, открытие новых школ, институтов, университетов.
Вся эта огромная работа нашла своё отражение в плакатах.

1929, "Все в библиотеку":


1935, "Хорошую библиотеку - каждому Советскому селу":


Пропагандировалась высокая культура обслуживания.
Плакат 1948 г.:

Кстати, оказалось, что при капитализме высокая культура обслуживания не возникает сама собой, её тоже надо воспитывать.

Пропагандировалась социальная активность, участие в различных общественно полезных делах и обществах.
1952, "Вступайте в добровольную пожарную дружину предприятия":


Наконец, социальная реклама в сталинском СССР пропагандировала даже такие вечные и внеклассовые ценности и понятия, как, например, "честь семьи".
1949, плакат В. Говоркова:


Это лишь краткий, пунктирный обзор некоторых направлений социальной рекламы в сталинском СССР, введение в большую тему.
Конечно, реальная жизнь была далека от красивых плакатов, советское общество при Сталине познало и массовые репрессии, и голодные годы. Но эти образцы социальной рекламы всё же показывают общую направленность политики государства, его идеалы, цели и установки. Есть чему поучиться современникам.




Аватар ПОБЕДА

Киевские улицы убирает босоногий мужчина

В Печерском районе Киева улицы убирает босоногий мужчина.

Он тщательно расчищает от снега тротуары и не обращает внимания на шокированных его видом прохожих. Кем он является, не известно, поскольку говорить с журналистом он отказался.


[Spoiler (click to open)]





А почему бы, действительно, не организовать граждан Киева на уборку улиц? Ведь в советское время у каждого дворника были лопаты и жители домов, в частности, школьники, не считали зазорным после работы или школы, выйти и привести в порядок место своего жительства...

Аватар ПОБЕДА

Латынина: русских люмпенов надо лишить права голоса

 fish12a отметила  Неутомимую Латынину, которая металась, как стрелка осциллографа заявила:
 "Эстония - это очень хороший пример того, если вы хотите провести либеральные и твердые рыночные реформы, вы ограничивает часть избирательных прав"

"Эстонские реформы были значительно успешнее грузинских, и единственная причина по которой это получилось, заключалось в том, это русскоязычное население, большая его часть, которое играло в Эстонии роль люмпенов, было лишено право голоса" 




Знаете, что я думаю? 
Для того, чтобы провести любые "твердые" реформы нужна политическая воля  руководителя. Который будет "твердо" проводить свой курс. Жестко, а то и жестоко. 
И это обычно происходит после выборов. А не во время. А то и вместо выборов.
И при чем тут избирательное право? Причем тут прямые или непрямые выборы? 

Вон в Канаде, Великобритании, Австралии не выбирают главу государства и ведь как-то живут? 
Даже говорят вполне цывилизованно. 
Да и в Германии Меркель никто не выбирал...
И в Испании короля Хуан Карлоса тоже не избирали.. .И в Дании тоже..
Когда вы в последний раз слышали о "свободных и прозрачных выборах" в Швейцарии, например? Или в Монако? 
А вот во Франции президента избирают. И в США тоже делают вид.
У меня стойкое ощущение, что твердость управления и наличие "честных и прозрачных" выборов главы государства, которые мало где присутствуют, мало между собой коррелируют. 
Заморочили россиянам голову "демократией", подняли ррреволюционную волну. Как будто в этом секрет процветания страны. И универсальный рецепт.
А секрет, по-моему, вовсе не в выборах. Какова вероятность приходя к власти в результате всеобщих и прямых выборов сильной личности, которая, несмотря на временность своего пребывания у власти, будет проводить долгосрочные реформы? 
По-моему, минимальная. 
Разве нет?

Аватар ПОБЕДА

Поляки продолжают требовать компенсацию "за Катынь"

Сегодня Большое жюри Европейского суда по правам человека рассмотрит так называемое «катынское дело». Напомним, 16 апреля прошлого года Страсбургский суд отклонил требования заявителей. Суд пришел к выводу, что массовый расстрел польских военнопленных в СССР в 1940 году являлся военным преступлением, но не нашел каких-либо новых свидетельств, которые могли бы возложить обязанность на современные российские власти возобновить расследование.

Заявители не согласились с таким решением и обратились в Большую палату ЕСПЧ. «Аргументы и требования заявителей, равно как и контраргументы российских властей, остаются прежними. Изменения и уточнения касаются лишь толкования положений Конвенции о защите прав человека и прецедентной практики Европейского суда и особенностей их применения к обстоятельствам данного дела», — сообщили Интерфаксу в Минюсте России.

Дело «Яновец и другие против РФ» будет рассмотрено сегодня в закрытом режиме. Российскую Федерацию будет представлять уполномоченный РФ при Европейском суде, заместитель министра юстиции России Георгий Матюшкин.

Российский «Мемориал» вступает в «катынское дело» в качестве третьей стороны против России.

В тему: Двое из «жертв Катыни» оказались расстреляны немцами
А также от  pyhalov  У каждого свои святые

Давно знал о существовании катынского памятника в Джерси-Сити:



Но о том, что на этом монументе присутствует вот такой барельеф, даже не подозревал:



«Святая USA» — это сильно!

Аватар ПОБЕДА

Эксклюзивное интервью с дочерью Че Гевары

Каким был в жизни легендарный революционер Че Гевара? Насколько образ, который мы знаем, соответствует действительности? Почему его вдова почти полвека хранила молчание о подробностях их любви? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью RT рассказала дочь самого известного борца за свободу Алейда Гевара.



Вопрос: Большое спасибо, Алейда, что нашли для нас время.
Вы стали врачом, как и Ваш отец. Это был осознанный выбор или Вы просто решили последовать примеру папы?

Ответ: С самого детства пример моего отца влиял на меня очень сильно, он влиял на всех нас. Не только на нас, его детей, но и на кубинских пионеров, кубинских детей. Пример Че очень актуален. Поэтому, конечно, я понимаю, что и на меня он повлиял, и я решила стать врачом. Еще совсем маленькой, в пять лет, я решила, что буду педиатром. Но окончательное решение приняла много времени спустя, уже во взрослом возрасте, и, естественно это решение было больше моим собственным. Потому что на Кубе здравоохранение абсолютно бесплатное для населения. Так что это способ вернуть немного того, что я получила от этого народа. А получила я очень много. И я не ошиблась. На самом деле, это очень здорово.

В. Я думаю, нет смысла спрашивать, что предпочел Эрнесто Че Гевара, когда встал выбор между его призванием и его семьей. Очевидно, что революционная борьба едва ли оставляла ему время для дома и детей. Вы не чувствовали себя несколько обделенными вниманием отца?

О. Нам повезло, что у нас замечательная мать. Она – типичная кубинская мама. Она как курица-наседка со своими цыплятами, которые всегда вокруг нее. И именно благодаря ей в первые годы нашей жизни, несмотря на то, что отца не было рядом, мы чувствовали, что он с нами. Уже потом, когда мы выросли, когда стали подростками, мы начали задавать себе вопросы. Почему его нет? Где он? Что произошло с моим отцом? Но мама работала все это время. Она говорила нам о нем, рассказывала о его жизни, о том, какой он. И мы его любили. Так мы любим человека за то, что он делает, за то, кем он является. И поэтому, я думаю, когда мы осознали, что отца с нами нет, мы сразу же отнеслись к этому с пониманием. Потому что мама научила нас понимать его и пытаться узнать его лучше. И таким мы его и знали, выдающимся революционером. Иногда великие люди должны приносить в жертву самые простые и самые прекрасные вещи в жизни. Потому что они знают, что должны сделать что-то намного более важное для других людей. И именно эта щедрость заставляет меня чувствовать, что мой отец - особенный человек. И поэтому мы его любим.

В. Когда вы были маленькими, вы обращали внимание на то, чем он занимался? Что он делал, на какие риски шел? Наверное, ваша мать объясняла это вам, но как вы это воспринимали?

О. Когда мне было лет пять, я написала свое первое стихотворение. Оно было очень милое, это был маленький стишок, который я посвятила, в первую очередь, Фиделю Кастро. Потому что для меня Фидель был тоже такой отеческой фигурой, дополняющей. Я не говорила ему «папа», но он был моим «дядей». «Мой дядя то, мой дядя это». Я училась в школе и старалась получать самые лучшие оценки, чтобы мой дядя мной гордился. Потому что если он будет мной гордиться, то и папа тоже будет, и мама. Так что у меня были очень тесные отношения с Фиделем с самого раннего детства. И я думаю, что это также помогало. Это помогало лучше понять, кем были эти мужчины, кем были эти люди. И честно говоря, у меня есть особая привилегия: я жила вместе с ними, я знала их так близко. Это заставляет меня чувствовать себя особенной. Потому что это на самом деле преимущество - знать людей такого уровня.

[Spoiler (click to open)]
В. Если говорить о личности Фиделя Кастро, для Вас он - очень близкий человек, как Вы только что сказали. Как Вы реагируете на спекуляции в прессе о его болезни, на публикации о том, что он умер или что он не умер. Что Вы думаете об этом?

О. Фидель - особенный человек. Его могут задеть лишь очень обидные вещи. Но, в основном, те, что связаны с другими людьми. Поэтому сейчас его точно задевает вся эта пропаганда, связанная с болезнью Уго Чавеса. Но про него самого? Никогда ему это не было важно. Он такой человек, который выше всего этого. Иногда я говорила ему: «Дядя, смотри, что говорят о тебе и о моем папе, о ваших отношениях. Они перегибают палку, говорят, что вы плохо ладите, что у вас были проблемы. А ты никак не выражаешь своего несогласия». И как-то он мне сказал: «Послушай, Алеидита, если я буду возражать против всех глупостей, которые говорят на свете, дорогая, я не смогу работать, мне придется заниматься только этим, а у меня на это нет времени». Поэтому ему это не важно. За исключением того, что это что-то уж совсем обидное, или то, что, в первую очередь, задевает народ. В таком случае он реагирует сразу же. Но относительного себя самого – он не придает этому значения.

В. Алейда, Ваша мать почти 40 лет хранила молчание о подробностях своей любви с легендарным Че Геварой. Не так давно она опубликовала книгу, где рассказала некоторые детали. Почему ей было так тяжело открыться? Почему она так долго ждала?

О. Во-первых, Вам надо знать мою маму. Она из деревни. А деревенские жители на Кубе, я думаю, как и во всем мире, очень трепетно относятся к личному. Они очень скрытные. И моя мама была воспитана так же. Она всегда была такой. Но помимо этого, она безумно влюбилась в моего папу. Это очень красивая история любви. Это одна из тех вещей, благодаря которым я чувствую себя особенной женщиной. Не потому, что я дочка известного человека, нет. Я себя чувствую особенной, потому что я дочь женщины и мужчины, которые очень любили друг друга, и я знаю, что я плод этой любви. Это делает меня особенной.
И в этой книге все это видно, с точки зрения любви. Представьте себе, что было с мамой, когда папа умер. Он был для нее всем. Он был ее женихом, товарищем, другом, учителем, наставником, отцом ее детей, любовником. И вдруг папа исчез из ее жизни. Представьте себе боль этой женщины. Ей надо было воспитывать и растить четверых совсем маленьких детей. Поэтому она была вынуждена в каком-то смысле запереть эти воспоминания на замок, чтобы продолжать жить. Если бы она оставила эту дверь открытой, она не смогла бы продолжать жить. Должно было пройти очень много времени, чтобы у нее появились силы для того, чтобы открыть ее. Когда она начала писать эту книгу, она делала записи на диктофон. Я иногда проходила мимо и видела, как она плачет. Я говорила ей: «Мама, оставь ты это». К счастью, она меня не послушала и дописала книгу. Потому что для меня это необыкновенный подарок, правда.

В. Как красиво. На самом деле. В последние годы вышло много фильмов, опубликовано много биографий Эрнесто Че Гевары. Из того, что Вы читали и видели, что ближе всего к истине?

О. Еще нет такой биографии, которую я могла бы порекомендовать. Обычно, когда я разговариваю с молодежью, я советую читать то, что он сам о себе писал. У него была такая привычка, с 17 лет он писал обо всем, что с ним происходило, и до нас дошли многие из этих дневников. Часть из них опубликована Центром Исследований Че Гевара. Я рекомендую читать непосредственно то, что он сам писал. Таким образом, вы не читаете такие вещи, как « Че сказал то или Че писал это». Нет, нет. Суть в том, что говорит сам Че. Вы сами можете это прочитать и сделать свои выводы. Из всех фильмов, единственный, который я могу посоветовать, это «Че Гевара: Дневники мотоциклиста». Для меня это единственный стоящий фильм. Он был целиком создан латиноамериканцами - от Вальтера Саллеса, замечательного бразильского кинорежиссёра, до актеров, которые играли главные роли. Один из них аргентинец, а другой мексиканец. Все они с этого континента. Это превосходный фильм, я его всем советую.

В. Личность Эрнесто Че Гевары оценивают по-разному. Для одних он герой и мученик, для других - убийца и террорист. Как Вы лично относитесь к тому, что ему приходилось убивать в борьбе за идеалы?

О. Проблема в том, что есть война. И на любой войне есть тот, кто выживает и тот, кто погибает. Это закон войны и партизанской борьбы тоже. Но при этом на войне никогда не убивают. Убийство – это нападение на беззащитного человека. Такое никогда не происходит в бою. Во время сражений ты стреляешь, потому что в тебя стреляют. Ты убиваешь, потому что иначе убьют тебя. Это война. И это как раз Че убили. Его взяли в плен безоружного, без всякой защиты, без суда, и убили. Вот это – убийство. Но он сами и его товарищи никогда не допустили такой ошибки. Когда они брали кого-то в плен, то всегда оставляли человека в живых, лечили его, шли медленнее, чтобы охранять этого человека и оставить его в надежном месте. Поэтому тот, кто так утверждает, просто не знает истории и не знает, насколько великими были эти люди. Не только Че, но и его товарищи, которые были с ним на этой войне, весь народ. Потому, что все эти люди сформированы войной. И кубинская революция никогда не убивала. Мы защищались. И мы будем это делать.

В. Существует много спекуляций на тему отношений Че Гевары и Фиделя Кастро. Есть даже мнение, что мертвый Че был более удобен Фиделю, чем живой.

О. Это самая большая глупость века. Живой Че был бы невероятной поддержкой для Фиделя на Кубе. Более того, сам Фидель об этом и заявляет. Он не раз утверждал, что был занят другими делами и при этом был абсолютно спокоен, потому что Че был министром промышленности Кубы. У него не было никаких проблем в сфере экономики, потому что он полностью доверял Че. А когда Че ушел, возникли проблемы, так как Министерством стал руководить другой человек, а оно было огромным. И оно стало распадаться, так как невозможно было его поддерживать. Оно разделилось на несколько министерств, для которых надо было искать новых руководителей. Так что то, что Че уехал из страны, было серьезной проблемой. Но надо было идти дальше. И у Фиделя с Че был договор с первого момента, когда они были в Мексике. Че договорился с Фиделем о том, что он будет на Кубе до того момента, пока ее не освободят. И если к тому времени он еще будет жив, то сможет продолжить свой путь по Латинской Америке. Фидель согласился и сдержал свое слово. Я как-то пришла к Фиделю. Мы говорили много часов, и в конце я попросила его: «Расскажи мне о своих спорах с папой, об этих знаменитых спорах, про которые все говорят». И он рассказал, что когда они были в Мексике и знали, что их возьмут в плен, Фидель предупредил всех товарищей о том, что никто не должен говорить о своих политических убеждениях. И он спросил у меня: «Как ты думаешь, что сделал твой папа? Он спорил с тюремщиком не только о политических убеждениях, но даже о Сталине. В итоге всех нас освободили, кроме твоего папы. Он остался в тюрьме за то, что был коммунистом». Когда Фидель стал возражать, он понял, что папа не умеет врать. Он был выше этого, он просто не мог врать. В этом смысле Фидель даже не смог ничего возразить, было нечего обсуждать «О чем я могу спорить с этим человеком?» сказал он. Это один из споров, которые им могут приписывать. Но там даже до спора не дошло. И этот поступок Фиделя - он не уехал из Мексики до тех пор, пока не добился освобождения моего папы, рискуя всеми планами, которые они готовили по прибытию на Кубу. Это стало началом необыкновенной дружбы Фиделя и моего папы. Для папы Фидель был настоящим военачальником, который в ответе за каждого из своих солдат в любой ситуации и в любой момент. В тот же вечер, когда мы разговаривали с Фиделем, я вдруг засмеялась, и он спросил меня, что меня рассмешило. Я ответила: «Дядя, я смеюсь над тобой». «Что?!» воскликнул он. «Ты сам не замечаешь того, что говоришь о папе в настоящем времени». И тогда он очень серьезно посмотрел на меня и сказал: «Дело в том, что твой папа всегда с нами, он тут». И на этом закончился наш разговор тем вечером.

В. Когда Ваш отец отправился в путешествие, из которого не вернулся, Вы были еще совсем ребенком. После того, как Вы прочитали все его записи, послушали рассказы Вашей мамы и его друзей о нем, у Вас остались какие-либо сомнения на его счет? Если бы у Вас была такая возможность, Вы бы хотели в чем-то удостовериться и задать ему какой-то вопрос?

О. Конечно, я бы засыпала его вопросами. Но про то, что происходит сейчас, про то, что меня интересует. Я бы спросила: “Как тебе это? Что думаешь об этом? Как нам лучше поступить в той или иной ситуации?” У меня море вопросов, которые я задала бы папе. Но больше всего мне бы хотелось усесться к нему на колени и крепко обнять.

В. Образ вашего отца знаком всему миру, его почитатели покупают вещи с его изображением. А что испытываете Вы, когда видите подобные вещи?

О. Иногда меня это возмущает, потому что многие ужасно используют его образ. Иногда я даже шучу, что заставлю платить штраф за такое искажение черт его лица, потому что папа был красивым мужчиной. Некоторые его изображения просто кошмарны. С другой стороны, я всегда говорю, что эти образы могут быть пустышками, а они должны быть наполнены смыслом. И наполнять необходимо его поступками, его жизнью. По-настоящему его понять. Я иногда спрашиваю: “Зачем ты нацепил эту майку с изображением Че”, и мне сразу отвечают: “А, вот, что Вас интересует”. Но потом говорят: “Вот, допустим, у меня экзамены в университете, и я не уверен, что смогу их сдать без проблем. Тогда я надеваю футболку, смотрю на изображение Че, и говорю: если он смог, то и я могу. И уже не думаю отступать”. Некоторые ответы иногда очень милые. Это значит, что, несмотря на всю эту пропаганду, все эти глупости, что говорились о нем, люди не дают провести себя, не верят во вранье. Они чувствуют, понимают, какими на самом деле были те, кто определил историю своего народа.

В. Вооруженная борьба как метод сопротивления – то, за что выступал Ваш отец – оспаривается многими людьми. А что Вы думаете об этих идеях Вашего отца, о их развитии, о действиях ФАРК в Колумбии?

О. Идеи Че не сводятся к обычному - стрелять или не стрелять. Их смыслом был поиск независимости, свободы. Ну а средства достижения этих целей должен определить для себя сам народ. Вот, к примеру, это и происходит сейчас. Есть революционное вооруженное движение, которое согласилось сложить оружие на определенных условиях. Однако со стороны правительства на этих переговорах нет определенности, они говорят то «да», то «нет», и все это затягивает миротворческий процесс. В то же время по отношению к этому движению существует определенная агрессия, ему приходится защищаться. Поэтому пока нет полного взаимопонимания между двумя сторонами по поводу того, что им необходимо сделать. Отсюда и вытекают все эти действия, которые могут принимать также и военный характер. Мне кажется, все зависит от решений тех, кто борется и отдает этому свои силы. Так что вот так просто, сидя на стуле, нельзя осуждать действия народа или какого-либо движения. Это неприемлемо, потому что ты не знаешь все их сложные реалии. Это просто вопрос достоинства, я не знакома с их реалиями, поэтому не могу их судить, делать это было бы нелогично.

В. Путешествия по Латинской Америке изменили Че Гевару как личность, сделали его революционером. Если бы он совершил подобное путешествие сейчас, что бы он увидел? Это произвело бы на него такое же впечатление, как и в 50-ые годы прошлого века?

О. К сожалению, и сегодня живо то, что пробудило в Че стремление достичь социального равенства для всех. Сейчас этого даже больше, чем в его время. Разница между богатыми и бедными сейчас больше, чем раньше, и наши народы это ощущают. Однако в последние годы появилась тенденция беспокоится о нуждах народа. Появилось понимание, что если мы объединим наши усилия, ничто нас не остановит. И этот процесс происходит сейчас в Латинской Америке. Конечно, Че был бы рад узнать, что президентом смог стать представитель коренных народов, как например, Эво Моралес. Че попытался бы как-то его поддержать, помочь ему, быть чем-то полезным. Также он был бы рад Боливарианской революции в Венесуэле. Впервые в истории президент сделал народ владельцем всех нефтяных богатств, природно-сырьевых ресурсов страны. Это уникальный случай, что-то выдающееся для нашего времени. Думаю, Че был бы рад. Он бы приложил все усилия, чтобы внести вклад во все эти процессы, помочь Чавесу всем, чем может. Так что многие вещи сегодня сделали бы его немного более счастливым человеком. Но они же и заставили бы его не оставлять борьбу и быть еще более самоотверженным, потому что дел еще очень много.

В. Как Вы считаете, как бы он отреагировал на эти процессы интеграции в регионе? Он их поддержал бы?

О. Но это же мечта, и мечта не только Че. Это все началось с Боливара, нашего освободителя. Потом Марти. Хосе Марти всегда говорил, что от Рио-Браво до Патагонии должна быть одна родина для всех, одна большая страна. Это наша Латинская Америка. Так же думали и Че, и Фидель. Че говорил, что единственный способ противостоять врагу всех наших народов – это единство между всеми латиноамериканцами. И из его слов было четко ясно, что главный враг Латинской Америки – это США.

В. А что касается Кубы, как бы он воспринял нынешнюю ситуацию на Кубе? Если бы он узнал, как кубинцы живут в 21 веке, он гордился бы этим?

О. Он бы понял, что есть еще много вопросов, которые надо решить. Многие вещи нуждаются в доработке. Но мой отец всегда был вместе с кубинским народом. Он открыто выражал свое мнение, мог резко критиковать, без обиняков, но народ всегда был готов слушать его. Отец был такой человек, который всегда называл вещи своими именами. Он спокойно говорил то, что думал. И он говорил о проблемах, указывая на их решение, на то, что нужно для этого сделать. Поэтому народ и шел за ним. Так что, если бы он был здесь среди нас, он бы работал, как все, пытаясь улучшить порядок вещей, не без критики, пытался бы найти решения проблем. Он был бы весь в движении.

В. Алейда, огромное спасибо за это интервью, оно было очень интересным. Мне кажется, что мы обсудили очень актуальные темы сегодняшних дней.
Алейда
Спасибо Вам
Источник



Аватар ПОБЕДА

Опубликованы полные дневниковые записи Александра Довженко

Анонсированное еще в сентябре прошлого года главой Федерального архивного агентства РФ А.Н. Артизовым важнейшее и сенсационное событие  в культурной жизни Украины - выход в свет первой полной научной публикации дневниковых записей Александра Петровича Довженко за период с 1939 г. по 1956 г.,  прошло для нашей культурной Ылиты практически незаметно. Это ведь не очередная дележка Шевченковской премии,  или драка "за мову" в расчете на попил денег на ее "защите".

С российской стороны в издании дневников приняли участие Федеральное архивное агентство РФ, Российский государственный архив литературы, с украинской - Государственная архивная служба Украины и Центральный архив-музей литературы и искусства Украины. Сразу отвечу на подразумеваемый вопрос: тираж ничтожный - 2000 экземпляров.

Это первое академическое , неподцензурное и предельно аутентичное издание дневниковых записей великого режиссера за 1939—1956 годы. Туда же включены и ранее не публиковавшиеся по завещанию вдовы Довженко Юлии Солнцевой материалы, хранящиеся в Госархиве литературы и искусства РФ. Украинские записи даны по-украински с переводом на русский, русские - по-русски, с переводом на украинский. Это, как я уже отметила, наиболее полное издание дневниковых записей, за исключением пропавших после смерти Юлии Солнцевой папок «Сталин» и «Берия».



На отца, после освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков, добровольцем ушедшего в армию и разминировавшего на Западной Украине заминированные при отступлении немцами школы, больницы, другие объекты обеспечения, огромное впечатление произвело то, что украинцы убивали (чаще всего в спину) украинцев. Настолько, что пацифизм и борьба за полное разоружение в мире и попытки предложить идею духовных республик, стали идеей жизни.

Судя по этому отрывку из дневника, эта братоубийственная борьба  и на Довженко оказала огромное воздействие. Поскольку после получения т.е. незалэжности мы эту рознь получили "в наследство", думаю этот отрывок будет не только интересным, но и актуальным:

"Можно сделать в фильме интересную сцену такого содержания.
Возле села лагерь за колючей проволокой. В лагере военнопленные. Находятся они, конечно, в ужасных условиях. Стерегут их немцы и, предположим, часть из службы порядка, во всяком случае, что- то вроде Гусака-предателя или дезертира. И вот ночью через колючую проволоку между ними тихий разговор. Разговор тихий, чтобы никого не всполошить, и тем страшнее он своей острой ненавистью. Дальше они не выдержали и сцепились, схватив друг друга за грудь через проволоку. Они начали ломать друг другу руки. Потом они обнялись и душили друг друга через проволоку, и пленник не отпускал часового, чтобы тот его не застрелил. А чуть дальше пленные, сбившись в страшную, грязную кучу, пели «Ой закуковала серая кукушка».

Про що говорили вони. Про владу. Про соціалізм, про колгосп. Про Гитлера, про історію, про Богдана, про Мазепу, про все, це символічна, одвічна картина, многосотлітній двобій двох українців, ожорсточених од довгої важкої тернистої дороги. Про Сибір.

Може бути вартовий галичанин, чи гетьманець, чи може просто селянин з одного ж такі села. Розмова може вестися на загальних і на крупних планах, голова і дріт, голова і дріт і кров, і блиск очей, і зубів у темряві, і дріт терновий обвиває голову, і вгрузає шипами в чоло, і кров з чола капле, і біль, і ненависть, і пристрасть.

Може, по сюжету вартового підослали для того, аби він щось вивідав у полоненого після допиту. Абсолютно вірно.
На допиті партизан назвав себе нач<альником> партизанського загону, одмовившись давати пояснення. Оце він почує у таборі, завтра його розстріляють, і це остання спроба Гусака чи Персистого вислужитися перед німецьким начальством.
Так їх ранком і найшли обох, вони були мертві, в обіймах, обкручені дротом.

О чем говорили они. О власти. О социализме, о колхозе. О Гитлере, об истории, о Богдане, о Мазепе, обо всем, это символическая, вечная картина, многосотлетний поединок двух украинцев, ожесточившихся от долгой тяжелой тернистой дороги. О Сибири.

Может быть, страж галичанин, или гетманец, или, может, просто крестьянин из того же села. Разговор может вестись на общих и на крупных планах: голова и проволока, голова и проволока и кровь, и блеск глаз и зубов в темноте, и проволока терновая обвивает голову, и вгрызается шипами в лоб, и кровь со лба каплет, и боль, и ненависть, и страсть.
Может, по сюжету стража подослали для того, чтобы он выведал что-нибудь у пленного после допроса. Совершенно верно.
На допросе партизан назвал себя командиром партизанского отряда, отказавшись давать объяснения. Вот он услышит в лагере, завтра его расстреляют, и это последняя попытка Гусака или Персистого выслужиться перед немецким начальством.

Так их утром и нашли обоих, они были мертвы, в объятиях, скрученных проволокой.

Написати, що розмовляли і душили вони один до одного тихо, пошепки, щоб не дати нікому підійти. Тихо! Вони говорили про Тимошенка, і коли провокатор сказав, що Тимошенко перейшов на бік німців, партизан ударив його.
— Брешеш ти, таку твою мать!
— Не брешу, сам чув по радіо.
— Бреше ваше радіо.
Коли вартовий чув десь шелест чи що, він стріляв з автомата в небо.
— Стріляєте в небо, тіні своєї боїтеся, боягузи, злодії! — шипів партизан.
— Стріляємо, коли хочем. Є чим стріляти.
— Батьку своєму скажи дурному, продажна душа.
«І блідий місяць на ту пору з-за хмари де-де виглядав, неначе човен в синім морі то виринав, то потопав» .

Написать, что разговаривали и душили они друг друга тихо, шепотом, чтобы не дать никому подойти. Тихо! Они говорили о Тимошенко, и когда провокатор сказал, что Тимошенко перешел на сторону немцев, партизан ударил его.
— Врешь ты, растак твою мать!
— Не вру, сам слышал по радио.
— Врет ваше радио.
Когда сторож слышал где-то шорох или еще что, он стрелял из автомата в небо.
— Стреляете в небо, тени своей боитесь. Трусы, воры! — шипел партизан.
— Стреляем, когда хотим. Есть чем стрелять.
— Отцу своему расскажи глупому, продажная душа.
«И бледный месяц в эту пору один меж тучами мелькал, как будто челн в бурливом море то выплывал, то утопал».

Аватар ПОБЕДА

Сотрудник судебной милиции госпитализирован после столкновения с тимошенковскими депутатами


И эти быдляки называются народными депутатами!



Сотрудник судебной милиции "Грифон" госпитализирован после столкновения с народными депутатами от "Батькивщины" в суде, который рассматривает дело об убийстве Евгения Щербаня.

Об этом сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на пресс-службу столичной милиции, комментируя драку в Апелляционном суде Киева. "В течение судебного разбирательства присутствовали народные избранники, которые не учитывали многочисленные замечания судьи и продолжали нарушать общественный порядок. Судьей было принято решение об удалении из зала суда всех присутствующих кроме участников процесса и представителей средств массовой информации", - говорится в сообщении.

"Поскольку нарушители порядка не реагировали на требования судьи, исполнение данного решения было возложено на работников специального батальона судебной милиции "Грифон", в обязанности которых входит именно обеспечение охраны общественного порядка в судебных инстанциях", - уточнили в милиции. "Во время выполнения решения суда, правоохранители предложили выйти народным избранникам самовольно, однако последние отказались. Вместо этого народные избранники начали безосновательно оскорблять правоохранителей и провоцировать драку", - отмечают в ведомстве.

"При этом сотрудники специального батальона судебной милиции "Грифон" действовали в рамках действующего законодательства без применения мер физического воздействия", - заверили в милиции. "Меры реагирования сотрудников милиции на противоправные действия не ограничивали депутатской неприкосновенности, поскольку принимались по решению председательствующего судьи в соответствии с нормами действующего законодательства", - говорится в сообщении. "В результате давки один из правоохранителей получил телесные повреждения. Сейчас его госпитализировали в больничное заведение для оказания медицинской помощи в условиях стационара", - рассказали в управлении МВД.

Аватар ПОБЕДА

Украинцы осуждают Pussy Riot и Femen

Акции 2012 года с участием Pussy Riot и Femen заслужили осуждение в украинском обществе.

Об этом свидетельствуют данные социологического исследования «Региональная толерантность, ксенофобия и права человека в 2012 году», проведенного «Киевским международным институтом социологии (КМИС)» по заказу «Института прав человека, противодействия экстремизму и ксенофобии (IHRPEX)».

Так 48,4% респондентов однозначно осудили так называемый панк-молебен Pussy Riot в Храме Христа Спасителя в Москве. 32,9% опрошенных ничего не слышали об этой акции. 9,1% имеют противоречивое отношение к ней. 8,8% затруднились с оценкой. 0,8% - высказались одобрительно.

Еще более негативная оценка наблюдается в отношении акции, организованной движением Femen в поддержку активисток Pussy Riot, когда был спилен крест на Поклонной горе в Киеве. 61% опрошенных осудили эту акцию. 22,5% ничего о ней не слышали. 8,6% отнеслись неоднозначно. 6,9% затруднились с ответом. 1% респондентов выступили с одобрением действий Femen. Наиболее толерантное отношение к акции Femen продемонстрировали молодые люди до 30 лет, особенно студенты-мужчины.

По словам основателя IHRPEX Александра Фельдмана, в случае с Femen украинская власть и украинское православное духовенство избрали более мудрую линию поведения, чем их российские коллеги, в результате чего участницы движения Femen не стали «жертвами» в глазах общества и оказались без моральной поддержки. Любые попытки повторение подобных акций в будущем, скорее всего, будут еще более негативно восприняты украинским обществом, а жесткая реакция на них со стороны органов правопорядка, наверняка будет одобрена в обществе – считает Фельдман.

Кроме того, большинство украинцев категорически осуждает расовую, этническую и национальную дискриминацию, как инструмент в руках политиков. 65% опрошенных считают, что политики должны нести ответственность за дискриминационные выражения. 24,9% считают, что дискриминационные выражения являются недопустимыми, но не наказуемыми. 4,3% считают, что рядовые граждане имеют право на подобные высказывания, а политики нет. 5,8% респондентов считают дискриминационные выражения одним из проявлений свободы слова. Таким образом, к бытовой ксенофобии наблюдается высокий уровень терпимости в обществе, в то время как соответствующие политические проявления воспринимаются негативно – считает Фельдман.

Аватар ПОБЕДА

Как Федор Шаляпин пел "Дубинушку" киевским рабочим

Сегодня день рождения великого русского певца Федора Шаляпина



А здесь рассказ, как Федор Шаляпин пел "Дубинушку" киевским рабочим

Федор Шаляпин, великий оперный бас, родился в бедной семье, и с детского возраста брался за любой заработок, работая учеником токаря и сапожника, бродяжничая и страдая от голода. Став выдающимся, всемирно известным певцом, он сблизился с российскими социалистами – чему особенно способствовала близкая дружба с писателем Максимом Горьким. После Октябрьской революции Шаляпин первым получил звание Народного артиста Республики, а затем эмигрировал, оставив интересные воспоминания о личных встречах с Лениным, Троцким, Зиновьевым, Сталиным, Луначарским.

29 апреля 1906 года, накануне Первомая, Шаляпин впервые исполнил перед киевскими рабочими запрещенную в то время песню «Дубинушка», которая впоследствии вошла в основу его репертуара. Вырученные от этого концерта средства были переданы революционерам, а живо написанные мемуары Шаляпина позволяют представить себе масштабы рабочего движения Киева в революционные годы начала ХХ века.    

Первое сильное ощущение нарастающей революции испытал я весною 1906 года в Киеве, где случай столкнул меня непосредственно с рабочими массами. Тогда же я свершил «грех», который долгое время не могли простить мне хранители «устоев» и блюстители «порядка».

В Киеве я в первый раз публично в концерте спел известную рабочую песню –«Дубинушку».

Приехал я в Киев петь какие-то спектакли по приглашению какого-то антрепренера. Узнав о моем пребывании в Киеве, пришли ко мне знакомые рабочие и пригласили меня к ним в гости в пригород Димиевку. Приглашение я принял охотно, а мои друзья уж постарались угостить меня сердечно, чем могли. Погулял я с ними, посмотрел хибарки и увидел с огорчением, что живет народ очень бедно. Ну, мало ли народу плохо живет – всем не поможешь, а помочь одному-другому – дело хорошее, но это не значит помочь бедноте. С этими немного грустными мыслями уехал я домой.

Через несколько дней опять пришли ко мне рабочие. Просят, не могу ли я дать возможность рабочему люду послушать меня на театре.

Я подумал, что сделал бы я это с удовольствием, но как? Это же не так просто, как думают. Вот выйдет Шаляпин на площадь, раздаст бесплатные билеты, и все будет хорошо – «кругом шестнадцать». А ведь тут антрепренер, театр, аренда, другие актеры, хористы, музыканты, рабочие на сцене, капельдинеры – как это можно сделать совсем даром? Не понимаю. Но желание рабочих послушать меня я понимал, и исполнить их просьбу мне очень хотелось. Поэтому я придумал следующую комбинацию. Возьму я большой зал, цирк Крутикова, вмещающий около 4500 человек, 4000 билетов дам бесплатно рабочим – пусть разыграют их в лотерею на фабриках и заводах – кто вытащит из фуражки номерок, тому и место. А билетов 500 пустить в продажу среди имущей публики – на покрытие текущих расходов и на плату за помещение. Рабочие с восторгом одобрили мой проект, и я приступил к организации концерта.

Снять цирк было нетрудно – я это немедленно сделал, но без разрешения властей я не мог выступать публично. В обыкновенных случаях разрешение без всяких затруднений дает полицмейстер, но этот мой концерт был совершенно необычаен. Полицмейстер не посмеет, конечно, разрешить его своей собственной властью. Придется, думал я, обращаться к генерал-губернатору. Не очень мне хотелось беспокоить столь высокое начальство, и тут, кстати, я вспомнил, что недавно я познакомился с женой киевского губернатора. Это была милейшая дама, которая обожала артистов и не менее, чем артистов, обожала винт. Вот, подумал я, «отсель грозить я буду шведу». Мне поможет Надежда Герасимовна (так, кажется, звали генеральшу). И я устроил себе приглашение к губернаторше на партию в винт. Играю и жду удобного момента. Известно, как действует на человека выигранный шлем. Он становится добрее, радушнее, на все смотрит прекрасно. И вот когда губернаторша выиграла свой первый шлем, я и ввернул:

– Надежда Герасимовна, боюсь беспокоить вашего супруга, а надо.

– А что?

– Да вот, концерт хочу сделать. Для бедняков, для рабочего люда. А то неловко: все слушают меня, а они не слушают. Времена, знаете, не очень спокойные. Все раздражены. Не спеть рабочим, они как будто обидятся. А петь – от вашего супруга зависит... На пять червей я пас.

А Надежде Герасимовне везет. Опять шлем объявила.

– Чего же вы боитесь? Мой супруг же добрый человек. Первый по доброте в городе, да и по разуму. Вот, я думаю, через полчаса приедет домой. Потолкуйте с ним.

– А вы, дорогая Надежда Герасимовна, поспособствуйте, в случае...

– Ах, песни ваши коварные! Они все равно сражают всех. На меня вы всегда можете рассчитывать.

И через час я уже был в кабинете губернатора.

[Spoiler (click to open)]

Действительно, милый человек был этот губернатор. Весьма осанистый, с окладистой бородой, в мундире с какими-то обшлагами, обстоятельным, как он сам, голосом генерал растягивал в ответ на мою просьбу слова:

– Гм... Видите ли... Гм... Да... Я, конечно... Да... Понимаю... Концерт... Да... Но ведь вы – странно! – для рабочих... Вот это... затруднительно. Гм... Да... Это очень хорошо – концерт для рабочих, и сам я, видите, с удовольствием бы, но есть... э... некоторое препятствие. Я не могу его, собственно, вам сообщить, но оно есть... Не имею права.

Я чрезмерно удивился и невольно тоже заговорил губернаторской манерой.

– То есть... Гм... Как это... Ваше превосходительство, не имеете права?

– Да так. Не имею... Но вам я верю, Шаляпин, я вас люблю, и давно уже, как артиста. Такой артист, как вы, есть человек благородный. Я вам объясню, в чем дело, но только вы мне дайте слово, что уж не расскажете.

И губернатор открыл какую-то большую папку с бумагами, лежавшую на его рабочем столе. Порылся в ней, вынул бумажку и, протянув ее мне, сказал: «читайте».

– Не про меня это писано, – подумал я, когда в заголовке прочитал подчеркнутое слово – «конфиденциально». Сбоку на левой стороне бумаги было напечатано «М. В. Д. Департамент полиции». А там дальше губерния, как говорится, писала, что, мол, до нашего сведения дошло, что артист Шаляпин отправился по городам Российской империи устраивать всевозможные вечера, спектакли и концерты с целью революционной пропаганды и что посему местным властям предписывается обратить внимание на выступления оного Шаляпина особливое внимание.

Я всегда думал, что по поводу меня больше меня самого знают газеты, а вот оказывается, что департамент полиции знает про меня еще больше, чем даже газеты! Удивился. Но я в то же время почувствовал, что предо мною сидит не просто губернатор, а порядочный человек, и я с ним заговорил по-человечески. Я его уверил совершенно искренне, что никакой революционной пропаганды я и в помыслах не имел, что я просто желаю петь для людей, неспособных платить, что я это уже не раз делывал. Я высказал при этом соображение, что отказ произведет на рабочих тяжелое впечатление и еще больше раздразнит их против властей. Генерал меня понял и дал разрешение, но при этом сказал:

– Все дальнейшие вещи будут уже зависеть от полицмейстера и пристава. Поладьте с ними, как можете.

Киевский полицмейстер оказался милым человеком. Он заявил, что к устройству концерта с его стороны препятствий не имеется. Но тут возникло новое затруднение, которое надо было как-нибудь устранить. Из разговора с делегатами рабочих я понял, что было бы лучше, если бы охрана порядка на концерте была бы поручена самим рабочим. Делегаты говорили, что присутствие в цирке полицейских в мундирах может, пожалуй, вызвать раздражение и случайно повлечь за собой нежелательный скандал. Это уже надо было улаживать с местным участковым приставом, и я к нему отправился сам.

Странный и смешной был этот представитель полицейской власти. Когда я позвонил к нему на квартиру, открыла мне дверь украинская дивчина – горничная, по-видимому, и на вопрос, могу ли я увидеть пристава, ответила, что сейчас спросит его благородие:

– Кажысь, воны в ванной.

Ушла, через минуту вернулась и сказала, что если я не чувствую неловкости в этом, то «воны» просят меня пожаловать в ванную. Я вспомнил знаменитый анекдот о мадам де Сталь и Наполеоне и подумал, что пристав также, вероятно, думает, что гений не имеет пола... Нечего делать – иду в ванную. Можете представить себе, как мне было интересно увидеть моего милого пристава в столь благосклонном ко мне положении! Я еще в гостинице приготовил программу речи, но, увы, по программе мне говорить не пришлось.

– Здравствуйте, господин артист! – заговорил пристав с украинским акцентом. – От жешь, ей-богу, как я рад, что вы пришлы ко мне. Может, разрешите чокнуться за ваше здоровье?.

Он сидел в ванной выше грудей в воде, а из воды выплывали жирные, белые плечи, под синеватым носом распухали темнокожаные усы. Над каждым глазом было по брови, но каждая из этих бровей была отпущена моему приятелю на троих или четырех таких же приставов. Говоря, что хотел бы со мною чокнуться, он как-то сипловато из подводной глубины живота смеялся, открыв рот. Тут я заметил, что во рту у него есть и золото и чернядь... Перед ним поперек ванны лежала доска, а на доске стояла бутылка водки, порядочно распитая, и что-то вроде студня и соленых огурцов. Хоть час для меня был неурочный, но я сейчас же сообразил, что отказываться от его угощения тоже неурочно... Я моментально принял вид размашистого весельчака и присел к нему на трехножную какую-то табуретку.

– Квиток! – закричал пристав.

Показалась дивчина. Ей приказано было принести второй стакан как можно скорее.

– Ну вот, ишь ведь, как вы пожаловали. Уж вы мене извините, а я, знаете, сам доктор. Уныверситетов не кончал, а соображаю самовластно. От мне говорят, что нельзя пить водки, что будто бы прожигает, так я, знаете, десять минут провожу в холодной воде. Так что одно исключает другое.

Я ему на это, что, дескать, сам особенно докторам не доверяю, а вот такие народные средства люблю и уважаю.

– Так ведь про вас говорят, что вы из народа.

Чокнулись, выпили, закусили огурцом.

– Вот, – говорю, – концерт... Извините – ваше имя-отчество?

– Акакий Хрисанфович.

Объясняю мое дело.

Мой собеседник, несколько выплыв наверх из воды, показал две выпуклые, покрытые волосами груди.

– То есть почему же для рабочих и как же это так бесплатно? Да как же это – всем рабочим? Их же у нас сотни тысяч. Губернатор разрешил?

– Разрешил и полицмейстер. Но сказали, что и к вам нужно обратиться, – бессовестно лгу я.

Откашлялся пристав.

– Так шо ж я могу вам сделать, если губернатор и полицмейстер разрешили.

Когда я объяснил, что мне от него надо, пристав вытаращил на меня глаза, с минуту дожевывал минут пять тому назад разжеванный огурец, вздохнул, голос его упал, как неудавшееся тесто, и он как-то бескостно сказал:

– Нехорошо, что вы такие шутки рассказываете мне за приятным завтраком...

Потом голос его стал снова крепнуть, и он сказал серьезно:

– Увы, извините, без надзора... такую штуку оставить не могу.

Я согласился с ним, но подал мысль:

– Дело, Акакий Хрисаифович, только в мундирах. Шлите сколько угодно людей, но только в штатском.

– Вот это дело!.. И для вас, господин артист, я это с удовольствием сделаю.

Выпили еще по рюмочке. Пристав взял мохнатое полотенце, встал, прижал к животу, как мог вытер свою правую руку, протянул ее мне, уверил меня, что любит артистов, в особенности таких, которые из народа, и мы дружески расстались.

Я был в восторге. Все так хорошо удавалось. Уже расклеены афиши. Платные места уже все проданы, а 4000 бесплатных мест делегаты уже унесли на фабрики. Наступает день концерта.

Все было бы хорошо, если бы в цирк Крутикова пошли только те, которые в лотерейном порядке получили билет. К сожалению, пошли и те, которые мест не получили. Пошли именно на концерт, а не на какую-нибудь уличную политическую демонстрацию, пошли не скопом, а в одиночку. Как это всегда в России бывает, каждый из рабочих норовил «как-нибудь пробраться», «где-нибудь постоять». А так как правильно говорил мне пристав, что в Киеве рабочих было сотни тысяч, то улицы Киева к вечеру оказались запруженными народом. Не только улицы, прилегающие к цирку, – все главные улицы города! Власти, естественно, встревожились, и на Крещатике появились войска.

Я, разумеется, испугался. Какую я заварил кашу!

– Я дал слово, что беспорядков не будет, – обратился я к делегатам рабочих. – Надеюсь, что рабочие меня уважают и не подведут.

Должен отдать справедливость рабочим, что они держали себя хорошо.

Все протекало мирно, но положение мое было все же в высшей степени щекотливое. Стало оно и трагикомическим, когда я убедился, что в цирк на спектакль и мне самому нельзя протиснуться через толпу. Кто же петь будет? Что делать?

К счастью, отель «Континенталь», в котором я жил, прилегал стеной к цирку. И вот я и покойный мой аккомпаниатор Арсений Николаевич Корещенко, открыв окно в коридор гостиницы, по карнизу и водосточной трубе спустились на крышу цирка. Этим задача, однако, не была решена. В самый цирк можно было нам проникнуть только тем же акробатическим способом через пробитое в крыше окно. Это мы и сделали.

Что было на улицах, я не знаю. Знаю только, что цирк был так набит народом, что зрелище принимало подавляющий и пугающий характер. Естественно, конечно, что концерт начался позже, чем было назначено.

Под оглушительный шум рукоплесканий я вышел на эстраду – овация длилась несколько минут. Когда оказалось возможным говорить, я обратился к публике с несколькими словами. Я напомнил, что за этот вечер, который я устроил с особым удовольствием, отвечаю перед всеми я. Что бы на нем ни случилось, ответственность ляжет на меня, ибо по моей просьбе уважаемые мною и благородные люди разрешили его. Нет даже нарядов полиции. Ответственность за порядок лежит на вас, господа!

Громогласное «ура!» было ответом на мое обращение. И я начал концерт.

«Духовной жаждою томим», – запел я, и с этого момента, я думаю, все, а я в особенности, почувствовали какие-то новое дыхание жизни.

В течение концерта, в перерывах между одной песней и другой, во время «бисов», я много раз слышал возгласы то с той, то с другой стороны. Какие-то девицы кричали мне: «Варшавянку». Какие-то хриплые голоса настаивали: «Интернационал!». Но – говорю это совершенно искренне – этих революционных песен я в ту пору не знал и только недавно, но зато очень хорошо узнал, что такое «Интернационал». Но еще с юных лет, с озера Кабана в городе Казани, я знал, что существует рабочая песня «Дубинушка», что поется она в сопровождении хора и что только куплеты поет солист – не солист его величества, конечно... И на просьбы рабочей публики мне казалось самым подходящим спеть именно эту песню. И я сказал, что знаю «Дубинушку», могу ее спеть, если вы ее мне подтянете. Снова вавилонское «ypa!», и я запеваю:

Много песен слыхал на родной стороне,
Не про радость – про горе в них пели.
Но из песен всех тех в память врезалась мне
Эта песня рабочей артели...

– Эй, дубинушка, ухнем, – подхватили 5000 голосов, и я, как на пасхе у заутрени, отделился от земли. Я не знаю, что звучало в этой песне – революция или пламенный призыв к бодрости, прославление труда, человеческого счастья и свободы. Не знаю. Я в экстазе только пел, а что за этим следует – рай или ад, – я и не думал. Так из гнезда вылетает могучая, сильная белая птица и летит высоко за облака. Конечно, все дубины, которые подымаются «на господ и бояр», – я их в руке не держал ни в прямом, ни в переносном смысле. А конца гнета я желал, а свободу я любил и тогда, как люблю теперь.

Много лет прошло с тех пор, а этот вечер запомнил, на всю жизнь запомнил. Удался он на славу. Рабочие после концерта разошлись домой мирно, как ученики, попарно. А о «Дубинушке» стали, конечно, говорить различно. Главным образом меня немедленно зачислили в крайние революционеры.

От проданных билетов очистилось сверх всех расходов, кажется, 3000 рублей, и эти деньги через посредство поэта Лоло-Мунштейна, киевлянина, я отдал от моего имени рабочим.

Приятно после таких вечеров уехать на берег лазурного моря. И вот я сижу на берегу Аляссио в Италии. В купальном костюме жмурюсь на милое теплое солнышко. С испуганным лицом с итальянской газетой в руках подходит жена.

– Что же теперь делать? В России тебя разыскивают власти. Желают предать тебя суду за то, что даешь деньги на революцию.

Я подумал – шутит. Но нет. В газете действительно написано:

«Ищут Шаляпина».

Собирался я посидеть подольше на море, даже опоздать к сезону намеревался, а из-за заметки поехал раньше.

Приехал в Москву. Остановился в «Метрополе». Приходит ко мне взволнованный Мунштейн и рассказывает, что скрывается, так как его разыскивают по «делу» киевского концерта.

В подпольной революционной газете власти прочитали, что «от концерта X очистилось и поступило в кассу 3000 рублей». Чей же концерт может дать 3000 рублей? Сообразили: конечно, шаляпинский.

Подумал, как быть, и решил взять быка за рога. Немедленно я написал киевской полиции, что, дескать, деньги я действительно дал, но на что они пойдут, не знал и не интересовался знать.

Когда я даю деньги на хлеб, а их пропивают – не мое дело. Власти, по-видимому, это поняли. Никаких преследований против меня не подняли. Сняли преследование и против Лоло.

Благодаря этой истории «Дубинушка» стала привлекать всеобщее любопытство. На концертах и спектаклях мне часто после этого приходилось слышать настойчивые просьбы спеть «Дубинушку». И иногда по настроению я ее пел в столице и в провинции, каждый раз, однако, ставя условие, чтобы публика мне подтягивала.

Федор Шаляпин

«Маска и душа», 1932 г.