August 11th, 2012

Аватар ПОБЕДА

Анна Герман обещает, что барьер для русского языка поднимут до 20-30%



Первые поправки в закон, который предоставляет русскому языку региональный статус в ряде регионов Украины, будут предусматривать увеличение в два или три раза барьера, необходимого для придания языку статуса регионального.Об этом заявила в пятницу в интервью радиостанции "Эхо Москвы"советник украинского президента Анна Герман.
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Ктулху_Сталин

Аннексия Прибалтики.

Оригинал взят у cczy в Аннексия Прибалтики.
   Рассказывая про странный рижский праздник, обещал я написать про "оккупацию" Прибалтики.
   Так вот. 21 - 22 июля всё прогрессивное человечество празднует 72 годовщину образования Латвийской, Литовской и Эстонской ССР.


Collapse )

Аватар ПОБЕДА

Чем националистам "жид" милее, чем "малорос"?



Сегодня после пресс-конференции мне писатель Михаил Загребельный подарил одну из своих книг и рассказал, как на него набросилась писательская тусовка за книгу из серии о знаменитых выходцах с Украины "Эдуард Лимонов".

Дочка Дмытра Павлычко с возмущением заявила: "Как ты мог написать книгу про жида?"

А вот мне после этого пришла в голову мысль:

Если свидомиты и националисты так любят слово "жид", заявляя, что это исторически сложившееся на Украине название, которое следует поэтому  употреблять,  то почему у них такие пароксизмы вызывает не менееисторически сложившееся название "малорос", предпочитая новояз  того же времени начала употребления, что и "еврей" - "украинец"?
Ктулху_Сталин

И до США дотянулся кровавый Сталин!

Аватар ПОБЕДА

Языковые патриоты обещают мне участь моей погибшей кошки

Mark Raffer 11 августа 2012, 13:40:33 Local

Слушай сюда, гниль... Я прекрасно понимаю, что всё это отвращение к украинскому ты получила после анального насилия над тобой отцом и его друзьями, которые комментировали всё это на мовi... и это было не раз или два - десятки, а то и сотки совокуплений для психики подростка - это действительно сильнейший удар. Но то, чем ты сейчас занимаешься есть ни что иное, как преступление против ГОСУДАРСТВЕННОСТИ... и в нормальной стране ты бы уже давно парилась на нарах со своими прихлебателями, либо же какой то "Брейвик" встретил бы тебя возле подъезда... Но это в нормальной стране с нормальным управлением... И заметь - свобода слова тут вовсе не причем, так как она подразумевает прежде всего личную ответственность... Но кто лучше скажет о твоём же творчестве, как не ты сама? Далее цитирую: "Иногда у неё встречаются небезынтересные информационные посты, но чаще - в них сквозь патологическую ненависть сквозит эмоция обиженного ребенка, у которого забрали любимую игрушку. Да, случаются и такие выверты подсознания."

В общем - пока к власти не придут нормальные люди, желаю тебе участи твоей же кошки. Это будет правильно...
Да, проверка  IP показала: "Этот IP присутствует в черных списках". Эти шакалы трусят даже в энторнетах :)
Аватар ПОБЕДА

POLIZEI С ОРДЕРОМ

Оригинал взят у putnik1 в POLIZEI С ОРДЕРОМ


В центральном офисе ИА REGNUM в Москве идет допрос сотрудников и выемка документов. Старший следователь по особо важным делам ГУ МВД России по городу Москва Маргарян Армен Мельсович предъявил сотрудникам агентства запрос властей Латвии на допрос ряда сотрудников агентства по целому ряду вопросов. В настоящее время данный запрос латвийских властей исполняется российскими правоохранительными органами...

Поскольку оценка события уже дана дорогой kolobok1973, мне остается только присоединиться. Но, - если все именно так, - Саше Дюкову, возможно, есть смысл задуматься о перспективе работы в подполье...

Само преступление:
"Колеров и его коллега совершили поездку в Латвию в конце июня. В Риге они презентовали сборник статей основателя Regnum'a под названием

«Пульсация империй». Также посетили они Даугавпилс и Ливаны, где встретились с местными журналистами. В ходе выступлений Колеров резко критиковал политику нынешних латвийских властей, сравнивая возможный переход Латвии на евро с катастрофой и обвиняя руководство страны в потворстве лидеру националистической партии «Всё для Латвии!» Райвису Дзинтарсу. На самих встречах помимо функционеров опирающейся на русскоязычное меньшинство партии «Центр согласия», получившей на досрочных выборах в Сейм большинство, но не сумевшей сформировать правящую коалицию, присутствовали и инициаторы референдума о придании русскому языку статуса официального Александр Гапоненко и Илларион Гирс.

Аватар ПОБЕДА

Происхождение первых свидомых украинцев

Я обещала monsier_serge, что расскажу ему про украинских хлопоманов и свитколюбов, с которых и началось зарождение украиснкого свидомизма. Именно тогда возник так ненавидимый современными свидомитами термин "сознательный (свидомый) украинец" - речь шла о сознательном переходе в другую самоидентификацию. Поскольку думаю, что это будет небезынтересно и многим моим новым читателям, делаю репост материала   Украинофильский быт в Киеве XIX века

В 1862 г. один из авторов кулишевской «Основы», рассказывая о своей поездке по Украине, отмечал, что украинцы того времени вроде бы не очень любили Киев. «Не доезжая Киева, — писал он, — по сю сторону Днепра, я встречал много селян-украинцев, которые попасали своих лошадей и волов. По моему наблюдению, их нисколько не привлекал Киев, который так величественно раскинулся по горам, прославленным историческими преданиями и поэтическими сказаниями южнорусского народа. Они даже не смотрели на эту величественную картину; их взор блуждал где-то далеко, искал степей малонаселенных, искал лесу уединенного и, казалось, с удовольствием останавливался на безлюдной местности». Автор записок считал этот странный феномен закономерным, поскольку в Киеве была одна жизнь, а вокруг него совсем другая, и, казалось, никаких точек соприкосновения между ними не существовало: «Украинец знает, что жизнь в городах — не его жизнь, — там ему не место; там его на каждом шагу ограничивают, стесняют, там ему надо извратить, изломать себя, чтобы жить. Украинец любит степь, оттого что только там для него просторно и привольно; никто там не скажет: «Здесь тебе не место!» Может быть, он уже не раз бывал в Киеве; быть может, память его полна рассказов о его чудесах, редкостях; но он знает, что ему многого не дадут посмотреть, и, пожалуй, выпроводят из иного общественного места... Из-за чего же ему интересоваться?» (Нелеста Федор. После поездки на Волынь//Основа, 1862,).

Для украинца середины XIX века Киев был чужим, почти заграничным городом, где жили непонятные ему люди. После продолжительной европеизации и русификации он превратился в типичный губернский центр, маленький уголок России на краю украинских степей. Сам лидер украинской оппозиции П. Кулиш, конечно, мечтал вернуться в город своей юности, купить «домик с садом» в самом живописном месте, — например, около Лавры (206, 87), но долго колебался и в конце концов купил хутор подальше от этого опасного для украинской души города. «А что касается Киева, то извини, — писал он И. Хильчевскому в 1867 г., — едва ли есть на свете город хуже! Вот хоть бы ваши газеты, да Бог с ними! Про такую гадость и вспоминать не стоит» (Кулиш, письмо к Хильческому).

Генератором общественной жизни города второй половины XIX века стала полулегальная организации молодых киевских интеллектуалов —  киевская Громада (1859, а в других источниках — 1861 г.). Без её участия не обходилось ни одно крупное начинание и в сфере науки, и в книгопечатании, в организации музеев, разных обществ и товариществ, конференций и съездов. Громадовцы активно писали для первой неофициальной городской газеты «Киевский телеграф» (1859—1876), способствовали успешной деятельности «Юго-Западного отдела Русского географического общества» (1873— 1876) и, наконец, основали первый местный украинский журнал — «Киевскую старину» (1882—1906), который являлся неофициальным органом их организации.

Но энергия и энтузиазм самой Громады не могли заполнить того вакуума в сфере культурной жизни Киева. Между «европеизированным» Киевом и патриархальным, хуторянским украинством того времени возникло нечто похожее на противостояние, антагонизм, и преодолеть эту тенденцию было совсем не просто. Особенно на уровне обыденной жизни, быта, межличностных отношений. Денационализированные киевляне тех лет гордились своими «европеизированными» обычаями, а ярые «украинофилы», чтобы как-то выделиться на этом фоне, выдавали себя за «простых селюков». В городе их называли «галушниками». Как говорил Н. Садовский, эти галушники-патриоты «сидели целый век на печи и мерили весь национализм, свой и чужой, только горилкой, галушками и варениками, и кто больше выпьет горилки и съест галушек и вареников, тот был, на их взгляд, украинцем».

Collapse )Садовський, Мої театральні згадки, 1955 стр., 29). На шумных и людных улицах галушники обычно не жили и селились где-нибудь на отшибе, «с краю», в живописном местечке с садиком и лужком. Во всем придерживались «селянских обычаев» и вечно ворчали на горожан, что у них «все не так, как надо».

Этот «шароварный», или, как тогда говорили, «этнографический» тип украинца можно было встретить даже в среде громадовцев. Здесь он воплотился в колоритной фигуре Василя Курлюка, отчего и само это явление среди интеллигенции именовалось «курлюковщиной». «Василь Ильич Курлюк, — писал Г. Житецкий, — был искренне убежденным украинцем, как говорят теперь, «этнографического типа или убеждения», который в своем понимании дела ограничивается лишь внешней его, презентативной, стороной. Этот Курлюк, про которого говорили, что он никогда не умывался, не знал гребешка, и ходил всегда «в народной манере», грязный, — любил к тому же волочиться за барышнями» (Житецький Гнат, Київьска Громада за 60-х років, 1928, стр., 25). Десятки таких курлюков гуляли в те дни по Крещатику и в Царском саду, сея среди киевлян представление об украинофилах как о неисправимых чудаках или неряшливых «селюках», с которыми «нормальному» городскому человеку трудно найти общий язык. Даже либеральный и вполне благосклонный к украинофильству «Киевский телеграф» вынужден был подать на своих страницах фейлетон на «хлопоманов», терпеливо объясняя им, что патриотическая бравада вовсе не способствует популярности украинских обычаев в городе и даже компрометирует их в глазах горожан. А. Рудковский писал в 1864 г. по этому поводу так:

«Говорят, Париж, а Париж — столица мод. Да ну вас, господа, с Парижем! Что он против нашего? Да более ничего, как муха. Вспомните лишь нашу украинскую соломенную шляпу, которая не раз красовалась на Подоле, на Крещатике и по другим улицам, а потом про шаровары, сапоги, дубинки и проч. /.../ Да и мало ли преимуществ имеет наша мода перед парижской. Возьмите для примера нашего свиткомана — так прелесть что такое. А дубинкомана — еще лучше; так и кажется, что это рыцарь темных ночей. А про самогономана и говорить нечего /.../ Никто не смеет не согласиться, чтобы оказывать предпочтение своему перед иностранным. Но только всякое платье, которое надеваете вы на себя, должно бы сохранять благообразный вид, а не носить его в таком виде в городе, в каком носят его крестьяне в деревне. Положение крестьянина нельзя сравнивать, с положением свиткомана, потому что первый возится с черной работой, а второй наоборот. Да и крестьяне, приезжающие в праздничные дни в город, всегда заботятся о чистоте и опрятности своего национального костюма. Между тем сделайте наблюдение над свиткоманом, в каком иногда виде он является в общество? / / Некоторые из них нарочно смазывали сапоги дегтем и являлись в общество, так сказать, душить дам, уверяя, что «се треба, бо так робили наші діди й прадіди» /.../ Все сочувствуют тому, что родина мила сердцу, но она мила лишь по своим хорошим видам, мыслям, по землякам, по воспоминаниям, по песням, по нраву и по быту, но ничуть по дубинам, свиткам, дегтю, тыкве, сапогам, махорке и сильно выразительным глаголам» (Рутковский, Наши моды и их последователи).

Вживание украинства в новую урбанистическую среду было процессом довольно сложным (за внешней «европеизацией» Киева стояла его упорная русификация) и противоречивым (поскольку идеология хуторянства уже отжила свой век и плохо усваивала новые идеи). Второе поколение городских украинофилов вырастало в атмосфере противостояния и отчуждения. Официальные власти нередко прибегали к политике компрометации украинофильских кругов в глазах горожан. (Так, например, в середине 1870-х г. киевский полицмейстер Гюббенет велел проституткам появляться на улицах только в украинских национальных костюмах). Старания официальной пропаганды приносили свои плоды, и попытки украинцев возродить свои национальные бытовые традиции многими верноподданнически настроенными киевлянами часто воспринимались настороженно, если не враждебно. «Мое поколение, — писала дочка М. П. Старицкого Людмила Старицкая-Черняковская, вспоминая 1880-е гг., — особое поколение: мы были первыми украинскими детьми /в Киеве/. Не теми детьми, которые вырастают в селе, в родной атмосфере стихийными украинцами, — мы были детьми городскими, которых родители впервые с  пеленок воспитывали сознательными украинцами среди враждебного окружения. Таких украинских семей было немного; все другие дети, с которыми нам приходилось постоянно встречаться, были русифицированными барчуками. В то время среди русской квазиинтеллигенции Киева /.../ утвердилось недоброжелательное отношение ко всему украинскому, и особенно к самим «украинофилам»; В лучшем случае к ним относились иронично, как к «блаженненьким» или чудакам /.../ Мы говорили по-украински, и родители всюду обращались к нам по-украински; часто нас одевали в украинскую одежду. И, конечно, и тем и другим мы обращали на себя общее внимание, а вместе с тем и — шутки, глумление, насмешки, презрение. О, как много пришлось испытать нашим маленьким сердцам горьких обид, незабываемых... Помню, как с сестрою гуляли мы в Ботаническому саду, конечно, в украинской одежде и говорили между собой по-украински. Над нами стали смеяться, вышла гадкая сцена: дети, а заодно и такие же разумные бонны и няньки начали издеваться над нами, над нашей одеждой, над нашим «мужицким» языком. Сестра вернулась домой, заливаясь слезами /.../ Моих слез не видел никто: яростное, волчье сердце было у меня; но, помню, как ночью, когда все вокруг спали, вспоминала я, бывало, происшествия дня и думала, думала... И такая страшная, такая хищная ненависть ко всем угнетателям родного слова и люда поднималась в сердце, что страшно теперь и вспоминать...» (Старицька-Черняхівська, 25 років українському театру, 47).

- - - - - - - - - - - - - - - - -

Из воспоминаний дочери украинского помещика и мецената, основателя ТУП Е.Чикаленко:

 «Тут варто згадати про батькове відношення до Москви. Помимо приказки: «Тату, лізе чорт у хату! — Дарма, аби не Москва!», яку батько часто наводив як приклад народної мудрості, ще задовго до війни 1914 року,  батько висловив такі приблизно думки: «Німці чехів вивели в люди. Поляки самі вважають познанців за найкультурніших та національно свідомих /.../ Порівняти литовців та латишів під німецьким культурним впливом і тих самих литовців під російським та польським; а ще яскравий приклад — фінські народи: мордва, череміси, зиряни і т. д. під російським пануванням стоять на первісному ступні

розвитку» /.../ Під час війни батько, як і більшість київських українців, нетерпляче чекали німців-австрійців, щоб ті «зайняли Україну принаймні по Дніпро».

—       Нам не страшно, — казав батько, -— щоб німці нас онемеччили, а за економічне визискування вони дадуть нам свою культуру /.../

Під час перебування німецького війська в Києві 1918 року до мене зайшов знайомий і земляк мого чоловіка, офіцер у тій армії. Я представила його батькові і помагала в їхній розмові. Коли той, наслухавшися десь у російських колах, почав щось про «братерство» москалів і українців, батько з серцем устав і сказав уже по-українськи, не пробуючи боротися з труднощами німецької мови:

—       Краще я буду німецьким наймитом, ніж братом москалів! Переклади йому це.

—       Knecht! Knecht! — настоював він, коли я шукала за м'якшим виразом — Sie haben aus den Polen Europaer gemacht! *— тикав він пальцем на здивованому таким вибухом німця.

* Вы сделали из поляка европейца!

По "Киевской старине в лицах. XIX век. 2005 г.

Аватар ПОБЕДА

ПАПИНА КЫЦЯ

Оригинал взят у putnik1 в ПАПИНА КЫЦЯ


Академия Бонифация, один из самых авторитетных учреждений при Святом Престоле, удостоила экс-премьера Украины Юлию Тимошенко, которая находится в тюрьме, Международной премии Бонифация VIII...

На вечнозеленую тему "Награда нашла героя" много смешного здесь.
А конкретно по сюжету подумалось, что т.н "именные награды" потому "именные", что награжденный хоть в какой-то степени повторил чей-то подвиг. Скажем, кавалер Андрея Первозванного особо угоден Самому, кавалер Александра Невского выиграл не очень большой, но важный бой, кавалер Суворова успешно провел сражение побольше, кавалер Ушакова отличился в морских баталиях, а кавалер Богдана Хмельницкого - в боях за освобождение Украины. Вот, согласитесь, любопытно, - в связи с награждением, - знать, чем и как прославил себя Бонифаций, восьмой наследник Святого Петра этого имени...

Collapse )

ВАРЯГ-2007

«Другая интеллигенция» тоже хочет быть услышанной гарантом


10 августа в киевском представительстве РИА «Новости» состоялась пресс-конференция, посвященная обращению интеллигенции к президенту Украины в поддержку подписанного им Закона о языковой политике.

Вообще-то обращение это появилось накануне подписания Виктором Януковичем закона – сразу после сообщений о его встрече с «представителями научной и творческой интеллигенции» в Крыму (тогда еще не ясно было, подпишет ли президент закон в нынешнем его виде). Уже в первые сутки обращение представителей интеллигенции, не участвующей в крымской встрече поддержали писатели Олесь Бузина, Станислав Минаков, Василий Омельченко, Глеб Бобров и Михаил Загребельный, историки Владимир Корнилов, Александр Каревин и Ростислав Ищенко, композитор Владимир Быстряков, поэт Ян Таксюр, публицисты Василий Анисимов, Мирослава Бердник, Владимир Скачко, Юрий Лукашин, Сергей Степанов, Дмитрий Губин, Дмитрий Коротков, Елена Вавилова, Игорь Круглов, Тихон Гончаров, Сергей Моисеев, Денис Денисов, ученые Владимир Гримальский (титулярный профессор-исследователь, Мексика), Андрей Грязов (кандидат мед. наук, писатель, поэт, соучредитель Международной премии им. Тарковских), Михаил Кунявский (к. филос. н., ведущий научный сотрудник социологического информационно-исследовательского центра), Виктор Пироженко (к. филос. н.), Василий Бойко (к. техн. н.), сценарист, режиссер Юрий Бликов, президент Союза уральских народов Украины Надежда Ефимищ.

На пресс-конференции же речь шла уже не столько о крымской встрече, сколько о принципах формирования рабочей группы по усовершенствованию закона о языках, которую президент поручил премьер-министру создать до 13 августа.

– Люди, приглашаемые в подобные группы, это все те же лица, которые, как правило, встречаются с президентом, – констатировал Ростислав ИЩЕНКО. – Это делается для того, чтобы убедить Виктора Федоровича в следующем: для того чтобы быть президентом всей Украины, надо отказаться от своих предвыборных обещаний и проводить не ту политику, ради которой его избрали, а ту которую поддерживает меньшинство избирателей. Мол, «большинство-то сказало уже свое слово на выборах, надо побороться теперь за остальных».

– Именно поэтому, – соглашается Владимир КОРНИЛОВ, – В Крым пригласили, к примеру, ректоров из Львова но «запамятовали» о мощнейших ВУЗах востока Украины. Если уж так накладно было отправить самолет в Харьков, Донецк, то, в конце концов, в Крыму же встреча проходила – там и затраты большие не требуются чтобы ректоров и ведущих профессоров из Симферополя, скажем, на автобусе подвезти. Они-то и сами приехали бы ради встречи с президентом! Почему, когда Анна Герман организовывает подобные пулы, оказывается, что вся интеллигенция выступает за моноязычие в этом государстве? Так же не бывает! Понятно, почему не только у президента, но и у массмедиа, у зарубежных наблюдателей складывается впечатление, что украинская интеллигенция – это некий монолит, которого все, что происходит в обществе, вообще не касается – Там единственно правильное мнение выработано. Такие подходы к формированию пулов не приемлемы. И дело не в конкретных лицах, а в том, что президенту, получается, навязывают заведомо ложное представление об общественном мнении отдельных групп населения, социальных слоев. Поэтому, Администрации президента, конечно же, стоит подумать над тем, как составлять подобные пулы, чтобы не искажать картину перед президентом. Раз уж провели такую встречу, вполне логично организовать встречу из представителей слоев населения, которые выступают за двуязычие и поддерживают предвыборную программу самого Виктора Януковича, а не только закон конкретный, который, оказывается, требует усовершенствования. Мы не знаем, как будет выглядеть рабочая группа, мы только слышали, что будет включена вся та публика «от Драча» плюс бедные Колесниченко и Кивалов, которые вдвоем будут со всеми этими «представителями» общаться. До понедельника Кабмин обязан сформировать группу. Думаю, стоит срочно включить в нее на паритетных началах представителей той части интеллигенции, которая не поддерживают моноязычный, моноэтничный взгляд на построение Украины. Есть еще возможность сбалансировать состав этой группы.

– Даже Тарас Шевченко не имел бы шансов попасть в эту группу, – уверен Олесь БУЗИНА, – Потому что свою прозу писал на русском языке. Но если даже оставить в стороне принцип подбора именно по языковому принципу – скажите, давно ли вы читали произведения Мовчана? Что вы помните из Драча кроме «Дихаю Леніним», которое мы учили в советской школе? Какими выдающимися шедеврами украсила наши города архитектор Лариса Скорик? Неужели директор института (о котором шутят «У нас есть институт философии, но у нас нет философов») Мирослав Попович является новым Сковородой, которому есть что сказать Виктору Федоровичу? Меня возмущает то, что за русскоязычные произведения не присуждают Шевченковскую премию. То есть сам Шевченко за свою прозу ее не получил бы. Зато ее получают такие люди, как жена Мовчана Любовь Голота. Кто читал прозу Любови Голоты, скажите на милость? Всему этому нет другого объяснения, кроме того, что в нашей стране имеется лобби, живущее за наш счет. За наш счет летающие чартерными рейсами в Крым.

Посмотрите, как тот же Путин устраивает встречи с интеллигенцией. Он не боится пригласить ярых оппозиционеров — Венедиктова, Быкова, Акунина, Шевчука. Путин не боится ответить на открытое письмо Макаревича. Не нужно искусственно ограничивать президента в общении с интеллигенцией – не с узкой группой, находящейся в тесной связи с истеблишментом, а с теми, кто действительно удовлетворяет потребности народа Украины. Я говорю не только о тех, кто подписал данное обращение, но и о таких людях, как Андрухович, Жадан и других, действительно популярных».

– Не уверен, что даже с перечисленными Олесем можно найти общий язык, – считает Владимир БЫСТРЯКОВ. – Мы все время призываем к равноправию, а они к чему? Они хотят быть хозяевами положения на Украине. Это чувствуешь, когда слушаешь того же Бенюка – представителя партии карманных фашистов. Они хотят руководить всем, вплоть до нашего мышления. При всех президентах у нас ведали идеологией люди именно такого склада. Власть отдает им на откуп «нерентабельную сферу». Но если «сверху» скажут двуязычию «да», хоть и пошумят, но пошумят, но быстро успокоятся, потому что здесь, под Украинским домом собралось 300 человек, а в Одессе 100 000 подписались за русский язык.

– Я родилась в украиноязычной семье, имевшей отношение к диссидентскому движению, поэтому с полной ответственностью могу утверждать, что вопрос статуса русского языка, это не вопрос филологии или политики, а вопрос фундаментальных прав человека, – заявила Мирослава БЕРДНИК. – Сегодня это права половины населения Украины. Причем половины, собственно и создающей национальный продукт, на котором паразитируют те, кто присвоил себе право называться интеллигенцией Украины – кто якобы должен «этот народ» куда-то вести. Всеобщая декларация прав человека, на которую так любили ссылаться националисты, когда плакали о печальной доле украинского языка и культуры в советское время, провозглашает, что каждый человек должен обладать всеми правами и свободами вне зависимости от национальности и языка. Очень печально, что многие защитники прав человека, забыли, что они должны защищать именно человека.

Collapse )

Сбор голосов интеллигенции в поддержку обращения продолжается по электронным адресам клуба «Альтернатива» roskin@ukr.net и alternatio@inbox.ru