June 23rd, 2009

Аватар ПОБЕДА

Большинство жителей Украины негативно оценивают распад СССР


Почти каждый третий украинец (29%) негативно оценивает факт признания Верховной Радой Голодомора 1932-33 гг. актом геноцида украинского народа. Однако сторонников такого решения больше – 39%.

Об этом свидетельствуют результатам социологического опроса, проводившегося с 25 апреля по 5 мая компанией Research & Brading Group.

«В целом позитивно оценивают признание Верховной Радой Украины голодомора 1932-33 гг. на Украине актом геноцида украинского народа – 39%, нейтрально – 18%, затруднились ответить – 13%»,– сообщил результаты опроса руководитель Research & Brading Group Евгений Копатько.

По его словам, к «оранжевой революции» 2004 г. негативно относятся 52% украинцев, позитивно лишь 22%, нейтрально – 18%.

Негативно также, практически, треть граждан республики, воспринимает и референдум о независимости Украины, проведенный 1 декабря 1991 года – 29%. Позитивно это событие оценивают 39% респондентов.

Как передает корреспондент «Нового Региона», события конца 80-х годов 20 века в оценке опрошенных имеют более однозначное восприятие.

По данным соцопроса, перестройку в СССР негативно оценивают 38% опрошенных, распад СССР – 54%. Позитивно оба этих события оценивают лишь 24 и 23% респондентов.

В тоже время послевоенная история СССР, связанная с оборонительной и наступательной доктриной и наращиванием ядерного потенциала в целом имеет позитивное восприятие в умах украинцев.

Так, создание в СССР ракетно-ядерного оружия в 50-тые годы 20 века позитивно воспринимают 42% украинцев, негативно – 18%, заключение Варшавского договора – 40% позитивно и 11% – негативно. При этом, политические репрессии 30-х годов прошлого века осуждают 77% опрошенных, позитивно воспринимают – лишь 5%.

Согласно результатам опроса, 66% украинцев в целом интересуются историей своей страны, 47% – историей других стран бывшего СССР, а знают историю СССР – 56% респондентов.

Опрос проводился с 25 апреля по 5 мая методом личного интервью в 24-х областях Украины и Крыму. Всего было опрошено 2 077 человек.
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Аватар ПОБЕДА

Ответ Сталина на Фултонскую речь Черчилля

ОТВЕТ КОРРЕСПОНДЕНТУ "ПРАВДЫ"

На днях один из корреспондентов "Правды" обратился к товарищу Сталину с просьбой разъяснить ряд вопросов, связанных с речью господина Черчилля. Товарищ Сталин дал соответствующие разъяснения, которые приводятся ниже в виде ответов на вопросы корреспондента.

Вопрос. Как Вы расцениваете последнюю речь господина Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки?

Ответ. Я расцениваю ее как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество.

Вопрос. Можно ли считать, что речь господина Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности?

Ответ. Безусловно, да. По сути дела господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок, - у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки.


Collapse )
Аватар ПОБЕДА

Борьба с ОУН в предвоенные годы - 1

Борьба советских органов государственной безопасности с организацией украинских националистов.
Начало.
1939 – 1941 гг.


Авторы </a></b></a>nazar_rus, </a></b></a>novoross_73

«День назывался «первым сентября».
Детишки шли, поскольку – осень, в школу.
А немцы открывали полосатый
шлагбаум поляков...»


1 сентября 1939 г. немецкие войска перешли границу Польши и в течение двух недель разгромили польские войска, оккупировав большую часть территории государства.

17 сентября 1939 года Председатель Совета Народных комиссаров СССР В.М. Молотов выступил по радио со специальным обращением в связи с разгромом польской армии и оккупацией Германией польского государства. В нем он в частности заявил:

«…От Советского правительства нельзя также требовать безразличного отношения к судьбе единокровных украинцев и белорусов, проживающих в Польше и раньше находившихся на положении бесправных наций, а теперь и вовсе брошенных на волю случая. Советское правительство считает своей священной обязанностью подать руку помощи своим братьям – украинцам и братьям – белорусам, населяющим Польшу.

В виду всего этого правительство СССР вручило сегодня утром ноту польскому послу в Москве, в которой заявило, что Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии…»


Можно по разному оценивать действия правительства СССР, однако, одно из последствий этих действий имело колоссальный эффект для Украины.
Дело в том, что в наследство от развалившейся под ударами Вермахта Польской Республики, СССР среди множества хозяйственных и социальных проблем досталась мощная, хорошо организованная и законспирированная политическая сила, имеющая большой опыт конспиративной и боевой работы, к тому же тесно сотрудничающая с германскими спецслужбами – Организация Украинских Националистов (ОУН).

Именно противостояние ОУН и советских органов госбезопасности будет определять социальную и политическую обстановку на Западной Украине в предвоенные годы, а в послевоенные перейдет в кровавую фазу, унесшую сотни тысяч жизней граждан УССР.

Сегодня поборники украинской нации утверждают, что ОУН боролась за свободу и независимость Украины, а вся кровь – это либо «очищение», либо «эксцессы», находящиеся исключительно на совести работников госбезопасности УССР.
Эта концепция сейчас превалирует на Украине и пользуется мощной поддержкой государственных органов, а в общественное сознание через СМИ вбрасывается огромное количество разнообразных мифов об ОУН. С другой стороны, приходится констатировать, что некоторые рьяные поборники защиты чести и достоинства Украинской ССР, не владея в достаточной мере информацией, не зная досконально, что на самом деле происходило в то время на вновь присоединённых западных территориях, также вносят свой вклад в эту политику мифотворчества. С противоположным знаком, но суть дела это не меняет. Тем более, что подобное невежество лишь дает повод апологетам ОУН расписывать ошибки своих оппонентов и утверждать на их основе собственную правоту.

И дело ведь не только и не столько в нас самих, сколько в наших детях, которые сейчас являются основной мишенью националистического дурмана. И в то же время они – наше будущее, а потому должны знать, что происходило на самом деле. Без вранья и прикрас. Слишком долго замалчивалась правда. Слишком долго нас и их держали в неведении, якобы из благих побуждений. Но мы хорошо знаем, куда ведет дорога, вымощенная такими побуждениями.

Итак, как же все начиналось? Какова история первого открытого столкновения СССР с украинскими националистами? Что действительно происходило в два последних предвоенных года на Западной Украине, и какова роль каждой из сторон в трагедии, разыгравшейся в течение десятилетий на многострадальной украинской земле?

***


История противостояния украинских националистов и советских органов госбезопасности началась ещё до 17 сентября 1939 г., т.е. до момента перехода частей Красной Армии границы уже де-факто несуществующего к тому времени Польского государства. Понятное дело, что органы госбезопасности внимательно следили за разворачивающимся противостоянием между польской армией и Вермахтом. И выводы делали. Неутешительные, как для СССР, так и для Польши. В связи с этим встал вопрос о вариантах действий на случай поражения польской армии.

Уже 8 сентября 1939 года наркомом внутренних дел СССР Л.П. Берия был подписан приказ № 001064 «Об оперативных мероприятиях в связи с проводимыми учебными сборами». Согласно этого приказа наркому внутренних дел УССР И.А. Серову предписывалось выделить 50 человек оперативных работников НКВД Украины и 150 человек оперативно-политических работников погранвойск, перебросив их в г. Киев к 22-м часам 9-го сентября.

Также в Киев в распоряжение И.А.Серова перебрасывались 30 человек оперативных работников УНКВД и 30 человек оперативно-политических работников погранвойск из Ленинградской области и 10 человек из аппарата НКВД СССР. На их основе в Киевском Особом военном округе организовывались 5 оперативно-чекистских групп, которые распределялись по армейским группам, создаваемым на случай введения войск на территорию Западной Украины. Из Киевского пограничного округа выделялся батальон погранвойск в обеспечение работы этих групп. Наконец, специально на Украину был командирован замнаркома внутренних дел СССР В.Н. Меркулов. На следующий день Серов отчитался о выделении работников и комплектации оперативных групп. Важно подчеркнуть, что впоследствии, на основании личного состава этих оперативных групп будут сформированы территориальные управлений НКВД во вновь присоединённых областях Западной Украины.

На 12 сентября 1939 г. были сформированы и укомплектованы четыре такие группы, одна из которых оставалась в резерве. По условиям учебных сборов территория их проведения разбивалась на группы населенных пунктов, поэтому каждая из оперативно-чекистских групп разбивалась на подгруппы в количестве 7-12 оперативных работников, по выделенным группам населенных пунктов. Пока еще вся работа планировалась в рамках объявленных военных сборов. Шла отработка взаимодействия войсковых соединений и оперативных подразделений органов внутренних дел.

Момент истины наступил 15 сентября 1939 г., когда на имя В.Н. Меркулова и И.А. Серова пришла директива наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия относительно деятельности руководителей оперативных групп НКВД на вновь занимаемых советскими войсками территориях. Причем директива размножению не подлежала, даже руководство КП(б)Украины и высшее военное командование предписывалось с ней только ознакомить.

Текст директивы настолько красноречив, что необходимо привести обширные выдержки из нее:

«…Опергруппы НКВД должны провести следующие мероприятия.
1. Немедленно занять все учреждения связи: телеграф, телефон, радиостанции и радиоузлы, почты, поставив во главе органов связи надежных людей.
2. Немедленно занять помещения государственных и частных помещений банков, казначейств и всех хранилищ государственных и общественных ценностей и взять на учет все ценности, обеспечив их хранение.
3. Оказать всяческое содействие Политотделам армии и прикомандированным к ним работникам в немедленном занятии типографий, редакции газет, складов бумаги и в налаживании изданий газет.
4. Немедленно занять все государственные архивы, в первую очередь архив жандармерии и филиалов 2 Отдела Генштаба (экспозитуры, пляцувок — органов разведки).
5. В целях предотвращения заговорщической предательской работы — арестуйте и объявите заложниками крупнейших представителей из помещиков, князей, дворян и капиталистов.
6. Арестуйте наиболее реакционных представителей правительственных администраций (руководителей местных полиций, жандармерии, пограничной охраны и филиалов 2 Отдела Генштаба (воевод и их ближайших помощников, руководителей к/р партий — ППС — польской партии социалистов строжництво народове, национальной партии) бывших национал-демократической партии (стронництво праци христианской), демократической партии О.Н.Р.
Повторяю, О.Н.Г. — национально-радикальный лагерь (организации польской националистической молодежи), УНДО — Украинского националистического демократического объединения, О.У.Н. — организация украинских националистов, У.С.Р.П. — украинская социалистическая радикальная партия, Ф.Н.Е. — фронт национального единства, БНСО — Белорусская национальная социалистическая организация, Б.В.О. — Белорусского национального объединения (до 1934 г. именовалась Белорусской христианской демократией), Б.Р.П. (Белогвардейская эмигрантская монархическая организация), РОВС — Российский общевоинский союз (белогвардейская эмигрантская монархическая организация).
Аресты духовных лиц пока не производить, особенно католиков.
7. Занять тюрьмы, проверять весь состав заключенных. Всех арестованных за революционную и проч. антиправительственную работу освободить, использовав эти мероприятия для вербовки агентуры и проведения политработы среди населения. Организовать новую тюремную администрацию из надежных людей, во главе с одним из работников НКВД, обеспечив строгий режим содержания арестованных.
8. Одновременно с проводимыми операциями, разверните следствие заключенных с задачей вскрытия подпольных к/р организаций, групп и лиц, ставящих целью проведения диверсии, террора, повстанчества и к/р саботажа. Лиц, изобличенных следствием в организации политических эксцессов и открытых к/р выступлениях, арестовывать немедленно.
9. Приступите к созданию агентурно-осведомительной сети с расчетом охватить в первую очередь государственный аппарат, к/р буржуазные помещичьи круги и политические партии.
Особое внимание уделить быстрой организации осведомительной сети в редакциях газет, в культурно-просветительных учреждениях, продскладах, в штабах, рабочих гвардиях и крестьянских комитетах.
10. Принять меры к выявлению и аресту агентов-провокаторов жандармерии, политической полиции и филиалов 2 Отдела Генштаба, использовав для этого также изъятый архив.
11. Обеспечить четкую организацию охраны общественного порядка. Организовать надежную охрану электрических станций, водопроводов, продовольственных складов, элеваторов и хранилищ, и горючего. Организовать борьбу с грабежами, бандитизмом, спекуляцией. Организовать работу по противопожарной охране, назначив нач. пожарных команд надежных людей.
Провести регистрацию и изъятие у всего гражданского населения огнестрельного оружия (нарезного), взрыввеществ и радиопередатчиков.
12. Опергруппам НКВД необходимо занять помещения, соответствующие требованиям работы НКВД. Для содержания подследственных арестованных организуйте внутренние тюрьмы, обеспечив их охрану и обслуживание.
13. В целях обеспечения безопасности и бесперебойности работы ж.д. транспорта, работникам дорожно-транспортных групп НКВД на каждой крупной станции организовать агентурно-оперативную работу по борьбе с диверсией, шпионажем и к/р саботажем, проводя эту работу под руководством начальников опергрупп НКВД. Совместно с комендантом и комиссаром станции организуйте охрану станции, депо, ремонтных заводов, станционных складов, водокачек, желдормостов, путей и связи…»


В данном случае, анализируя предписанные задачи чекистским группам, мы видим вполне рядовую, рутинную работу органов госбезопасности по обеспечению нормального функционирования всех стратегически важных промышленных и гражданских объектов на освобождаемой территории. Любые спецслужбы любых стран в подобных ситуациях выполняют такую же работу.

Кстати, чтобы не возникало вопросов о грабежах:

«…16. Конфискации фуража и продовольствии у населения избегайте. Необходимый фураж и продовольствие покупайте у населения за наличные в советских рублях, объявив населению, что стоимость (курс рубля) равняется стоимости (курсу злотого)…»

Попутно обратим внимание, как был решен валютный вопрос – и близко непохоже на ограбление победителями побежденных.

Таким образом, оперативно-ческистские группы брали на себя функции временных органов госбезопасности во вновь присоединенных областях Украины с выполнением всех, присущих этим органам функций. Временный центр управление группами организовывался в г. Тернополе с последующим переводом его в г. Львов.

Что же получилось на практике?

На практике непосредственная организация оперативно-чекистской работы натолкнулась на множество проблем уже в первые дни. В частности, в спецдонесении на имя Л.П. Берия, В.Н. Мекркулов на второй день операции докладывал о «бардаке» при передислокации войск, организации комендатур и обеспечении комендатур войсками, катастрофической нехватке оперативных работников . Оперативно-чекистским группам на местах приходилось, помимо работы, указанной в директиве, брать на себя другие функции, в частности работу с военнопленными и т.д. О нормальной оперативной работе в таких условиях речи и быть не могло. Все выполнялось в авральном режиме военного времени.

Тем не менее, эту работу чекистам всё же удалось наладить, и она стала приносить первые результаты.

В частности, только опергруппой в районе гг. Чертков, Городенко, Коломыя, Печенежин, Косов, Снятын и Станиславов на 27.09.1939 было арестовано 923 человека, в основном бывших полицейских и офицеров польской армии, однако среди арестованных также оказались и активные члены ОУН, по Львову на эту же дату закончено 10 следственных дел на украинских националистов , активно разворачивалась и агентурная работа.

В противовес утверждению, что на освобожденных территориях шли повальные аресты, приведём выдержку из спецдонесения В.Н. Меркулова на имя Берия от 28 сентября 1939 г. о работе оперативно-чекистских групп на Западной Украине: «…Арестовываем исключительно по материалам следствия и агентуры. Работа дает удовлетворительные результаты…» В частности, по Львову, на 28 сентября 1939 г.было арестовано лишь 124 человека, а по 10 законченным делам расстреляли только двоих.

В другом спецдонесении В.Н. Меркулова и И.А. Серова на имя начальника секретариата НКВД С.С. Мамулова от 3.10.1939 указывается, что «…общее количество арестованных оперативно-чекистскими группами по областям Западной Украины, по данным на 1-е октября включительно, составляет 3914 человек, в том числе бывших жандармов, полицейских, официальных и секретных агентов полиции и разведки – 2539 человек; помещиков, крупной буржуазии, бывших людей – 293 человека; офицеров польской армии и осадников – 381 человек; руководителей контрреволюционных партий УНДО, ОУН и других – 144 человека; петлюровцев, участников бандгруппировок – 74 человека; прочих – 483 человека…».

Таким образом, даже в первые дни в таких условиях органы госбезопасности никаких карательно-репрессивных мер не принимали, а в своей работе руководствовались исключительно распоряжениями, в которых при всём желании сложно увидеть патологическую «жажду крови». Была развёрнута планомерная работа по очистке новых территорий от нежелательных и социально опасных для новой влсти элементов, прежде всего бывших полицейских, агентов, осведомителей, провокаторов и т.д. Причем проводилась она исключительно на основании оперативных и следственных действий. Репрессии же применялись только после расследования и на основания решения судебных органов. В данном случае эти функции, учитывая военное время, выполняли военные трибуналы.
Следует отметить, что сводки о работе оперативно-чекистских групп отправлялись ежедневно, и их работа по архивным документам прослеживается достаточно четко.

Кстати, никаких народных выступлений против «советских оккупантов» по спецдонесениям оперативно-чекистских групп не наблюдается, более того:«…Население выражает удивление технике, которой располагает Красная Армия. Многие говорят: «Нам внушали, что СССР самая бедная страна, ничего не имеющая, мы теперь видим, как нас обманывали…».

Что касается ОУН и её предшественницы УВО (Украинской Войсковой Организации), то они, хотя и упоминаются в спецдонесениях НКВД, но в начальный период отдельного отражения в оперативных документах ещё не находят. О них говорится лишь в контексте директивы от 15.09.1939г. В ней, напомним, акцентировалось внимание на планомерную оперативную работу органов госбезопасности в оуновской среде и арестах её отдельных руководящих кадров и активистов.

Однако в таком авральном режиме военного времени постоянная работа продолжаться не могла. На территории Западной Украины под руководством оперативно-чекистских групп начинают организовываться органы милиции. Как указывалось в спецдонесении В.Н. Меркулов и И.А. Серов от 9.10.1939, для этого «…нами вызвано из Управления милиции УССР 245 человек, которых распределили по пунктам: Львов – 80 чел., Луцк – 60 человек, Тарнополь – 60 человек, Станиславов – 55 человек…», организуются «дружины рабочей гвардии» и налаживается работа милицейского аппарата – уголовного розыска, паспортных отделов и т.д. Интересно, что в спецдонесениях упоминаются формирования «украинской милиции», подразделения которой организовывались на освобожденных территориях. Характерно, что вначале этот процесс осуществлялся не стихийно, а под руководством функционеров местных националистических партий. Впоследствии оперативно-чекистскими группами эти подразделения были разоружены, однако каких-либо столкновений между ними в документах не отмечено не было.

Тем не менее, с октября 1939 года в оперативных материалах НКВД начинают появляться данные о попытках подпольных структур ОУН организовать мятежи в отдельных районах вновь присоединённых западных областей Украины. Например, в сообщениях И.А. Серова на имя Л.П. Берия от 13.10. и 14.10 1939 года сообщалось: «…в начале сентября с. г. поляки оставили до особого распоряжения на запасных пунктах около ст. Золотиево эшелон с вооружением: пулеметами, винтовками и амуницией. При отходе войск эшелон остался и крестьяне селений Алексини, Шпанов, Золотиев и Городок разграбили этот эшелон и оружие спрятали для сопротивления с Советской властью.

Всей подготовкой восстания руководит ОУН. Эта организация агитировала против Советской власти, муссируя слухи, что 17.Х с. г. должны произойти крупные события и будет установлена военная диктатура…»; «…По Луцкой оперативно-чекистской группе члены националистической организации ОУН ... проводили беседу по вопросу выборов Народного Собрания и говорили, что «необходимо дать наказ своим представителям, чтобы они на Народном Собрании поставили вопрос об организации «самостійної України»…».


В связи с полученной информацией органы НКВД начинают проводить первые оперативные разработки законспирированной сети ОУН, связанные прежде всего с антисоветской агитацией и срыву выборов в Народное Собрание на Западной Украине. В частности, были произведены аресты активных оуновцев по агентурному делу «Блок» , были получены первые данные об организации военизированных подразделений, складов оружия и обучении боевиков. Все это привело к требованию руководства органов внутренних дел активизировать выявление участников националистических организаций на территории Западной Украины. В частности, в соответствующем приказе № 001353 замнаркома НКВД СССР В.Н. Меркулова от 5.11.1939 г. требовалось: «... Выявить проходящих по действующим и архивным агентурным и следственным материалам участников троцкистских, белоэмигрантских, националистических, террористических и других к.-р. организаций, проживающих на территории Западной Украины и Западной Белоруссии...»

Таким образом, органам госбезопасности удалось обеспечить оперативно-чекистскую работу по наведению порядка на освобождаемых территориях, а также по фильтрации и изъятию нежелательных для советской власти социальных элементов. Также удалось предотвратить вспышки бандитизма в период боевых действий и по их окончанию, частично наладить агентурно-осведомительную работу и получить первые результаты по агентурной разработке националистического подполья, дезорганизованного на тот момент. При этом в тот период особое внимание ОУН ещё не уделялось, а разработка оуновской сети велась в контексте прочих мероприятий по выявлению антисоветских и националистических организаций. Однако это было даже не начало, а только прелюдия к началу долгой и упорной борьбы с националистическим бандитизмом.

***


1 ноября 1939 года высший законодательный орган СССР Верховный Совет принял Закон о включении Западной Украины в состав СССР с воссоединением ее с Украинской Советской Социалистической Республикой. В соответствии с этим законом, приказом НКВД № 001359 от 6 ноября 1939 г. были организованы органы НКВД Западной Украины. В нём, в частности, говорилось:

1. Организовать:
а) Управление НКВД по Львовской области, с дислоцированием в г. Львове; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 1;
б) Управление НКВД по Луцкой области, с дислоцированием в г. Луцке; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 2;
в) Управление НКВД по Станиславовской области, с дислоцированием в г. Станиславове; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 3;
г) Управление НКВД по Тарнопольской области, с дислоцированием в г. Тарнополе; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 4.

4. Укомплектование вновь организуемых органов НКВД произвести за счет 726 человек, ранее посланных в Западную Украину; некомплект остающегося оперативного состава покрыть за счет: действующего кадра сотрудников НКВД республик, УНКВД краев и областей – 100 человек, согласно объявляемой разверстке; особых органов НКВД Киевского военного округа – 250 человек; оперативно-чекистских школ НКВД – 150 человек и пограничных органов НКВД – 100 человек.

6. Всех лиц, ранее направленных для работы в органах НКВД Западной Украины, считать на постоянной работе, в соответствии с чем командировочные вознаграждения этим сотрудникам – отменить...»


Таким образом, работа органов госбезопасности в Западной Украине, равно как и борьба с оуновским подпольем переходила на качественно новый уровень.

На Западной Украине было организовано 4 УНКВД.

По Львовской области было организованно 16 уездных (позднее районных) отделов, Луцкой (с 13.12.1939 Волынской) – 10, Станиславовской – 14, Тарнопольской – 16.

9 августа 1940 г. приказом № 00964 было организовано Черновицкое УНКВД с 17 райотделами.

Руководили ими:

по Волыни – Р.В. Крутов (бывший замначальника УНКВД Николаевской области) и с 4.12.39 – 28.03.41 – И.М. Белоцерковский (бывший замначальника УНКВД Винницкой области);

по Станиславовщине – С.Р. Савченко (бывший замначальника Погранвойск НКВД УССР) и А.Н. Михайлов (бывший начальник УНКВД Каменец-Подольской области);
по Тарнопольской области – А.А. Вадис (бывший начальник 3 отдела УГБ УНКВД Каменец-Подольской области);

по Львовщине – К.Е. Краснов (бывший начальник 3 отдела УГБ НКВД Ленинградской области) и с 26.02.40 по 26.02.41 – В.Т. Сергиенко (бывший начальник следчасти ГУГБ НКВД СССР), впоследствии В.Т. Сергиенко занимал должность замнаркома НКВД УССР;

по Черновицкой области 7.08.40 – 28.03.41 – А.Н. Мартынов (бывший начальник УНКВД Житомирской области).

Таким образом, видно, что первоначально руководящие должности занимали руководители оперативно-чекистских групп, однако их быстро сменили на представителей исключительно украинских кадров, при чем из соседних областей. Никакого «засилья пришлых» в руководстве местных органов госбезопасности не наблюдалось. Все были «свои», прекрасно знавшие специфику работы на данных территориях. Исключение составляет Львовская область – что и понятно, в силу ее стратегического расположения и важности, как политического центра Западной Украины. Важность Львовщины показывает также совмещение должность начальника УНКВД и замнаркома республики.

В структуре наркоматов внутренних дел СССР и УССР и создаваемых УНКВД националистическим подпольем занимались, прежде всего, управления государственной безопасности (УГБ). В интересующем нас аппарате УГБ отдельно необходимо рассмотреть работу 2 отдела (в УНКВД – отделение) и 3 отдела.

На примере НКВД УССР, 2 отдел (секретно-политический) имел следующие отделения:
1 – троцкисты, «правые», зиновьевцы, бывшие члены компартии и комсомола;
2 – украинские антисоветские политические партии и организации;
3 – русские, польские и другие антисоветские политические партии и организации, сионисты;
4 – церковники и сектанты;
5 – «бывшие», провокаторы, полицейские, монархисты, кадеты, «белоказаки»;
6 – Академия наук, писатели, художники, артисты, киностудии, издательства;
7 – народное образование, учебные заведения, спортивные организации, молодежные организации;
8 – профсоюзы и органы здравоохранения;
9 – военизированные организации;
10 – оперативная техника и учет.

Третий отдел (контрразведка): 1 – польское отделение, 2 – немецкое, 3 – румынское, 4 – шпионаж, 5 – украинская и «белая» контрреволюция, группа оперативной техники и учета.

Кроме того, в структуре третьего отдела УНКВД 3-е отделение занималось также борьбой с «политическим бандитизмом». Помимо этого существовали отделы (отделения) Уголовного розыска (ОУРЗ) в Управлении Рабоче-крестьянской милиции (УРКМ). В этих отделах 1-е отделение также занималось бандитизмом, но не «политическим», а уголовным.

В таком виде органы госбезопасности просуществовали до февраля 1941 г, когда НКВД был разделен на два наркомата – внутренних дел (во главе с Л.П. Берия) и государственной безопасности (во главе с В.Н. Меркуловым). После этого приказом № 00349 от 4.04.41 был организован отдел борьбы с бандитизмом (ОББ) в составе Главного Управления Милиции НКВД СССР во главе с Ш.О Церетели (бывший начальник 3 спецотдела НКВД СССР). В ОББ Украину, Белоруссию и Молдавию курировало 2-е отделение (по штатам 10 человек). На местах были созданы два отделения ОББ, из которых первое занималось агентурно-оперативной работой, а второе – следствием. Также «политическим бандитизмом» в структуре НКГБ занималось 2-е управление (контрразведка) и 3-е (секретно-политическое). Возглавляли их, соответственно П.В. Федотов и С.Р. Мильштейн (с 1 апреля 1941 – Н.Д. Горлинский).

По УССР руководили НКВД и НКГБ, соответственно В.Т. Сергиенко и П.Я. Мешик, областные управления возглавляли (УНКВД и УНКГБ, соответственно):
по Волыни – А.Ф. Мухин, И.М. Белоцерковский;
по Дрогобычской области – А.Н. Волков, И.И. Зачепа;
по Львовщине – В.Т. Ляшенко, И.М. Ткаченко (он же замнаркома НКГБ УССР);
по Ровенщине – В.Ф. Мастицкий, Е.Д. Лосев (временно исполняющий);
по Станиславской области – Я.Н. Синицын, А.Н. Михайлов;
по Тарнопольской области – А.А. Чоботов, А.А. Вадис;
по Черновицкой области – П.П. Дмитриев, В.М. Трубников.

Такая организация органов госбезопасности сохранялась до начала Великой Отечественной войны.

***

Отдельно необходимо сделать краткий экскурс в историю создания Организации Украинских Националистов (ОУН). Она возникла на базе Украинской войсковой организации, возглавляемой бывшим полковником т.н. Легиона Сечевых Стрельцов армии Украинской Народной Республики Евгением Коновальцем в 1929 году, а также других националистических организаций – «Украинской националистической молодежи», «Легиона украинских националистов» и «Ассоциации украинской националистической молодежи». ОУН являлась наиболее активной, многочисленной и агрессивной украинской националистической организацией за рубежом, имеющей мощное подполье на территории Западной Украины.

В частности, ОУН организовывала в Галиции и на Волыни акции саботажа и поджоги имений польских землевладельцев, что, по сути, спровоцировало усиление репрессий со стороны польской администрации и обусловило их крайнюю жестокость (т.н. «пацификация» 1930 г.). Оуновцами организовывались нападения на правительственные учреждения и «экспроприации» с целью получения денег для своей подпольно-террористической деятельности. Организация также приобрела мировую известность своими громкими террористическими актами, организовав около 60 политических убийств. К примеру, убийство министра внутренних дел Республики Польша Б. Перацкого в 1934 году, участием в организации которого «прославился» будущий лидер ОУН Степан Бандера, секретаря советского консульства А. Майлова, директора Украинской Академической гимназии в г. Львов И. Бабия и др.

В 1938 году в кафе города Роттердам сотрудник НКВД СССР Павел Судоплатов вручил руководителю ОУН Е. Коновальцу коробку конфет – «подарок с Украины».

Полковник любил сладкое…

Вместо дегустации лакомства Коновалец был убит взрывом бомбы, находившейся в коробке. После этого ОУН возглавил помощник Коновальца Андрей Мельник, однако единого лидера украинские националисты потеряли навсегда.

После немецкой оккупации Польши из польских тюрем были освобождены многие местные функционеры ОУН, отбывавшие различные сроки заключения, как за террористические акты, так и за подпольную работу против польского государства. И с этого момента в ОУН начинаются внутренние трения между двумя группами – группой старых функционеров под руководством А.Мельника и группой молодых «краевиков», возглавляемых С. Бандерой.

Вообще, анализируя работу подпольной организации любого типа, в частности ОУН, очень интересно прояснить несколько принципиальных моментов – что происходило в организации, с кем сотрудничали, чего добивались и каким образом. Первый момент как раз очень хорошо иллюстрирует раскол ОУН. По большому счету, рассматривая материалы по расколу, постоянно вспоминаешь две известнейшие украинские поговорки: «Где два украинца – там три гетмана» и «Один украинец – это украинец, два украинца – партизанский отряд, три – партизанский отряд с предателем».

Что же происходило в ОУН в конце 1939 – начале 1941 года, т.е. в интересующий нас период?

Дали буде.


http://novoross-73.livejournal.com/58941.html
Аватар ПОБЕДА

Тонкий налет цивилизации

Я сегодня в некоторой степени почувствовала, насколько тонок налет цивилизации в современном городе. У нас больше недели не было горячей воды. В диспетчерской ЖЭКа объяснили, что произошла какая-то поломка по линии Киевэнерго, поэтому отключили горячую воду, чтобы дать им возможность работать. Но воды не было неделю, а яму начали рыть, чтобы искать поврежденное место, только в пятницу. Пару часов порыли и так оставили. Вчера после обеда горячая вода наконец появилась, но вместе с объявлением, что в связи с необходимостью ремонтных работ Киевэнерго с 9 утра до 16 часов не будет электричества. Электричество действительно отключили в 9 часов утра. Правда, рабочие пригли только после часа и примерно до половины третьего сидели у меня под балконом  - курили и языки чесали. Когда я, проходя мимо, спросила (в тщетной надежде, что электричество появится раньше), когда будет электричество, захотели пообедать у меня и (далее, каждый может додумать в меру своей распущенности)...

В четыре часа естественно электричество не появилось. Они выяснили, что копали не там и начали копать в другом месте. Когда в 19 часов я позвонила в диспетчерскую, чтобы узнать "сводку с фронта", диспетчер объяснила, что в поисках повреждения они лопатой перерубили кабель, поэтому уехали за кабелем, чтобы менять его. Примерно к половине десятого свет наконец временно (до завтрашего утра, поскольку повреждение так и не нашли) дали. За это время испортилис продукты в холодильнике, не работали кроме холодильника компьютер, телевизор, телефон (для нкоторых добавьте плиту), невозможно было погладить, в темноте я в ванной выстирала не то. Когда в прошлом году была поломка, то не работали  электромоторы, которые приводят в действие канализацию. У нас пятиэтажный дом, а добавьте сюда отключение лифта в высотном здании. Я хорошо помню, как зимой в морозы у меня в квартире из-за аварийного отключения ТЭЦ было около 10 градусов. И что будет, если мы не рассчитаемся за газ.

Современный город без электричества и газа превращается в совершенно неприспособленные к жизни каменные ждунгли.  А если добавить, что за последние годы многие люди привыли жить по принципу "homo homini lupus est", т можно себе представить, что может нас ожидать зимой в разгар президентской кампании.

А в это время полтора миллиарда человек (каждый четвертый) по подсчетам западных ученых ведет такой же образ жизни, как и их предки 6 тысяч лет назад. Как правильно замечено, - образование и цивилизация - привилегия немногих избранных. Понятливые грантоеды из Киево-Могилянской академии это поняли, и уже начали призывать, как это было на днях в эфире 5 канала, призывать возрождать украинские традиции, которые были у нас тысячу лет назад...