February 1st, 2009

Аватар ПОБЕДА

Водная посадка самолета в Ленинграде



Недавно сенсанционно приводнился на реке Гудзон в Нью-Йорке пассажирский аэробус A320 авиакомпании US Airways. Причиной аварии стало столкновение с птицей или со стаей птиц, в результате чего у самолета отказали оба двигателя. Командир єкипажа, не растерявшись, сумел посадить самолет на реку.

Но мало кто помнит о советских удачных приводнениях самолетов, хотя это не менее интересно. В 1963 году такая водная посадкуа произошло в СССР, в Ленинграде.  Свидетелями стали сотни людей. При посадке   Ту-124 в Таллине не выдвмнулось шасси и самолет получил команду возвращаться в Ленинград. Самолет летал, выжигая все топливо, что осталось на борту и уже было сделал попытку приземлиться, но оказалась еще одна неполадка - и в левом баке оказалась часть топлива, что могло поривести к взрыву. Крмаендир,как и в случае на Гудзоне принял решение совершить посадку на воду:



Вот еще одно фото, в другом ракурсе:
Collapse )
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Аватар ПОБЕДА

Аксиос!



Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возведен на Патриарший престол

Разверзаются туманы,
Буревестник на волне,
Пролетают ураганы
В бесконечной вышине.

В светлый день Преображенья
Дух безумца поражен:
Из неволи, из смятенья
Голос Твой услышал он.

Ныне скорбный, ныне бедный,
В лоне Вечного Отца,
Близ Тебя, в лазури бледной
Жаждет нового конца...

Лишь одна страна в тумане
(Буревестник на волне) -
Беспокойное желанье
Вместе с Богом - в вышине.

                      Александр Блок, "Преображение"

Аватар ПОБЕДА

Право на бесчестие

В провидческом романе Достоевского «Бесы» Петр Верховенский, прототипом которого стал исповедывавший презрение к морали как таковой революционер Нечаев, предельно четко сформулировал суть нигилистического учения — «отрицание чести». Он считал, что «правом на бесчестие» легче всего привлечь слабого по природе своей человека. По словам другого персонажа «Бесов», Ставрогина: «Право на бесчестие — да это все к нам прибегут, ни одного там не останется».

Насколько гениален был дар предвидения Достоевского, мы можем наблюдать на примере «оранжевых», выстроивших систему управления страной именно на принципе отрицания чести. Ксенофобия, нарушения прав человека, всеохватывающая коррупция не только не считаются в их среде позорными, но, напротив, знак принадлежности к клану, сакральному «свій до свого по своє».

Ющенко создал в Украине квазигосударство тоталитарного аморализма, вполне достойное таких предшественников, как полпотовская Кампучия или Гаити времен правления семейства Дювалье. И если в отличие от них майданный аморализм пока носит шутовской характер, то это вопрос не более чем наличия возможностей.

Предельной концентрации бесчестие достигло в гуманитарной сфере, где «оранжевые» назначенцы стремятся навсегда закрепить результаты майданного переворота.

Кстати, следует отказаться от бесплодной дискуссии, чем был майдан — революцией или путчем: он был и тем, и другим одновременно. Только инфантильные романтики могут считать революцию чем-то светлым, несовместимым с оплаченным и подготовленным извне путчем. Николай Бердяев правильно заметил, что революция — это прежде всего беснование, которое «поражает личность, парализует ее свободу, ее нравственную ответственность, ведет к утере личности, к подчинению».

Министр ксенофобии

 

Collapse )

 

Не менее показателен подход министра и к изучению современной украинской литературы. Согласно утвержденной программе для ознакомления и изучения рекомендуются произведения одного из новоявленных лауреатов Шевченковской премии (понятно, что пани родом с Западной Украины). Вряд ли кто-то из родителей в здравом уме даст своему ребенку читать этого «мастера пера». Но автор преподносится майданным агитпропом как гордость украинской литературы. Само собой, в ее романах благородные бандеровцы борются с москальскими палачами и давят «красную гадину», с умилением описывается жизнь при раздававших малышам конфеты и фрукты гитлеровцах, но, кроме подобного стандартного «оранжевого» набора, детей ЗАСТАВЛЯЮТ читать полные нецензурщины садистско-порнографические описания.

Заранее принося извинения, все же приведу отрывок из «творения», с которым ОБЯЗАНЫ ознакомиться дети: «Під чорною стіною, якраз під великим вікном сиділо... двоє мерців: молоденький хлопець і зовсім юна дівчина, можна сказати, майже дівчинка... Геть зовсім голі, як мама на світ родила... У дівчини між широко розкинутими ногами, так що було видно велику родиму пляму на внутрішній стороні стегна, стирчала соснова шишка, прикриваючи руде волоссячко її срамоти. Замість грудей чорніли дві глибокі діри із запеклою кров'ю. Одне око у дівчини було вибите і також зяяло моторошно виколупаною дірою. На ганку стояв Дідушенко у довгому шкіряному пальті, курив і мовчки міряв людей очима...

— Ну, що? — запитав Дідушенко, кинувши цигарку на трупи. — Впізнали, що за блядь носила їсти цьому бандері? — узяв за підборіддя першого, хто стояв у чоловічому гурті. — Знаєш її? Не знаєш! І я не знаю. Але мені тепер байдуже, хто ця лярва. Любов до гроба! — засміявся крізь зуби і сплюнув. —...Так буде з усіма, хто наважиться чинити опір чи перечити радянській владі... іще не знайшовся такий, що обдурив би радянську владу, йоб вашу мать».

Можно не сомневаться, что в любом государстве мира должностное лицо, включившее в школьную программу подобное «творчество», кроме немедленного увольнения, попало бы под суд за нанесенный детской психике вред.

Преемственность садистов

Символично, что во все времена русофобские Геростраты от образования испытывали неодолимую тягу к садизму. Нельзя, говоря о Вакарчуке, не вспомнить о Николае Скрипнике. Не случайно Ющенко с пиететом говорит об одном из самых страшных палачей советского периода. Еще в 2005 г. на всеукраинском педагогическом форуме он прямо заявил, что в деле утверждения «моєї нації» (в которую он хочет превратить неразрывно связанный с Россией украинский этнос) надо идти путем патологического садиста с Лубянки, который для него «великий предок»: «Ничто не определяет будущее наций так, как образование. В нем видели живую воду для нашего народа великие предки — от Ярослава Мудрого до Петра Могилы, от Григория Сковороды до Николая Скрипника. Для них украинская школа, книга, наука были самым прямым путем к утверждению украинской нации». Заметим, как легко совмещаются в «оранжевом» сознании убийца — с подлинно великими деятелями, внесшими неоценимый вклад в духовную сокровищницу славянства. И как он, почти фрейдистски, проговаривается, что заверения о нации политической не более чем дымовая завеса для становления интегрального национализма.

Так же кощунственно Ющенко постоянно ставит в один ряд боровшихся за освобождение Украины от гитлеровской оккупации ветеранов Красной Армии и изуверов УПА.

Что до Скрипника, то его садизм вызывал шок даже у много повидавших соратников Дзержинского. Под его руководством отдел по борьбе с контрреволюцией ВЧК стал безотказно функционировавшей машиной террора, организовавшей убийство десятков тысяч людей, в большинстве своем ни к какой политике не причастных. Не меньшим «усердием» Скрипник отметился и на других занимаемых им «человеколюбивых» должностях — начальника особого отдела Юго-Восточного фронта, наркома внутренних дел, генпрокурора и наркома юстиции Украины. Свое кредо отец политики украинизации оглашал с гордостью: «Мы отрицаем какое-либо право буржуазии на моральный протест против расстрелов».

Возглавив наркомат просвещения, Скрипник отрицал «моральное право» уже десятков миллионов жителей Украины на протест против уничтожения родной им русской культуры и языка: «для того чтобы осуществить свои классовые, пролетарские, коммунистические задачи, рабочему классу на Украине нужно, обязательно нужно не отождествлять себя с русским языком и с русской культурой». Если в этой формуле поменять большевистскую терминологию на «евроатлантическую», то увидим, что именно ею руководствуется нынешний министр и иже с ним.

Методы украинизации, использовавшиеся Скрипником, мало чем отличались от наработанных ранее в пыточных подвалах, что он декларировал без стеснения: «Украинизация проводится и будет проводиться решительными мерами... Тот, кто это не понимает или не хочет понять, не может не рассматриваться правительством как контрреволюционер и сознательный или бессознательный враг Советской власти».

Не случайно и то, что главный идеолог скрипниковской украинизации писатель Мыкола Хвылевой имел не менее красочное палаческое прошлое. Являясь во время гражданской войны зампредседателя Богодуховской уездной ЧК, он занимался массовыми казнями заложников и проведением в жизнь политики красного террора. Наследие еще одного «великого предка» полностью востребовано в майданной Украине — лозунг Хвылевого «Геть від Москви!» стал содержанием как внутренней, так и внешней политики марионеточного режима.

Роль гуманитарной ЧК выполняла созданная по инициативе Скрипника Центральная всеукраинская комиссия украинизации при Совнаркоме. Сейчас идея оказалась настолько востребованной, что у Ющенко очередной манией стало создание аналога украинизаторской комиссии в статусе центрального органа исполнительной власти, который будет направлять и координировать действия вовкунов, вакарчуков и других представителей «оранжевых» кормушек вроде Нацсовета по телевидению.

 

Collapse )
Аватар ПОБЕДА

Вызываю огонь на себя!

Друзья!
Известно ли вам, чтобы  где-либо кроме российской армии отдавалась команда "Вызываю огонь на себя?!"

Огонь на меня!

Когда, изранена стократ,
Сама земля горела,
Когда фашисты в Сталинград
Рвались остервенело,
Дошел до рации, звеня,
Скупой приказ комбата:
— Огонь давайте на меня.
Скорей огонь, ребята!
Тот крик души, прорезав тьму,
В ушах стоял, неистов.
Но не могли по своему
Стрелять артиллеристы.
А он никак не умолкал.
Покрыв пальбы раскаты.
Свой долг их выполнить он звал:
- Огонь, огонь, солдаты!
Он то молил их, как друзей,
И старых, и безусых,
Как подлецов и трусов.
Грозился, мертвый, их кляня,
Обиду помнить свято:
— Огонь давайте на меня,
Скорей огонь, ребята!
Не прерываясь, он гремел,
Хлестал в сердца и лица,
Пылая, голос реял...
И долг солдатский повелел
Приказу подчиниться.
Над громом пушек вился он,
В дыму — над батареей:
— Огонь!
— Огонь!
— Огонь!
— Огонь!
За грозным валом, в свой черед,
Подобна урагану,
Рванулась гвардия вперед
К Мамаеву кургану,
И на вершине лишь, скорбя, .
Смогли увидеть люди.
Зачем он вызвал на себя
Огонь своих орудий!..
Закрыл дорогу он врагу,
Став огневою целью.
Все трупы, трупы на снегу —
Зеленые шинели.
И, вверх подняв
Свой мертвый взгляд,
В победу полный веры.
Среди врагов лежал комбат.
Один — в шинели серой.
                       Микола Упеник