June 6th, 2008

Аватар ПОБЕДА

О настоящих героях Украины


Говоря о военных подвигах разведчиков, нельзя не вспомнить и о мелитопольца Павла Судоплатова - начальника 4-го управления НКВС, которое во время войны занималось организацией разведывательно-диверсионной работы у тыла врага. Из 28 чекистов – Героев Советского Союза 23 были офицерами именно его управления. Ему посвящена отдельная глава в книге «Сто великих разведчиков», которая начинается такими словами: «Одной из наиболее ярких фигур советской разведки, да и разведки вообще, стал Павел Анатолиевич Судоплатов, человек необычной драматичной судьбы, которому, как он сам писал, удалось выжить благодаря невероятному переплетению обстоятельств и несомненному везенью».

Действительно, героических, драматичных и трагических эпизодов в его разведывательной биографии, которыми с позиций сегодняшнего дня можно или увлекаться, или решительно их осуждать, было очень много: убийство за рубежом лидера ОУН Евгения Коновальця, руководство операцией по ликвидации в Мексике Троцкого, ходатайства перед Хрущовим об освобождении из тюрьмы прежнего главы УНР Кость-Левицкого, проведения стратегических радиоигр, с немецкой разведкой «Монастырь» и «Березино», руководство работой по добыванию ядерных секретов, участие в разгроме националистического подполья в Западной Украине после войны, и, наконец, осуждения до 15 лет заключения, якобы за участие в заговоре Берии. Он был одним из тех, о ком в те времена говорили: разведкой в белых перчатках нельзя заниматься.

(«Камуфляж», № 12, 2007)
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
Аватар ПОБЕДА

Из наследия Ярослава Галана: ИВАСЬ СОРОКАТЫЙ


Не надо особенно доверять людям, которые вместо «огурец» говорят «огурчик», а вместо «капуста» — «капустка». Почему? Сейчас увидите.

 В древнем городе Львове жил Юра Шкрумеляк. Что это был за человек! Еще сызмальства наш Юра отличался евангельской кротостью и смирением, и все были уверены, что как только Юра подрастет, то обязательно пойдет в монастырь.

Однако Юра не избегал забот мирских, он отважно ринулся в водоворот житейской суеты и в одно прекрасное утро появился с медовой всепрощающей улыбкой на губах в большом и грешном городе Львове.

 Здесь он сразу же обратил на себя внимание. И не только тем, что вместо «деньги» говорил «денежки», вместо «девушки» — «девчоночки», а вместо «вода» —- «водичка».

Больше всего поразил жителей Львова его творческий гений, который показал миру, что можно одновременно писать одной рукой стихотворение, другой — роман, а третьей... Да нет же, третьей руки у Юры не было. Но хотя у него и не было третьей руки, все равно он умудрялся чуть ли не каждую неделю выпускать в свет роман, сотню стихотворений и дюжины две рассказов. Однако подлинная слава приходит к несравненному Юре лишь с появлением во Львове Ивана Тиктора, издателя так называемой «Коровьей газеты». Эта газета оплачивала убытки своим подписчикам, у которых подыхали коровы. Видно, из любви его к «сестрам по крови», как сам Шкрумеляк откровенно признавался, наш поэт становится ретивым сотрудником газеты под псевдонимом — Ивась Сорокатый.

С той поры уже не было ни одного номера «Коровки», в котором бы не появлялся стихотворный фельетон, обязательно заканчивающийся словами:

 „.вот этой-то фразой крылатой

хотел вам напомнить Ивась Сорокатый.

 Что же такое хотел сказать своим читателям Ивась Сорокатый? Он хотел им напомнить, чтобы исправно высылали в газету взносы, пока у них еще не подохла коровка, крепче сплачивались вокруг своей «коровки», а кроме того, Ивасик Сорокатый из каждой строчки брызгал слюною и желчью на Советскую Украину.

И результатов не пришлось долго ждать: прежде Юрасик-Ивасик был гол как сокол, а теперь выстроил себе приличный домик...

 Когда же пришел сентябрь 1939 года, а с ним Красная Армия, Юрасик-Ивасик ни на минуту не прекратил творческой работы. С его станка, словно по конвейеру, сыпались теперь сотни стихотворений, в которых солнце называлось «солнышком», «воля» — «волюшкой», а «рубль» «рубликом». Он хотел было даже Кремль назвать «кремликом», но не смог найти для этого слова подходящей рифмы. С благожелательной улыбочкой на губах, с ручками, смиренно сложенными на круглом животике, подсчитывая свой гонорарчик, он пробирался на митингах поближе к трибуне и кричал: «Да здравствует!..»

 А потом Львов вместе со Шкрумеляком захватили фашисты. Улицы города были залиты кровью многих тысяч его жителей. А Юрасик-Ивасик?..

С неизменной медовой улыбочкой на губах, с поднятой ручкой, он встретил гитлеровского губернатора возгласом «Хайль!», а вернувшись домой, охваченный очередным творческим порывом, написал стишок «Чудо в дубраве».

Какое же это «чудо»? А вот послушайте:

Зеленеет дуб-дубочек,
Погодушка греет ниву,—
Радуется мой сыночек:
 Его долюшка счастлива.

(«Львовские вести», 1942)

Как видите, нет тут по существу никакого чуда. Шкрумеляк— не Шкрумеляк, я Иуда; Юрасик-Ивасик — не Юрасик-Ивасик, а Иудушка. И разницы здесь особенной нет в том, что ему мерещится дуб-дубочек, а не осина, на котрой, как известно, и закончил свою «долюшку счастливую» Иуда.

 Не чудо и то, что после всего этого хочется сказать по адресу несравненного поэта: - Скатерью тебе дорога, Юрасик-Ивасик, - националистический холуйчик!

 

1944

Аватар ПОБЕДА

Из наследия Ярослава Галана: ЛИКВИДАЦИЯ

Разглядываем фотокарточку: гладко выбритая физиономия типичного бандита.  На голове у  него шапка-мазепка — единственная уступка  гитлеровцев галицийским желтоблакитникам. На шапке — круглая кокарда    полицейского, напоминающая    пломбу,    которой    в    панской Польше клеймили уши назначенных на экспорт    свиней. Туловище затянуто ремешками, обвешано какими-то жестяными побрякушками, на груди большой бинокль, на одном боку вместительная полевая сумка, на    другом — огромных  размеров револьвер. Можно подумать, что перед нами герой из мексиканской оперетты, если бы    не глаза, точнее говоря, не глаза, а две узенькие щелки, через которые глядит на вас двуногий зверь. Кто такой Федь Коваль? Кулак из села Лопушная, но из тех кулаков, которые предпочитают не сеять, не пахать, а собирать. Долго ждал Коваль своего часа. Он пробил, когда в Бибрке появились немцы. Федь один из первых записался в полицию. Это был единственный возможный  для него путь к карьере и... наживе. Начались «действия».

Федь Коваль не рыл ям для трупов. Это делали сами обреченные. Он только следил за ними: украдкой из-под опущенных ресниц следил за движениями тех, кто раздевался. Когда на руке девушки блеснет, бывало,    золотое кольцо,  Федь незаметно подходил к ней    и    движением опытного вора снимал кольцо с пальца. Серьги вырывал с мясом: церемониться некогда — за спиной Федя стояли и очереди сотни людей, дожидаясь его пули.

Collapse )