varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Из архивов Третьего Рейха: украинские националисты

 

2-я часть доклада по украинскому вопросу

Какие последствия может иметь невнимание к украинскому движению?

1. Экономическое сотрудничество с ОУН

Для руководства революционным движением необходимы деньги. Украинское население является самым бедным в Польше. За его счет нельзя собрать никаких средств. В течение 1928—1932 гг. движение почти полностью финансировалось за счет эмигрантских объединений из Канады и США. Падение курса доллара и экономический кризис заметно снизили приток денег из Америки, так что роль германской помощи в значительной мере возрастает. Перекрытие этого источника окажет существенное отрицательное воздействие на эту организацию, находящуюся на стадии сильного подъема, и поставит под вопрос ее дальнейшее существование. Германия тем самым потеряла бы ценного союзника на случай войны.

2. Моральный крах ОУН

Лживая польская пропаганда пробудила в каждом украинском революционере убеждение в том, что в борьбе с поляками он может положиться на своего великого брата — германского союзника. В ходе мировой войны Германия была первым государством, признавшим Украину. Ориентация на Германию является лейтмотивом действий полковника Коновальца! Он постоянно предостерегал против утверждений своих противников о том, что Германия лишь использует украинцев с тем, чтобы пожертвовать ими в определенный момент.

Отношение фюрера к национальным меньшинствам вызывает у всех украинцев чувство светлого восторга в их отношении к национал-социализму! Надежда на сотрудничество с Германией — это импульс в борьбе украинского сопротивления в Польше. Если теперь Германия сделает заметный жест, свидетельствующий о том, что она согласна с гибелью украинцев, то это может вылиться лишь в разочарование и ожесточение против Германии, если при отделении не будут найдены средства и пути, исключающие всякую жестокость и дающие хотя бы искру надежды на сотрудничество в будущем. Украинский народ насильно толкают в руки наших врагов.

3. Последствия военного характера

Ликвидация украинской оппозиции усилит польскую армию в случае войны автоматически на два армейских корпуса, которые в противном случае должны находиться в готовности для подавления украинского очага сопротивления, гарантирует связь Польши с Румынией и южной Чехословакией и исключает реальную опасность мятежей и саботажа. Германия потеряет надежного союзника в тылу вражеской армии и возможность использовать украинцев в пропагандистских целях.

4. Опасность компрометации

ОУН в общем никогда глубоко не посвящалась в германские военные дела, однако ей известны подробности организации восточных управлений контрразведки, равно как и отдельные деятели германской информационной службы в Данциге, в силу многолетнего сотрудничества. С этими деятелями велись разговоры об актах саботажа и намерениях. Определенное количество украинцев сотрудничало с германской информационной службой и знакомо с германскими методами работы. В области коротковолновых передатчиков ОУН сообщены технические знания и правила маскировки, распространение которых нежелательно.

ОУН имеет очень широкие представления об организации германской пропаганды, с которой осуществляется тесное сотрудничество по всем вопросам национальных меньшинств. Тесное сотрудничество с германскими меньшинствами в Польше позволило ОУН получить самые интимные знания о сотрудничестве с управлением контрразведки, что очень не нравится германским чиновникам, так как приходится платить деньги украинским группам нередко через немецких сотрудников.

4. Выводы

1. Принципиально следует констатировать, что Германия совершенно не заинтересована в разгроме ОУН и в восстановлении против себя украинского населения, что у Германии не так уж много друзей, чтобы без всякого повода оттолкнуть одного из них. С другой стороны, Германия в связи с украинским вопросом вынуждена в настоящее время нести непосильную нагрузку.

2. Решительный неожиданный разрыв всех отношений с ОУН, многократно продемонстрировавшей в течение десятилетия свою лояльность относительно Германии, как это случилось с договоренностями между капитаном Патцигом и Коновальцем, невозможен без того, чтобы нас справедливо не обвинили в тяжелом вероломстве.

3. Если бы удалось как-то отделиться от украинцев, не уничтожая и не изменяя при этом ОУН, то это следовало бы предпринять.

4. Целесообразно провести разрыв отношений в такой форме, чтобы их можно было восстановить, как только позволит изменившаяся политическая обстановка.

5. Предложения по прекращению отношений

1. Руководителю ОУН следует заявить, что его лояльное 10-летнее сотрудничество полностью признается, что только высшие соображения германской внешней политики вынуждают к разрыву сотрудничества.

2. Данное (нами) обещание, что в случае возможного прекращения сотрудничества украинцы не будут оставлены в беде, можно было бы подкрепить, выделив сумму в 200 000 рейхсмарок, это как-то поможет им компенсировать потери в связи с ликвидацией их обязательств по сотрудничеству в интересах Германии и облегчит проведение реорганизации. Этой суммы в 200 000 марок должно хватить, чтобы обеспечить дальнейшее существование организации предположительно в течение 1—2 лет и избавить Германию от забот об украинцах.

3. Украинцам следует намекнуть, что в последующем, при изменении политической ситуации, обстоятельства могут сложиться так, что придется искать пути к новым соглашениям, поэтому мы со своей стороны ожидаем, что они не станут предпринимать ничего такого, что могло бы скомпрометировать политику Германии.

4. Необходимо избегать всего, что могло бы вызвать подозрение, будто взяло верх влияние украинцев, враждебно настроенных по отношению к националистам. Поэтому необходимо также одновременно убедить пропольски настроенных украинцев в необходимости ликвидировать находящийся под влиянием гетмана Скоропадского Украинский институт и прекратить всякую поддержку германского движения.

5. Следует позаботиться о том, чтобы лица, с которыми осуществлялось многолетнее хорошее сотрудничество, не подвергались мелочным полицейским мероприятиям.

6. Разрыв отношений должен пройти в дружественной форме.

(судя по содержанию и нумерации страниц далее следует разрыв документа. — Ред.)

В дополнение ко второй части сопроводительной справки-доклада, где указывается, что платить нужно заставить министра.

Я считаю, что вся эта акция представляет превосходный ход (видимо, речь идет о Яром. — Ред.), который и является отцом всех этих предложений. По желанию я мог бы представить и комментарий к справке-докладу, в том числе и к первой части, из которой явствует, что Па. (Патциг) заботится лишь о себе, так как он заключил «джентльменское соглашение» с Коновальцем после того, как V. и Я. его уговорили. Я. на этой неделе докладывал подполковнику К. о состоянии этого повстанческого движения, используя в качестве иллюстраций давно устаревшие фотографии и рисунки. По моему глубокому убеждению, он не имеет понятия об истинном положении дел на месте. Ничего такого не произошло, это я знаю определенно. Правда, недавно было переправлено на эту сторону 3 или 4 человека с S-целью (сокращение расшифровать не удалось. — Ред.).

Мою озабоченность вызвало то обстоятельство, что эти люди недостаточно хорошо говорят по-немецки, чтобы сойти за немцев, и тем не менее им были выданы документы как настоящим немцам. Когда V. в своем докладе вместо ОУН все время выдвигает на первый план Я., то это, скорее всего, соответствует действительности.

К сожалению, подполковник был очень подавлен и совершенно некритичен, он лишь все время повторял: «да, да», в то время как другой тоже беспрерывно за каждым словом «дакал», так что разболелась голова.

Будет ужасно, если это повторится еще раз. Плата никогда не гарантирует от предательства.

Фон Ценген оказался более осторожным, он утверждает, что располагает сведениями, будто жена Я. еврейка и прочее. После праздника будет рассматриваться вопрос, связанный с обещанием назначить его проректором института. Фон Ценген писал, что он не верит документам о Я., и предложил спросить об этом его самого!

Сам я предполагаю, что Я. хочет уехать отсюда, так как он, по всей вероятности, намерен переориентироваться на Швейцарию, где он сможет по своему усмотрению продавать сведения о Германии, при этом он в своих поездках туда-сюда пользуется защитой рейха.

Последняя часть справки-доклада относится к полиции. Он все еще надеется втянуть, как он называет, в «конкуренцию» министерство пропаганды и уговорить д-ра Б., что пока не удавалось. Если это не удастся, то он, конечно, возьмет деньги и уйдет, чтобы обеспечить себе лучшие условия работы против нас.

С тех пор, как в его семье появилась фамилия Поллак, он терпеть не может Германию. V. объяснил фон Ц., что эта фамилия так же распространена в Австрии, как Мюллер у нас. Верит ли этому Ц., я не знаю.

А пока Я. может спокойно вкушать прекрасный рождественский подарок и запивать его презентованным шампанским.

Данциг, 30 декабря 1930 г.

Содержание. Украинское объединение в Данциге.

В Данциге существуют следующие украинские организации:

1. Союз украинцев в свободном городе Данциге (Українська громада вільного міста Данцига).

2. Союз украинских студентов при технической высшей школе «Основа» в Данциге (Союз українських студентів у Данцигу).

3. Украинский академический союз им. Франко (Українська студентська громада ім. Франка).

Организации, указанные в пунктах 1 и 2, объединяют всех проживающих в Данциге националистически настроенных украинцев, выступающих за свободное украинское национальное государство, независимое как от Польши, так и от советской России. Что же касается союза, означенного в пункте 3, то он выступает за Украину, свободную от Польши, но входящую в Союз Советских Республик.

Внутри студенческого объединения «Основа» существуют следующие союзы или корпорации:

а) «Черноморье» — около 17 членов;

б) «Галытох» (так в тексте. — Ред.) — 19;

в) «Царево» — 10;

г) «Смолоскип» (хим. факультет) — 15.

Союз, указанный под пунктом 3, насчитывает около 10 человек и не играет никакой серьезной роли.

Нелегально в Данциге существуют:

1. Организация украинских националистов. К ней принадлежат 20 украинских студентов крайне праворадикального толка. Они стремятся нанести ущерб Польше и советской России и уничтожить их актами террора. Руководители этой организации должны находиться во Львове и в Киеве. Руководителем данцигской группы является студент Александр Чорлакевич, родился 11.09.1897 г. в Кривице, проживет в г. Данциг-Лангфур, Вайсер Вег, 4.

2. Украинская военная организация. Речь идет о так называемом исполнительном комитете Организации украинских националистов. Штаб-квартира украинской военной организации находится во Львове. Первым ее руководителем был до недавних пор убитый при аресте поляками капитан Головинский. Преемник Головинского, имя которого держится в тайне, должен в настоящее время находиться в Бреслау.

Зарубежное представительство украинской военной организации находится в Берлине. Представляют ее полковник Коновалец и ротмистр Ярый. Оба, как утверждают, поддерживают тесные связи с германскими правыми силами, прежде всего со «Стальным шлемом». Брошюры и листовки, распространяемые украинской военной организацией в Польше, печатаются в Берлине.

Воззвание командования Украинской военной организации к секретариату Лиги Наций в Женеве тоже напечатано в Берлине. Вначале было решение отправить это воззвание в Женеву из Львова. Но затем от этой мысли пришлось отказаться из-за проводимого в Польше контроля за перепиской. В качестве пункта отправки воззвания был избран Данциг, чтобы создалось впечатление, будто отправитель перебрался из Польши в Данциг.

Руководителем здешнего отделения Украинской военной организации является студент Андрей Федына, родился 10.12.1901 г. в Черняве, проживает в г. Данциг-Лангфур, Агорнвег, 10. Федына и переправил упомянутое воззвание отсюда в Женеву.

В состав руководства также входят: уже упоминавшийся Чорлакевич, студент Ростислав Левыкуй, родился 6.01.1905 г. в Олеске, проживает в Данциг-Лангфур, Агорнвег, 7, родственник депутата польского сейма и руководителя украинского национал-демократического союза «УНДО» доктора Дмитрия Левыкуя, Львов (арестован поляками и оправлен в Брест-Литовск).

Студент Логдан (видимо, Богдан. — Ред.) Галузчинский, родился 23.08.1906 г. в Злочеве, в настоящее время проживает на Яхтманштрассе, 32/1, его отец профессор д-р М. Галузчинский, Львов (тоже член украинской организации в Польше), часто бывает в Данциге.

Студент Роман Загайкевич, родился 20.10.1910 г. в Перемышле, проживает: Данциг-Лангфур, Новая Шотландская, 10а, его отец — польский сенатор и руководящий украинец д-р Владимир Загайкевич, тоже часто бывает в Данциге.

Члены организации украинских националистов, как правило, состоят и в Украинской военной организации.

Одному из членов Украинской военной организации, некоему Анатолию Ильницкому, род. 18.09.1903 г. в Горохинцах, сдавшему экзамены в Высшей технической школе Данцига в 1929 году, получившему диплом инженера и проживающему в последнее время на Лихтштрассе, 2, удалось получить руководящий пост в польском министерстве почты и телеграфа, правда, под именем Анатолий Федыныч.

Известно, что чиновники польской криминальной полиции в 1925 году провели здесь в Данциге обыск у Ильницких под тем предлогом, что они являются чиновниками данцигской криминальной полиции. Тогда были арестованы многие члены Украинской военной организации в Данциге, среди них и некий Борисевич в Бромберге, за то, что они будто доставляли из Данцига в Польшу взрывчатку для проведения террористических актов. Все арестованные в свое время были приговорены к длительным срокам заключения.

Кенигсберг/Прусский, 3 сентября 1934 г.

Доверительно

Справка об аферисте Р. Яры в Берлине

Чтобы объективно оценить действия «ротмистра бывшей австрийской армии, Рико «фон» Яры, как он любит себя называть, и изучить причины его взлета, необходимо возвратиться в первые годы прошлого десятилетия. Когда в конце 1921 года большевики и Польша окончательно подавили открытое сопротивление украинской армии, украинские патриоты решили создать тайную военную организацию на территории Западной Украины, оккупированной Польшей. Эта организация должна охватить организационно украинский народ с тем, чтобы в случае возможного конфликта, в который будет втянута Польша, решительно выступить как подготовленная организованная сила против Польши и восстановить свою государственность. С этой целью Украинская военная организация (Українська військова організація — или сокращенно УВО, так она будет обозначаться впредь) стремится путем создания новых или овладения действующими отечественными организациями заняться организацией сельского хозяйства, торговли и промышленности, организацией и восстановлением своей собственной школьной системы, ведением пропаганды и пр. И, наконец, путем создания организации тайных военных кадров создать, так сказать, собственное государство внутри чуждого польского государства. Эта идея нашла самую горячую поддержку во всех слоях украинского населения.

К концу 1922 года деятельность УВО уже давала о себе знать во всей стране. Распространилась, особенно в Восточной Галиции, широкая волна актов саботажа и диверсий против польских оккупантов. Но тут случилось так, что прежний глава Украинского государства С. Петлюра, придерживавшийся пропольских взглядов, в момент, когда украинская армия оказалась в безвыходном положении под ударами Польши и большевиков, заключил мир и союз с Польшей и до последнего времени вместе с остатками интернированной армии и правительством жил в Польше. Ради сохранения мира с Польшей он делал все, чтобы воспрепятствовать деятельности УВО.

С этой целью он посылает своего доверенного Е. Коновальца в Галицию (позднее он появился в Германии) с заданием парализовать деятельность УВО и предотвратить акты саботажа. Это удалось Коновальцу довольно просто, тем более что ко времени его прибытия во Львов поляки провели массовые аресты среди украинской интеллигенции, особенно бывших офицеров, и посадили за решетку почти все руководство УВО. Ему удалось не только парализовать акции саботажа, но и в отсутствие арестованного руководства самому выдвинуться в руководители организации. Он сразу же сообщил, каким мощным политическим фактором является УВО, и решил с ее помощью обеспечить себе карьеру.

В конце 1922 г. польская полиция, по некоторым данным, хотела арестовать Коновальца. Он использовал этот предлог, чтобы перебраться за границу, и осел в Берлине в качестве «Уполномоченного УВО за границей».

Так как он очень плохо владел немецким языком, то ему пришлось искать себе помощников. Таким образом при нем и в составе УВО оказался Рико Яры.

Рико Франц Марьян Яры(й) родился в 1898 г. в Жешуве в семье австрийского офицера, чеха по национальности, родом из Моравской Остравы (Чехословакия), и его жены (урожденной Поллак), полячки. Незадолго до Мировой войны его отец вышел в отставку в чине майора и постоянно проживал в качестве пенсионера в Моравской Остраве.

К началу Мировой войны Рико Яры успел закончить 6 классов реальной гимназии и в 1914—15 годах обучался в военно-техническом училище в Медлинге под Веной. Это училище он закончил в 1917 году и в звании лейтенанта был направлен в саперный батальон. В своей служебной книжке австрийского офицера в графе «национальность» он указал «немец». Тогда в австрийской армии было принято, что все подобные «метисы» выдавали себя за немцев, чтобы таким образом открыть себе путь к лучшей карьере. Точные данные о личности Рико Яры того времени можно получить в австрийском военном министерстве в Вене.

В 1918 г. он был уволен в запас в чине лейтенанта саперной службы. В это же время он явился в украинско-галицийскую военную миссию в Вене и был зачислен добровольцем в украинско-галицийскую армию, которая тогда уже воевала с Польшей. Ему как-то удалось выдать себя за офицера кавалерии. Его охотно приняли и отправили в Восточную Галицию.

Вскоре он был произведен в обер-лейтенанты и направлен служить во вновь сформированную кавалерийскую бригаду.

В 1920 г. он был произведен в капитаны, а в 1921 г. вместе с остатками украинской армии (бригада генерала Крауса) оказался в Чехословакии, где были интернированы украинские части и использовались там в рабочих колоннах. Командиром одной из таких рабочих сотен, квартировавшей недалеко от Кашау, был Яры.

К этому времени рядом с ним появилась еврейка, бежавшая из своего родного дома в Восточной Галиции, звать ее Райзель (Роза) Шпильфогель, родилась 22.10.1896 г. (подробные данные в книге записи актов гражданского состояния в израильтянской управе в Перемышляны, Тарнопольско-Польское воеводство, том 4, стр. 370), по ее словам, она вышла замуж за Рико Яры где-то в Унгваре (Ужгород. — Ред.) 30.03.1922 г., с тех пор она называет себя Ольга «фон» Яры.

Для «узаконивания» своей семьи Рико Яры требовалось много денег. Его отец получал небольшую пенсию в Чехословакии. Не располагая состоянием, он не имел возможности оказать помощь сыну, тем более что между ними произошла размолвка, и отец в конечном счете оттолкнул сына. Поэтому Яры начала заниматься спекулятивными комбинациями с лошадьми, принадлежавшими интернированной в Чехословакии украинской армии. Вскоре афера была раскрыта. Суд украинской горной бригады, располагавшийся тогда в Чехословакии в Дейч-Габель, возбудил против него судебное разбирательство (военный прокурор капитан д-р Цук (Щук)). Но вскоре после этого украинская бригада была расформирована, судебное дело против Яры было приостановлено, и со временем афера была забыта.

По прибытии в Берлин Яры сразу же нашел Коновальца и поступил к нему на службу.

Блестящее владение немецким языком, отличная выправка и бросающаяся в глаза элегантная внешность в сочетании с красноречием и интеллигентностью сразу же сделали Рико Яры незаменимым сотрудником господина Коновальца. Связи УВО с рейхсвером, завязавшиеся еще до появления Яры, еще больше окрепли. В начале 1923 г. в Мюнхене открылись курсы по связи и подрывному делу для членов УВО, лекции на этих курсах читали офицеры бывшего генштаба. Яры «крутился» вокруг этих курсов, создавая впечатление, будто он является уже их ответственным руководителем.

УВО располагала сведениями об организации структуры, вооружении и дислокации польской армии. Эти данные были переданы рейхсверу. Но затем возникла необходимость получения текущей информации о состоянии польской армии через существующую в Польше службу информации и связи УВО. Группа контрразведки в Берлине не возражала против финансовой поддержки этого дела. Такая задача была поставлена перед группой контрразведки 1-й дивизии в Кенигсберге. Сюда сразу же переселился и Яры. Руководитель отделения контрразведки в Кенигсберге капитан Вайс с большой симпатией относился к свободолюбивым устремлениям украинцев и сотрудникам УВО, и в этом смысле он информировал центральные государственные инстанции в Берлине.

Яры как единственный референт по УВО быстро научился представлять лживые на 9/10 донесения о деятельности и тем самым ускорил принятие решения о финансировании УВО. Именно Яры был тем человеком, которому отделение контрразведки выдавало деньги, а он затем передавал их в УВО. В действительности УВО представляла собой в то время (1923 г.) в Польше очень слабую организацию. Постоянные аресты и погромы, проводившиеся поляками систематически в отместку за проводившиеся украинцами покушения и диверсии, практически парализовали работу УВО, так что во всей Польше практически могло как-то действовать лишь одно информационное отделение.

К этому времени (конец 1923 г.) командование рейхсвера организовало для членов УВО курсы в Прусской Голландии, наподобие тех, что действовали в Мюнхене. И здесь не обошлось без Яры. В начале 1924 г. он приехал в Берлин. Используя свои кенигсбергские связи, он основательно внедрился в министерство рейхсвера. Он передавал туда все сведения, поступавшие ему от разведслужбы УВО в Польше, и стал пользоваться там большим доверием. Какие суммы денег он получал от абвергруппы, не знал ни один украинец. Он ловко вел все это дело, так как, с одной стороны, сумел убедить всех в своей незаменимости для УВО, а с другой стороны, подружившись со многими офицерами в министерстве рейхсвера, он мог рассчитывать, что те поддержат его в любой ситуации.

Все протесты, раздававшиеся со стороны некоторых кругов УВО, разбивались о Коновальца, энергично защищавшего Яры. Тем временем Яры устраивал разного рода праздники, на которые приглашались также офицеры министерства рейхсвера. Таким образом он все больше укреплял свои позиции в этом министерстве. Его поведение в министерстве было все более таинственным и лживым и становилось достоянием гласности. Члены УВО, чьи протесы оставались втуне, стали покидать ее ряды. Но он все время умудрялся овладевать ситуацией.

В 1926 году капитан запаса Йозеф Думин (ныне в Кенигсберге), бывший руководитель разведслужбы УВО, предоставил в министерство подробную докладную записку о неприглядной деятельности Яры, в которой приводились убедительные факты, свидетельские показания и пр. Он сообщил, к примеру, что однажды, когда касса УВО оказалась пустой, Яры потребовал от него сообщить имена германских агентов (группы обер-лейтенанта Рауха), работавших в Польше, чтобы выдать их полякам и получить за это деньги, на что он не согласился. Господин Думин называет в своем докладе даже свидетелей этого разговора. Но, как ни странно, этот доклад ни в малейшей степени не повлиял на положение Яры. Наоборот, никто не допросил свидетелей, не проверил фактов, более того, все эта докладная была передана Яры с тем, чтобы он написал свое опровержение.

В 1925 г. Яры купил себе виллу с прекрасным фруктовым садом в Берлин-Фалькензее. Сначала он об этом не распространялся, а затем распустил слух, будто получил наследство от отца, но когда выяснилось, что у отца не было никакого состояния, то он стал врать, что это наследство досталось ему по материнской линии. А впоследствии уже стал рассказывать, что это приданое его жены, которая, кстати сказать, бежала из родного дома и с тех пор никакой связи с родителями не поддерживала (как известно, ортодоксальные евреи никогда не давали приданого дочери, бежавшей с гоем). В этом случае ее родители тоже ничего не имели за душой. С тех пор празднества и приемы в семье Яры стали известны во всем Берлине.

А драгоценности госпожи Яры, которые она иногда неосторожно демонстрирует, наводят на размышления, но толком никто ничего не может выяснить, хотя ходит очень много всяких слухов, например, утверждают, что он работает на большевиков (это как-то сказал сам Коновалец). Не выяснена также и роль матери Яры, проживающей в Варшаве, и ее отношения с сыном.

В кругах УВО неоднократно возмущались этими аферами, но избавиться от всего этого не удавалось, так как именно Яры был единственным человеком, имевшим не только доступ во все кабинеты министерства рейхсвера, но располагавшим там бесчисленными дружественными связями, в то время как украинцы все больше считались с возможностью войны на Востоке. Единственным государством, могущим как-то помочь украинцам, была Германия, и многие опасались, что Яры, если только его отстранить от дела, может устроить невиданный скандал не только в министерстве, но и в самых высоких инстанциях германского рейха (на что он в принципе был способен), чтобы отомстить за себя.

В 1929 г. позиция Яры была еще настолько сильна, что он вынудил Коновальца переселиться в Женеву, чтобы самому оставаться в Берлине в роли бесконтрольного хозяина. В это время ему удалось завязать знакомства с влиятельными лицами во внешнеполитическом ведомстве, где он выдавал себя за неофициального представителя украинцев.

Что касается УВО, то она все больше нуждалась в средствах. Но вместо того чтобы добывать себе средства за счет организации работы в своей стране, Коновалец и Яры пошли по более легкому пути: они хотят получать деньги за счет пропаганды в зарубежных странах, например в Германии. Поэтому им приходится проводить в Западной Украине какие-то акции с тем, чтобы затем их препарировать и раздувать за границей, особенно в Америке, утверждая, будто речь идет каком-то восстании в ближайшее время, и что для этого требуется материальная поддержка. Подобного рода акции находят поддержку многочисленных украинских эмигрантов в США и Канаде.

Благодаря этим денежным субсидиям, которые тоже проходят через руки Яры, он сумел найти себе многих друзей среди западных украинцев, которым он оказывал щедрую помощь, если они попадали в трудное положение. Такой друг Яры капитан запаса Головинский, возглавлявший в то время УВО в Западной Украине и пользовавшийся поддержкой со стороны Яры, довел организацию в идеологическом смысле до полного упадка. Ее деятельность в стране продолжает затухать, так как у нее больше нет сторонников. Чтобы предстать перед заграницей сильной организацией, необходимо располагать какой-то базой. С этой целью Яры предложил Коновальцу попытаться каким-то образом завоевать на свою сторону существовавшие тогда украинские национальные молодежные союзы.

Начали с того, что стали делать «коллегиальные» денежные подарки разным национальным журналам и обществам или даже писателям, оказавшимся в затруднительном положении, будто и вправду честно желали помочь людям в их нужде и стремлениях, и это нередко приносило успех. Таким образом вскоре были привлечены почти все украинские национальные молодежные организации, так что уже в 1929 году в Вене состоялся конгресс украинских националистов.

Этот конгресс, финансировавшийся с широкой оглаской Коновальцем, избрал его, само собой разумеется, вождем. Так возникла Организация украинских националистов (ОУН), которая была в конечном итоге не чем иным, как реанимированной УВО. Опираясь на массовое членство этих объединенных организаций, появилась возможность возобновить акции в Польше.

Так, в 1930 году была проведена пресловутая акция саботажа. Но и поляки приняли крутые контрмеры. Все деревни, почти все украинские заведения и школы, общинные дома, театры, библиотеки были уничтожены в ходе широкой террористической волны, в которой принимали участие военные. Избиения и пытки украинского населения в Галиции набрали такого размаха, что вся Европа подняла голос протеста, что вынудило польскую сторону прекратить эти действия. Герои Коновалец и Яры, которым неплохо жилось за границей, сумели нажить на этой трагедии украинского народа хороший капитал в Америке. В американской украиноязычной прессе страдания украинского народа характеризовались как зверства поляков. Газеты призывали провести сбор средств для украинской армии, под которой, конечно, подразумевалась ОУН и УВО. Таким образом кассы УВО довольно долго пополнялись американскими долларами.

Копии документов: ЦГАВОВУ Украины, коллекция микрофотодокументов №8 (КМФ-8).

Tags: национализм, оун, уво, фашизм
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments