varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Осип Зинкевич: бизнес на крови

Осип Зинкевич об «украинской работе»
У меня странная привычка — читаю газеты с ножницами в руках. Тем, заинтересовавших меня, было немало: расстрелянное возрождение 1920—1930-х годов, диссидентское движение, шестидесятники. В результате собралось огромное количество материалов. Никто и подумать не мог, что станет возможно переехать в Украину, даже приобрести какой-то дом (этот — наша собственность), где можно весь архив разместить. Здесь и в других комнатах находится крупнейший в мире архив украинского самиздата! Кроме нас, этим занималось и издательство «Сучасність», большинство документов которого, к сожалению, пропало после смерти директора Николая Лебедя. Правда, есть архив самиздата в Национальной библиотеке Украины им. В. Вернадского. Но там преимущественно неформальная пресса, появившаяся уже в 1988—1990 годах.

Как когда-то в КГБ, у нас заведены папки на политзаключенных (смеется). Некоторые из них, например, Иван Дзюба, приходили сюда и удивлялись, сколько о них писалось в западной печати. Это благодаря нашему сотрудничеству с «Международной амнистией». Если в  емократических странах дело того или иного политзаключенного получает огласку, к нему начинают иначе относиться. Но, несмотря на резонанс дела Василия Стуса (публикации его обращений в заграничных СМИ, выход сборника «Палімпсести» в США...), поэта довели до смерти...

Мы тесно сотрудничали с Международной амнистией, которая, получая информацию о ситуации в Украине через свои источники, делилась ею с нами. Много материалов получало радио «Свобода», к слову, финансированное в то время ЦРУ, что сегодня не является тайной. Однако больше всего самиздата поступало в «Смолоскип» по разработанным нами самими схемам. Наиболее эффективная действовала в Копенгагене, куда причаливали советские суда. Один капитан привозил документы и оставлял их в условленном тайнике в одном из парков, подавая и дату своего следующего приезда. Потом наш сотрудник, между прочим, датчанин (мы тесно сотрудничали с датскими правозащитниками), шел туда, забирал «передачу» и звонил, мол, приезжайте.

— А что известно об этом капитане? Вы когда-нибудь встречались с ним?

— Кажется, он сейчас дослужился до адмирала Черноморского флота Украины. Насколько знаю, говорит о своих «услугах» неохотно. На самом деле были разные люди: моряки бывшего советского флота, журналисты, спортсмены, которые в тоталитарные времена были источниками информации для заграничных украинцев.

Да, у меня была не одна встреча с этим капитаном в Копенгагене. И как-то был интересный случай. Иногда у человека сильно срабатывает интуиция. Сколько ездил за границу, никогда не брал раскладной нож (тогда еще можно было). И вдруг беру его в поездку в Копенгаген. В Копенгагене жду капитана. Он опоздал на два часа. Мгновенно передал пакет, перевязанный шнурком, мол, спешит. Мне пришло в голову: а что, если это бомба... Я знал, как убили Евгения Коновальца. Отправился с этим пакетом в парк, где ночью нельзя было гулять. Положил «передачу» под дубом, на небольшой горе, возле озерца, и жду, что взорвется... Уже на рассвете перерезал шнурок этим ножиком, а внутри — едва не все документы Украинской Хельсинкской группы. Смотрю вверх, а оттуда наблюдает за мной крепкого телосложения датский полицейский. Я оказался в полицейском участке, рассказал обо всем, как было (потом прокатилась волна критики в мой адрес за это). Очевидно, там скопировали часть документации, а потом все повернули и меня отпустили. Результат — большая книга почти на тысячу страниц «Український правозахисний Рух» на украинском и английском языках.

— Прямо детективный сюжет...

— А вот, смотрите, видите эту куклу, почти разрезанную пополам (показывает). Это подарок от выдающегося украинского художника Опанаса Заливахи. Он передал таких две — девушку и парня в украинских костюмах. Мы с женой, ничего не подозревая, положили их в сервант. Через несколько месяцев я попал в больницу с аппендицитом. И там мне приснилось, что в этих куклах должно что-то быть. Когда я вернулся из больницы, решил разрезать этих кукол, жена подумала, что я сошел сума... И что вы думаете, и в одной, и во второй были диапозитивы картин Заливахи. Художник хотел, чтобы издали альбом за границей. Альбом вышел уже в Украине. В США сложно было его напечатать — слишком ценный, а «Смолоскип» «жил» за пожертвования украинской диаспоры.

— А что из украинского самиздата удалось издать в диаспоре?

— Многое. Хочу вспомнить, в частности, «Горе от ума» Вячеслава Чорновила. В то время западная пресса ничего не писала об украинских делах. Последняя статья вышла в Le Figaro в 1950 году об убийстве Романа Шухевича. Выглядело так, будто Западу не хотелось портить отношения с СССР и, ясное дело, под давлением разных факторов было предвзятое отношение к украинцам и к украинскому делу. Получив уникальное на то время произведение «Горе от ума», мы поставили перед собой главную цель — превратить это произведение в мировое событие. И нам это удалось. Во-первых, мы обратились к радио «Свобода», которое тогда слушали сотни тысяч, а может, миллионы слушателей. Во-вторых, удалось выйти на Збигнева Бжезинского, Государственного секретаря США, который помог напечатать «Горе от ума» в одном из крупнейших и престижнейших американских издательств — «Мек Гро енд Хилл». В конце концов, западная пресса заговорила о репрессиях, диссидентском движении в Украине, об Украине, украинском вопросе. Впоследствии огласку получила книга Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?», вышедшая на разных языках. Так удалось сломить блокаду относительно освещения украинских вопросов в иностранных СМИ и одновременно донести украинский вопрос до многих политических деятелей Запада и получить их поддержку.

Евгений СВЕРСТЮК, редактор газеты «Наша віра»:  

у пана Осипа хорошее чувство на имена, в частности, на имена, в то время не очень популяризированные. Передо мной книга «Широке море України». Когда она вышла в печать, я ее не видел. Зато мои следователи видели: тогда я был арестован, а они познакомились с моими статьями заграничного издания 1972 года еще раз. Словом, пан Осип удачно мог использовать попадавшийся в руки материал. Возникал, разумеется, вопрос: насколько это корректно по отношению к заключенным... Я могу ответить в соответствии с логикой моего поведения во время заключения: относительно меня это было целесообразно. Осознавал: чем больше публикаций будет на Западе, тем лучше — чтобы здесь не играли роль дурачка, мол, никто не знает, кто ты. И в этом пан Осип занял очень твердую позицию: печатал поступающие материалы, понимая, что они приходят неслучайно... Между прочим, работники КГБ тоже не имели никаких сомнений в том, что мы сами же и способствовали их передаче за границу.

Сложно объяснить современным читателям, но еще сложнее было объяснить читателям конца 80-х, что наши фамилии мало что означали для большинства читателей в Украине. Даже очень возвеличенное сейчас имя Василия Стуса в представлении рядового члена Союза советских писателей было именем «того, кого арестовали в 1972 году». Я почувствовал, что значат наши имена, когда попал за границу в 1989 году, и увидел, что все тамошние украинцы знают меня и приветствуют как человека, вернувшегося с того света. Это без преувеличения. И, конечно, Осип Зинкевич создавал популярность своему издательству именно на этих именах. У него хватило деловой ориентации, чтобы переселиться в Киев. Потому что там эпоха публикации самиздата закончилась. А нужно пропагандировать произведения, фиксирующие дух национального сопротивления, в Украине. И среди всех украинцев, которые переселились сюда, Осип Зинкевич, бесспорно, наиболее эффективен.

Кратко: Глава известного сейчас в Украине националистического издательства "Смолоскип" Осип Зинкевич успел побывать в дивизии СС "Галичине", потом попасть во Францию, где, будучи студентом-химиком, и организовал издание журнала "Смолоскип" при благословении одного из руководителей ОУН мельниковского толка Плавьюка. Потом в США. Сейчас это издательство - из  США переместилось в Украину. Под фамилией Богдан Ясень Зинкевич побывал представителем США в Комиссии ООН по окружающей среде, а также одновременно был одним из руководителей Американского украинского комитета по выполнению Хельсинкских соглашений.

Tags: национализм, оун, фашизм, цру
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments