varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Category:

Полемика Суворов-Резун: историк или авантюрист?

1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война. Кто победил в ней, хорошо известно — СССР и его союзники по антигитлеровской коалиции. Но вот о том, кто начал Вторую мировую, до сих пор спорят историки, публицисты, журналисты и политики. Нынешние власти Польши и стран Балтии безапелляционны — для них Советский Союз такой же агрессор, как и гитлеровская Германия. С их подачи Парламентская Ассамблея Совета Европы недавно предложила объявить 23 августа — дату заключения пакта Молотова — Риббентропа — Днем памяти жертв нацизма и сталинизма.
В Украине мнения по этому поводу совершенно полярные. Многие не сомневаются в том, что в развязывании войны виновна нацистская Германия. Но есть в стране и те, кто считает агрессором не Гитлера, а Сталина.
На стороне первых огромные массивы архивных документов и свидетельства очевидцев. У вторых — «гуру» по имени Владимир Резун, известный под псевдонимом Виктор Суворов, создатель нашумевших книг «Ледокол» и «День «М».
8 сентября в интервью польской газете Rzeczpospolita Виктор Ющенко, подражая Суворову, поставил СССР на одну доску с гитлеровским рейхом и по сути назвал Советский Союз агрессором: «Вторую мировую войну в Европе вызвали два режима, которые хотели поделить между собой наш континент: коммунистический и нацистский, Сталин и Гитлер, и это их сотрудничество разожгло костер, который привел к 1 и 17 сентября».
Автор статьи, которую сегодня мы предлагаем вниманию читателей, скрупулезно анализирует подобные «теории» и тексты книг Суворова и дает вполне четкий ответ на вопрос, кто виноват в трагических событиях 70-летней давности.


В.МИНАЕВ

Война — это анахронизм; наступит время, когда победы
будут одерживать, не прибегая к силе пушек и штыков.
Наполеон


В телепередаче РТР (29.01.08) «Чужое имя. Измена в мягком переплете», кажется, впервые на государственном телеканале России была дана отповедь изменнику Родины Владимиру Резуну. Возможно, потому, что интерес к творчеству Виктора Суворова (псевдоним Резуна) не снизился и по сей день. «В качестве ответа Резуну-Суворову появилось несколько книг, самая фундаментальная из которых — скрупулезный труд историка Алексея Исаева «Анти-Суворов. Большая ложь маленького человека», — пишет Александр Смирнов в статье «Осторожно: манипуляция сознанием» («2000», № 11 (358), 16—22.03.07).
«К сожалению, из бесед с книготорговцами я узнал, что спрос на раскрученного Суворова выше, чем на его оппонентов... Разрушители СССР, что пришли к власти на «суверенных» осколках поруганной общей Родины, прямо заинтересованы в пропаганде суворовских мифов и создали им режим наибольшего благоприятствования»,— утверждает автор указанной статьи.
Действительно, многие издательства России выпустили в свет многомиллионными тиражами «Ледокол» и «День «М» Виктора Суворова. А творческое объединение «Клото» на сюжетной основе этих книг выпустило 18-серийный телефильм Владимира Синельникова и Игоря Шевцова «Последний миф», который (по экспертным оценкам) в Украине в 2000 г. посмотрели более 20 млн. человек.
Синельников организовал обсуждение фильма на зрительских конференциях на российском и украинском телеэфирах. На украинском телеканале «1+1» телезрителям было предложено ответить на вопрос: «Согласны ли вы с мыслью В. Суворова, что Сталин хотел напасть на Гитлера летом 1941-го, но просто не успел?» Итог интерактивного телефонного опроса во время телепередачи такой: «да» — 2437, «нет» — 1251. Эффективность психологического оружия удовлетворила Синельникова.
Опорные тезисы в книгах Суворова и телесериале одни: Советский Союз — агрессор, он развязал Вторую мировую войну, стремился захватить Германию и всю Европу, а потом — и весь мир. Все это соответствует установке президента США Джона Кеннеди, который в своей доктрине борьбы с СССР не только предписал широко применять идеологические и психологические методы, но и дал указание «доказывать, что СССР и Германия в войне были в равной степени агрессорами».
Яблоко раздора в виде оскверненного прошлого, вброшенное в душу человека, породило предательство собственной веры в истинность исторических фактов, клеветнически прозванных теперь «советскими мифами». Вот Вадим Неделько из Харькова («2000», № 7 (354), 16—22.02.07), начитавшись книг Суворова, обрушился на Сергея Лозунько за его статью «Историческая фальшивка: «речь Сталина 19 августа 1939 года» («2000», № 33 (329), 18—24.08.06). Он обвинил журналиста в том, что тот якобы «использовал известный прием софистики...» и «перевернул все с ног на голову». Жаль, что умная, построенная на исторических фактах и убийственной логике отповедь Лозунько Резуну и Неделько, опубликованная также в № 7, стала известна лишь читателям еженедельника.
Как же удалось Суворову-Резуну, Синельникову произвольными утверждениями увлечь читателей и телезрителей, склонить их согласиться с ложными обвинениями в адрес страны, победившей фашизм, солидаризироваться с информационным терроризмом против народа, который освободил Европу и спас мир?
И Суворов-Резун, и авторы телефильма все доказательства ведут методом ad populum — «к публике», т. е. стараются убедить в истинности своих исторических «открытий», воздействуя на чувства, а не на разум людей, и с помощью определенных приемов заставить их поверить в истинность выдвинутых ими тезисов.
А оппоненты Суворова строят свои опровержения на подлинно научных доказательствах ad veritatem — «к истине», представляющихся неубедительными тем, кто утратил волю к размышлению и поверил, что исторические факты — ложь. Кроме того, для опровержения одной лживой страницы требуется, как говорит наука, до десяти страниц правды. Такой объем опровержений не издашь миллионными тиражами, да и те, кто введен в заблуждение подтасованными аргументами и умышленно некорректными умозаключениями, не осилят столь фундаментальный труд.
Думается, наиболее эффективным методом опровержения в данном случае может стать не доказательство по существу, а характеристика автора, т. е. доказательство ad hominem — «к человеку». При этом ставится задача показать, что Суворов-Резун не является историком, ему нельзя верить. Ведь историк — собиратель фактов, и всякая их переоценка, искажение, умышленное замалчивание несовместимы с этим званием. Прибегающий к подобным средствам — лжеисторик, мошенник. Единственное достоинство фабрикуемой им эрзац-истории состоит в том, что мнение о ней ясно показывает, «кто есть кто».
Промеж слепых кривой — первый вождь
Вот несколько суждений о книгах «Ледокол» и «День «М» и об их авторе, высказанных в телефильме «Последний миф», при его обсуждении, а также в газетных статьях и телепередачах.
И. Геращенко, писатель, бывший диссидент: «Книга его «Ледокол» и последующие книги —...чисто, строго исторические... Если кто-то высказывается против книг Суворова, читая их, — тот человек непорядочный... между прочим, на Западе его книги запрещены».
М. Любимов, писатель: «Все это он выдумал из головы. Он обладает очень неплохой логикой... в самую главную тайну Советского Союза он проник буквально через открытую дверь...»
В. Сергийчук, историк: «Опровергнуть Суворова фактически нельзя. Книги Суворова в основном отвечают исторической правде».
С. Кара-Мурза, профессор, социолог: «Вопрос об истине здесь не стоит. Это операция психологической войны. Не в этих операциях истина выявляется. В одном задача... ясная совершенно: разрушить насколько возможно один из главных символов, который скрепляет наше общество».
А. Павлов, генерал-полковник, бывший замначальника ГРУ: «Для меня ажиотаж, поднятый вокруг... Суворова, вызывает удивление. Вот у этого, как говорится, полуграмотного офицера в войсковой службе и в разведке была жажда разоблачить политику Советского Союза... В Советском Союзе он сделать это не мог, а там сделал... Для нас это звучит смешно».
А. Герман, кинорежиссер: «Он произвел на меня впечатление... хитрого лгуна».
С. Кульчицкий, д-р ист. наук, профессор: «Суворов очень талантливый писатель. Он блестяще, так на уровне детектива, развивает проблему... это абсолютно не историк».
Л. Титаренко, журналистка газеты «Голос Украины»: «...Перед Украиной, я убеждена, Резун-Суворов ни в чем не виноват. Наоборот, Украина может гордиться и пригласить к себе писателя, книги которого потрясли умы миллионов людей планеты, писателя, который... имеет глубокие украинские корни...»
Л. Кравчук, бывший коммунистический идеолог, первый президент Украины: «Я с удовлетворением прочитал эту книжку... Мы имеем 16—17 миллионов человек, которых уничтожила система. Уничтожили войны, порожденные системой и гитлеровской, и сталинской... я большой разницы между ними не вижу».
Ю. Бабаянц, генерал-лейтенант, заслуженный разведчик, сослуживец В. Резуна: «Что Суворов предатель, ни у кого сомнения нет. Мы располагаем достоверными данными, что он выдал более 200 человек, тех, с кем он учился, кого знал».
В. Новодворская: «Владимир Резун совершил в своей жизни два достойных поступка. Первый... — это то, что он ушел на Запад и заложил всех, кого мог, из ГРУ. Жаль, что 200 человек, а не 2 тысячи. Второй достойный поступок: он поставил вопрос о мифах Второй мировой войны, и особенно о том, что по какому-то недоразумению мы называем Великой Отечественной войной».
В. Неделько: «Резун... блестяще «вычислил» на основании исключительно открытых сведений и первым раскрыл всему миру тщательно скрываемую тайну о том, что Сталин готовил вторжение в Европу, но Гитлер его опередил».
В. Анфилов: д-р ист. наук, профессор: «В своей книге Суворов ссылается на мои работы, посвященные периодам кануна и начала войны, толкуя приводимые в них факты превратно и тенденциозно, на что мне неоднократно приходилось указывать».
В. Сидак, бывший начальник Секретариата КГБ СССР: «Настоятельно не рекомендовал бы нашим маститым историкам и многозвездным генералам вступать в полемику с этим пустозвоном. «Суворов» — это коллективный псевдоним соответствующего подразделения СИС*... у нее в консультантах числится весь цвет британской профессуры из Оксфорда и Кембриджа. Резун — это мелочь, ширма, сливной бачок...»
«Книжное обозрение» (4.03.97): «9 февраля 1997 г. в Калифорнии состоялось собрание Президиума Международной Академии Наук, Образования, Индустрии и Искусств. Тайным голосованием собрание единогласно постановило принять почетным членом Академии автора книги «Ледокол» Виктора Суворова и присудить ему высшую награду Академии — Большую Золотую медаль Альберта Эйнштейна «За выдающиеся заслуги».
В. Зайцев, журналист: «Главная ошибка всех, кто вступал в дискуссию с г-ном В. Резуном, заключается в том, что они до сих пор пытаются спорить с ним как с ученым, как с историком... просто как с порядочным человеком. А Резун-Суворов не является ни первым, ни вторым, ни, особенно, третьим».
Е. Сверстюк, украинский писатель: «Полвека нам заговаривали зубы победой. Это была своеобразная идеологическая паранойя, парализовавшая здоровую психику и переключившая ее на инфантильное топтание вокруг затертых слов».
А. Зиновьев, диссидент (в 1976 г. был выслан из СССР), писатель, ученый: «То, что войну — Вторую мировую, войну против Советского Союза — готовил Запад, — это бесспорный, научно установленный факт. у нас отняли результаты в Великой Победе, в величайшей в истории человечества войне».
Эти полярные мнения не каждый разделит на разумные, объективные оценки и ложные, возможно, высказанные по слепоте. Еще один случай убедиться в мудрости пословицы: промеж слепых кривой — первый вождь.
А чтобы приблизиться к пониманию истинной натуры Суворова-Резуна и раскрыть ее самовыявление в его рассуждениях, расчленим изучаемый предмет на составные элементы, не требующие сложного процесса исследования, и проведем объективный анализ логики, способов формирования высказываний, некоторых черт творческой манеры, проявившихся в книгах Суворова и в репликах и монологах Резуна, которые прозвучали в телефильме и беседах с журналистами.
Как ни мудри, а концов не отрубишь
В телепередаче РТР (29.01.08) Владимир Резун высокомерно заявил: «По большому счету... никто меня опровергнуть не может. И опровергать меня даже не надо. Это контрпродуктивно. «Ледокол» пробился и победно идет вперед. Утопить его пока никому не удалось».
Не будем топить «Ледокол». Но познакомимся поглубже с его создателями и капитаном. И не будем по возможности касаться полков и дивизий, упоминаниями о которых нашпигованы страницы «Ледокола» и «Дня «М»: это дело военных историков. Рассмотрим то, что на поверхности и поддается исследованию невооруженным глазом.
Вот для сопоставления основные положения, представленные в рассматриваемых книгах: Советское руководство готовило Красную армию и всю страну к захвату Германии и всей Западной Европы. Ради захвата последней Советский Союз развязал Вторую мировую войну. Окончательное решение начать войну Сталин принял 19 августа 1939 г., это и есть день, когда он начал Вторую мировую. — Уже 23 августа 1939 г. Сталин выиграл Вторую мировую войну — еще до вступления в нее Гитлера. — Пакт Молотова—Риббентропа был придуман Сталиным для того, чтобы руками Гитлера начать Вторую мировую войну, разорить и ослабить Европу, в том числе и Германию. — Гитлер поверил Сталину и подписал пакт, который создал для Германии заведомо проигрышную ситуацию войны против всей Европы и всего мира, поставив это государство в положение единственного виновника войны. — Если бы Гитлер не начал Вторую мировую 1 сентября 1939 г., Сталину пришлось бы искать другую возможность или даже другого исполнителя, который бы толкнул Европу и весь мир в войну. — Тайная мобилизация должна была завершиться нападением на Германию и Румынию 6 июля 1941 г. Эта мобилизация была направлена всецело на подготовку агрессии; ввиду колоссальных масштабов скрыть ее не удалось. Гитлеру ничего не оставалось, кроме как нанести превентивный удар, и он упредил Сталина на две недели. — День «М» — это не начало мобилизации, а лишь момент, когда тайная мобилизация объявляется и становится явной. — Гитлер принял окончательное решение напасть на Сталина 18 декабря 1940 г. Но германская промышленность не перешла на режим военного времени... — В октябре 1940-го план «Барбаросса» еще не подписан. Гитлер пока не решился на войну против Сталина. А Сталин уже принял решение. — 22 июня 1941 г. Гитлер сорвал сталинский план войны, перенеся ее на территорию, где она родилась 19 августа 1939 г. — 22 июня — просто день начала наступления вооруженных сил одного государства против ВС другого государства в ходе войны, в которой оба давно участвуют.
19 сентября 1939 г., город Молодечно. Старая крестьянка приветствует бойцов Красной армии. Фото ТАСС

Когда же все-таки Сталин начал Вторую мировую? Если 19 августа 1939 г., то против кого? А если он собирался напасть на Германию и Румынию 6 июля 1941-го, то какую войну (и с кем) начал 19 августа 1939-го? И если 23 августа 1939 г. Сталин «выиграл войну», то чем объяснить, что потом, в 1941—1945 гг., потерял в войне 26 млн. советских людей? Раз Гитлер упредил Сталина на две недели — значит, Сталин до 22 июня 1941 г. войну не вел. Если же 22 июня 1941-го — не более чем дата начала наступления гитлеровцев на СССР уже в ходе давно идущих военных действий между СССР и Германией, то когда же эта война началась? Однозначно истолковать этот замысловатый ход рассуждений не представляется возможным. В доказательствах Суворова-Резуна налицо грубая подмена тезиса. А это — не что иное, как софизм, сознательное обоснование ложного положения.
Для вящего убеждения читателя в тексте обеих книг многократно повторяется слово «тайная» («тайная мобилизация», «тайно грузится», «тайно двинулся»...). Умышленно извращается суть термина «война», который автор сплошь и рядом подменяет отнюдь не тождественными ему, такими как «тайная мобилизация», «развязывание рук» кому-либо и пр.
Курьезные аргументы приводятся в суждении о боевой готовности Советского Союза к нападению на Германию. «Центральный вопрос моей книги: если Красная Армия не могла вернуться назад, но и не могла долго оставаться в приграничных районах, что же ей оставалось делать?» Далее следуют как бы более обстоятельные «доказательства»: «Мы уже знаем, что армии второго стратегического эшелона Сталин должен был неизбежно вводить в бой в 1941 году независимо от действий Гитлера просто потому, что в западных районах страны эти армии негде было размещать на зиму и зимой негде тренировать». Кроме того, «эту массу войск было бы просто нечем кормить». А «внезапный удар Красной Армии в 1941 году сулил захват новых богатых территорий и резервов продовольствия (например, в Румынии)».
У разумного читателя эти «доводы» не могут не вызвать целый ряд вопросов. Где размещали в течение четырех военных зим советские и немецкие армии? Где на протяжении этого периода брали провиант для прокорма огромных армий без румынских «резервов продовольствия»? Мне довелось видеть румынские войска, которые со своей «богатой территории» вторглись на нашу: солдаты, как саранча, набрасывались на неубранные поля, с жадностью поедая сырую кукурузу... О том, что эти войска содержались на «подножном корму», писал и генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих воспоминаниях «Утерянные победы».
Голословное утверждение Суворова-Резуна о том, что «коммунисты... готовили внезапный удар по самому Гитлеру, чтобы захватить разрушенную им Европу», здравомыслящий читатель легко опровергнет простыми вопросами: почему же они не нанесли такой «внезапный удар» летом 1940-го, когда на восточной границе Германии почти не было немецких войск, и почему не захватили разрушенную Европу в 1945 г., когда танки Красной армии могли за сутки дойти до Ла-Манша и когда советские ВС были самыми мощными в мире?
Не выдерживает критики и заявление, якобы СССР, готовясь к нападению на Германию, заготовил новые рельсы (их штабеля на станции Брест будто бы блестели на солнце — опять прокол: блестят только старые, изъезженные), собираясь «перешить узкую западноевропейскую колею на широкий советский стандарт». Ведь сразу возникает вопрос: почему же не «перешили», когда освобождающая Европу Красная армия остро нуждалась в подвозе боеприпасов и боевой техники? Только в 1945 г. Союз построил железную дорогу Москва—Берлин.
В подтверждение тезиса о том, что Гитлер начал войну, не переведя промышленность на военные рельсы (тогда как Сталин, мол, еще в январе 1939-го перевел), и приступил к операции «Барбаросса» без подготовки, сообщается: у немецкой армии не было лыж, зимней смазки, бараньих тулупов и т. д.
На деле промышленность Германии работала на войну задолго до нападения на СССР. С 1934 г. по 31 августа 1939-го (т. е. до начала Второй мировой) военные расходы Германии составляли 59% расходной части госбюджета. К весне 1940 г. особенно заметно увеличились ВВС, вдвое выросло число танковых соединений, продолжало развиваться производство вооружения, боеприпасов... На вермахт (который к тому же захватил в виде трофеев вооружение 92 французских, 22 бельгийских, 18 голландских, 12 английских, 30 чехословацких и 6 норвежских дивизий) работали 65 тыс. предприятий 11 оккупированных стран. Если в СССР в 1940-м выплавлялось 33,2 млн. т чугуна и стали, то в Германии — более 36 млн. т, а вместе с оккупированными странами — 81,5 млн. т. Станочный парк в СССР в 1941-м составлял 710 тыс. единиц, в Германии — 1 млн. 700 тыс.
На совещании с высшим военным руководством 31 июля 1940 г. Гитлер заявил: «Россия должна быть ликвидирована... Операция только тогда будет иметь смысл, если мы одним ударом разгромим государство... Начало — май 1941 года. Срок проведения операции — пять месяцев». Но несмотря на этот намеченный сжатый срок, германская армия зимой была обеспечена почти всем необходимым, кроме бараньих тулупов. Когда гитлеровцы отступали после поражения в Сталинградской битве, их интенданты на глазах жителей моего города на огромных кострах сжигали валенки, шерстяные одеяла, маскхалаты, финские лыжи...
В противоположность этому в СССР только на восьмой день после начала войны, 29 июня 1941 г., Совнарком и ЦК ВКП(б) направили директиву советским и партийным организациям прифронтовых областей с предписанием перестроить народное хозяйство на военный лад. 30 июня был создан Госкомитет обороны. Итак, СССР не мог угрожать Германии, находясь в мирных условиях. Перестройка экономики была завершена в середине 1942 г., т. е. на втором году войны.
Подобных несообразностей у Суворова — хоть пруд пруди. Каждая глава книг, пространные речи Резуна в телефильме и интервью кишат выводами, построенными на ложных основаниях, не отражающих реальных связей событий и явлений. В своих суждениях он умышленно сочетает несовместимые, неполные и неясные определения, признаки которых сами являются неизвестными и нуждаются в определении.
В основе учености лежит знание законов правильного мышления. Если Суворов-Резун — ученый-историк, аналитик, то при раскрытии сущности исторического у него логическое должно было выступать способом всестороннего исследования предмета. Однако из «анализа» богатой информации в его произведениях и высказываниях не делаются объективные, доказательные и точные обобщения. Если бы он действительно стремился донести до читателей правду о виновниках Второй мировой, следовало сделать выводы из реального хода событий того времени. Ведь еще до 1 сентября 1939 г. на планете бушевал пожар войны, разожженный агрессивными действиями главным образом Италии, Германии и Японии.
На XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г. Сталин в докладе сказал, что новая — вторая — мировая война идет уже второй год. И Советский Союз даже косвенно не стимулировал те события. Наоборот, во весь голос призывал весь мир обуздать агрессоров. А тем временем — при попустительстве Великобритании и США — к моменту нападения на СССР гитлеровская армия захватила Францию за 39 дней, Польшу — за 27, Норвегию — за 23, Грецию — за 21, Бельгию — за 18, Югославию — за 12, Голландию — за 5 дней, а Данию — за 24 часа.
«Обобщения», которые делает Суворов, к примеру, из анализа вооруженности танками противоборствующих сторон, носят совсем иной характер. «Германские моторизованные дивизии 1941 года танков в своем составе не имели. Советская моторизованная дивизия 1941 года — 275 танков». Но эти структурные единицы вооруженных сил несравнимы, хотя и имеют аналогичные названия.
«Теперь вспомним, — пишет Суворов, — что в сентябре 1939 года Гитлер вступил во Вторую мировую войну, имея шесть танковых дивизий. В подавляющем большинстве танки были легкими... Весной 1941 года «нейтральный» Сталин формировал танковых дивизий больше, чем их существовало во все времена во всех странах мира вместе взятых, как во времена Сталина, так и после него... И возникает вопрос к историкам: если шесть дивизий легких танков — это неоспоримое свидетельство стремления начать войну и захватить весь мир, то о чем свидетельствует создание 61 танковой дивизии за один год и начало развертывания еще такого же количества танковых дивизий?»
Здесь, как и на каждой странице рассматриваемых книг, Суворов водит читателя за нос. Он сравнивает разновременное (у Гитлера в 1939 г. и у Сталина — весной 1941-го) и прибегает к грубой лжи, приводя неверные цифры, характеризующие количество танков с одной и другой стороны.
Хитросплетения и уловки, подтасованные аргументы, умолчания и ложные выводы понадобились Суворову-Резуну для извращения исторической действительности. Уже из приведенных примеров можно сделать вывод: его никак нельзя признать ученым. Да, учился Резун и в Суворовском училище, в Военно-дипломатической академии... Да так и не постиг старой истины: как ни мудри, а концов не отрубишь, как ни хитри, а правды не перехитришь.
Карикатура из западной печати (1939 г.): Любопытно, сколько продлится этот медовый месяц?..
Продолжение следует.

Tags: вторая мировая война, информационные войны, мифотворчество, ревизионизм, резун
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments