varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Мазепу от украинцев охраняли московские стрельцы

Я уже как-то напоминала, что именно Мазепа первый ввел в Малороссии панщину (барщину), в связи с чем его от украинцев охраняли московские стрельцы. Поскольку повторение - мать учения, - на ту же тему:

(Серия «Мифы Украины: Мазепа»)
Согласно общей установке, И.С. Мазепа в описании современных украинских историков, за исключением нескольких спорных эпизодов,  предстает перед нами личностью величественной, благородной, возвышенной, и тем «трагичней» будет выглядеть его дальнейшая судьба, готовившая ему участь одинокого борца за свободу, проклятого церковью, не понятого даже собственным народом. Впрочем, стоит выяснить, почему народ его не понял и не поддержал, и когда это непонимание сложилось? А поскольку забота о благе Украины предусматривает в первую очередь заботу об её народе, украинские историки этот вопрос вниманием не обходят. И здесь, как выясняется, И. С. Мазепа оказался явно не на высоте.

Первые капиталы Мазепы были получены на запрещённой в России спекуляции алкоголем, которую А. Оглоблин называет «крупными торговыми операциями» [1]. И надо сказать, что в то время, когда в старорежимной России давно утвердилась государственная монополия на производство и продажу водки, украинская контрабандная горилка наносила российскому бюджету довольно ощутимый ущерб.  

Но главные богатства Мазепы были «заработаны» несколько иначе - за счёт ограбления собственного народа. Стремясь хотя бы отчасти оправдать И. С. Мазепу, историк А. Швыдько пишет, что «гетман пытался упорядочить раздачу земель», а у некоторых полтавских землевладельцев, притеснявших крестьян, даже отобрал имения, но - увы - «он был сыном своего времени», и крестьяне «по различным причинам» [2] всё равно лишались своих земель.

О том, каковы были эти «причины», свидетельствуют многочисленные универсалы гетмана по раздаче земли старшине, а также универсал о переходе «пидсусидков» в посполитые (1701 г.), способствовавший закрепощению свободных крестьян и простых казаков [См.: 3]. Подтверждает это и украинский историк А. Оглоблин, по данным которого в период гетманства И. С. Мазепы было подписано около тысячи поземельных универсалов [См.: 4], по которым значительная часть земли, заселённой свободными малороссами, оказалась в руках гетмана И. С. Мазепы и казацкой старшины.

Иными словами, он «первый ввел в Малороссии панщину (барщину)» и «позволил старшинам обращать казаков к себе в подданство и отнимать у них земли» [5]. Но и это еще не всё. Понимая, какое недовольство может вызвать подобная политика, И. С. Мазепа закрепощал свой народ так, чтобы все считали, что его заставляют это делать «москали». В частности, по словам М. С. Грушевского, «покорно подчиняясь московской власти» [6], Мазепа все годы своего гетманства вместе со старшиной грабил и закрепощал свой народ, захватывал казацкие земли, обращая в крепостных  бывших вольных казаков, «не соображая и не задумываясь над тем, какой опасный разлад создавал этот новый общественный процесс на Украине» [7].

Обращаем внимание, что, даже уличая И. С. Мазепу и казацкую старшину в закабалении собственного народа, М. С. Грушевский все-таки главную вину за это перекладывает на Москву. Хотя, захватам земли старшиной и, в частности, гетманом И. С. Мазепой историки нашли ещё одно простое объяснение. По их мнению, таким незатейливым способом Мазепа защищал от произвола старшины ранее свободных  крестьян [См.: 8], а старшина «спасала» украинцев от «империалистической» России.

Третий вариант объяснения, предложенный историками Украины, не менее интересен. Согласно мнению сторонников этой версии, такая политика И. С. Мазепы «свидетельствовала о намерении гетмана создать в Украине слой национальной аристократии, чтобы с ее поддержкой сохранить приемлемый уровень автономии Украины в составе Российского государства» [9].

Иными словами, без ограбления и закрепощения населения старшине невозможно было бы состояться как сословию и сохранить украинскую автономию. И рады были бы освободить народ, да статус автономии не позволял. Свобода старшины требует жертв со стороны народа. И Россия, конечно, тоже была против, чтобы в Малоросси  свободно жили люди. И пришлось старшине, скрепя сердце, подчиниться.        


Таким образом, по мнению большинства украинских историков, захват земель старшиной и закрепощение «украинцев» делались либо по  указке русского царя, либо, чтобы царю и русским помещикам ничего не досталось. И дабы защитить малороссов от крепостнической России и не допустить порабощения Украины, пришлось их самих закрепостить. 

Стоит отметить, что данное обоснование ставит вопрос о переделе власти и собственности на рубеже XVII-XVIII веков в духе современных теорий элит, выстраивая простую связку: без элиты нет народа, без элиты народ погибнет, но без собственности и власти нет элиты. Чтобы элита утвердилась, ей надо позволить захватить власть и собственность, отобрав её у народа подчистую, что мы и наблюдаем в независимой Украине последние двадцать лет.

Однако следует отметить, что в этой связке отсутствует одно весьма важное положение, что основная задача настоящей элиты – не господствовать над умами, душами и телами людей, не раздирать Отечество на куски, не сосредоточить все свои усилия на ограблении собственной страны, а генерировать и реализовывать основные идеи, позволяющие народу выжить и эффективно развиваться. Их главная задача – организовать людей, придав их деятельности высший позитивный смысл; объединить их во имя будущего.

Но так ли вела себя новая «украинская элита»? «М.С. Грушевский, возмущавшийся тем, что Москва в Переяславле не удовлетворила якобы казачью просьбу о том, «чтобы все доходы с Украины поступали в местную казну и выдавались на местные нужды», - мог бы совершенно успокоиться при виде практики, установившейся в Малороссии, - писал историк Н.Н. Ульянов. – Из страны действительно не уходило «ни единого пенязя», все оставалось в руках местных властей. Другой вопрос: действительно ли собиравшиеся деньги «выдавались на местные нужды»? Если бы выдавались, не было бы никакого вопиющего неустройства во всех делах, не было бы народного ропота и недовольства, и не было бы волшебного превращения за ничтожно короткий срок запорожских голодранцев в обладателей огромных состояний… Петр Великий глубоко ошибался, полагая, будто «свободами», «привилегиями» и «легкостью» пользуется весь малороссийский народ. Народ чувствовал себя не лучше, чем при поляках, тогда как «свободы» и «легкости» выпали на долю одному  «значному» казачеству, налегшему тяжелым прессом на все остальное население и обдиравшему и грабившему его так, как не грабила ни одна иноземная власть» [10]. И тогда будет понятно, насколько издевательски звучала фраза из манифеста Петра, что «ни один народ под солнцем такими свободами и привилегиями и легкостью похвалитися не может, как народ малороссийский» [11]. Но виноват ли в этом был царь Пётр? И не напоминает ли такая безответственная разбойничья «политика» казацкой старшины «политику» современной т. н. «украинской элиты», способной только паразитировать на своей стране?      



Тогда обмануть народ оказалось не просто. И «чем более держал Мазепа гетманскую булаву, тем более привыкал малорусский народ считать его человеком польского духа, врагом закоренелых казацких стремлений к равенству и ко всеобщей свободе» [12], - писал Н. И, Костомаров. Постепенно «горькая злоба поднималась в нем против старшины, так хитро и быстро умевшей захватить все в свои руки» [13]. Однако когда возмущённый народ попытался добиться справедливости оружием [См.: 14], «Мазепа со старшиной обратились к террору: замешанных в этих беспорядках хватали и подвергали жестоким наказаниям, от палок до смертной казни, в различных тяжелых формах включительно, и после этого «станула в мире тишина…», как записывает современник Величко» [15]. Ценой казацкого террора порядок был восстановлен. Но всё могло повториться, и дабы не потерять власти в будущем «Мазепа окружил себя поляками, составил из них в качестве своей гвардии особые компанейские сердюцкие полки» [16], а «московское правительство… для большего охранения его личности от народа послало  к нему полк стрельцов» [17].


Итак, как видим, даже М. С. Грушевский поневоле отмечает, что Мазепа был хитер, лжив, жаден, жесток и не дальновиден, хотя и умел до времени все это скрывать. Благодаря этим качествам ему удалось, правда, сделать блистательную карьеру, пройдя путь от домашнего учителя до всесильного правителя Малороссии. При этом, в короткий срок он стал богатейшим вельможей Европы и России, имевшим по самым разным подсчётам до 500 тысяч крепостных [См.: 18]. Вдумаемся, возможно, самый большой в истории России казнокрад и взяточник всесильный фаворит Петра I князь А. Д. Меншиков владел 100 тысячами крепостных душ, а И. С. Мазепа имел их до полумиллиона. Так, в частности, историк М. Котляр сообщает: «Гетман сказочно разбогател, имея в крепостной зависимости около полумиллиона крестьян» [19]. А если при этом учесть, что все население Левобережья тогда составляло около 1,8 млн. человек [См.: 20], то станут понятны настоящие масштабы этого социального переворота и экономического передела, в которых гетман Мазепа, безусловно, сыграл главную роль. Мог ли он после этого рассчитывать на поддержку народа? Конечно, нет. Кстати, в свете этого, нетрудно догадаться, откуда он брал деньги на строительство и реставрацию храмов. Да и мотивация его в этом деле скорее говорит не о его религиозности, а о том, что таким незатейливым способом гетман пытался с Богом договориться, не замолив, а выкупив и отмазав свои грехи. И народ это понимал.  Понимал и воспринимал Мазепу чужим с самого начала.     

Наверное, если бы это «мазепинцами» учитывалось, их ответ на вопрос, почему народ не пошёл за Мазепой, когда он перешёл на сторону шведов, был бы более честным и вразумительным. Но, словно забыв о его политике закрепощения народных масс, о полном произволе старшины над некогда вольным казачеством, современные «мазепинцы» утверждают, что И. С. Мазепа стал жертвой непонимания этих масс. Ведь сначала он призвал не доверять шведам, прятать от них продукты, организовывать сопротивление, а потом перешёл на их сторону. Долгое время украинцы считали гетмана «московським посіпакою» [21]. Но вдруг его позиция полностью изменилась. И «тугодумы-украинцы» растерялись. И не удивительно. «Далеко не весь украинский народ понял благость его патриотических порывов» [22], – объяснял ситуацию один из современных «мазепинцев», не уточняя, что количество понятливых на самом деле исчислялось единицами. В очередной раз «глупый» народ не понял своего «умного» правителя. С другой стороны, массовые репрессии и «руины Батурина ужаснули всю Украину» [23], «ужас и деморализация охватили» её [24], и «большинство населения, ужаснувшегося российской жестокостью, попряталось в лесах» [25]. Так Украину задавили, парализовали, лишили мужества, и население не рискнуло поддержать И. С. Мазепу, чтобы не навлечь на себя и своих близких гнев жестокого русского царя.

Правда, не ясно, почему, бежав в леса от бесчинствующих русских войск, «украинцы» набросились не на них, а на шведов. Ведь, по заверениям автора «Истории Русов», шведы пришли в Украину, «какъ друзья и скромные путешественники» [26], но «украинцы», не поняв их дружественного отношения, повели себя подобно «своенравнымъ Азіятцамъ» [27]. Впрочем, все проясняется, если знать, что при вступлении русской армии на Украину в ней были объявлены указы Петра I и А. Д. Меншикова  «вешать без пощады», лишая «чести и живота» любого, виновного в насилии и грабежах над «черкасами». И действительно, документы с жалобами населения на притеснения русского войска в это время практически отсутствуют. Исключение составляет лишь эпизод в Ромнах, где в декабре 1708 года имели место пьянство и грабежи. Узнав об этом от генерала Алларта, Пётр I приказал «по розыску» казнить виновных в грабежах офицеров и солдат.

Совсем иначе повело себя население Малой Руси по отношению к шведам. Не получив обещанного продовольствия от Мазепы, шведы намеревались добыть его любым возможным для них способом. Их поборы и репрессии сразу привели к росту партизанского движения. В ответ шведы направляют карательные отряды, уничтожают села и местечки, истребляют их жителей. Так «сопротивление порождало репрессии, а репрессии усиливали сопротивление» [28]. «Малая война» охватила всю территорию, оккупированную шведами. И силы их таяли с каждым днем. Пирятин, Мглин, Недригайлов, Веприк, где Карл, по воспоминаниям одного из современников, «уложил» весь цвет шведского офицерства, - сколько ещё было местечек и сёл, жители которых овеяли себя славой борцов за свободу своей страны. Но кто помнит сейчас о них? Миф о герое и патриоте Мазепе их перевесил. Уже в 1811 году офицер российской армии и национально мыслящий «украинский историк» И. Мартос, посетивший могилу Мазепы, записал в своих воспоминаниях: «Когда он погиб, сыны Украины потеряли те святые права, какие Мазепa охранял так долго с рвением и любовью настоящего патриота» [29]. Вслед за ним о патриоте  Мазепе напишут новые «историки Украины» Ф. Уманец и М. С.  Грушевский. В частности, по мнению И. Борщака, Ф. Уманец одним из первых в истории заявил, что Мазепа перешёл на сторону шведов «для поліпшення долі України» [30]. И поскольку народ его не понял, дважды символически казнённый, сначала по приказу польского короля, а потом – российского, Мазепа в «украинской мазепиане» оказался и дважды жертвой – сначала коварных козней Петра, а потом – непонимания украинского народа.

Последнее утверждение, кстати, ставит вопрос о предательстве совсем в иной плоскости - так кто же кого предал: Мазепа – свой народ или народ – Мазепу? И, судя по всему, «историки-мазепинцы» склоняются в пользу второго. То есть, как пишет автор «Истории Русов», «онъ, Мазепа, самъ обманулся войскомъ и народомъ своимъ» [31]. Причём, если развить эту позицию дальше, народ предал Мазепу тоже дважды: первый раз, когда не поддержал его переход на сторону шведов, а второй раз – когда заклеймил его в истории как злодея и изменника.

Впрочем, на народ лишний раз без особой надобности «мазепинцы» стараются не грешить, во всем обвиняя Россию. «Советская, как и царская, империя подло обличала нашего великого соотечественника и жестоко мстила тем, кто лишь называл его имя. Однако историческая справедливость встала  на сторону гетмана и фактически реабилитировала его в глазах украинской нации» [32], - написал, представляя выставку, посвященную Мазепе во Львове, один из её организаторов.

В объяснение того, что народ не понял своего гетмана, не распознал его «истинные мотивы», можно вслед за львовским украиноведом сказать, что «по легендам Иван Мазепа, как характерник [33], имел много ликов и ипостасей»  [34]. Но вместо этого, уточним, что, чтобы стать многоликим, совсем не обязательно быть характерником. Для этого вполне достаточно быть в политике «лисом», иметь вкус к «утонченной интриге», уметь, как писал А. С. Пушкин, «самовластно сердца привлечь и разгадать, умами править безопасно, чужие тайны разрешать». И Мазепа этими приемами владел в совершенстве, создавая своим обликом, речами и деятельностью даже у самых проницательных современников ощущение простоты, мужественности и величия. То есть того, что «культуру барокко» с её изощрённой утончённостью и вычурностью явно не отличало. Эта его особенность и сейчас создает впечатление неуловимости, недосказанности, неопределённости, из которой можно было лепить любой образ. Лишь бы он был востребован. Некая неуловимость образа легендарного гетмана проявилась даже в том, что «из бесчисленных портретов Мазепы нет и двух, схожих лицами» [35]. Примечательно также и то, что первый из известных портретов Мазепы, выполненный французским художником Норбленом, на деле оказался портретом не гетмана, а еврея-шинкаря по прозвищу Мазепа [36], облик которого на картине как раз и отличали все упомянутые качества. Качества образа, маски, ипостаси, не имеющие ничего общего с реальностью. 

Библиография и примечания

1. Бузина О. Тайная история Украины-Руси / О. Бузина. – К.: Довіра, 2007. – С. 194.

2. Швыдько А. К. История Украины XVI – XVIII веков / А. К. Швыдько. – К.: Генеза, 1999. –  С. 236.

3. «Мазепознавец» С. О. Павленко подробно рассматривает  этот «миф», «успешно» доказывая, что к закрепощению украинцев Мазепа не имел никакого отношения [С. 125-140]. И действительно, как можно обвинять Мазепу в том, что он закрепощал и эксплуатировал крестьян, если он так искренне и сильно любил Украину?

4. Оглоблин О. Гетьман Іван Мазепа та його доба / О. Оглоблин. – Нью-Йорк – Париж – Торонто, 1960. – 298 с.; Павленко С. О. Міф про Мазепу / Ред. О. Б. Коваленко / С. О. Павленко. – Чернігів: Сіверянська думка. – 1998. – С. 105.   

5. Костомаров Н. И. История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – С. 770.

6. Грушевский М. Иллюстрированная история Украины с приложениями и дополнениями / Составители И. И. Брояк, В. Ф. Верстюк / М. С. Грушевский. – Донецк: ООО ПКФ «БАО», 2006. – С.  368. 

7. Грушевский М. С. Ук. соч. – С.  368-369. 

8. Павленко С. Міф про Мазепу / С. Павленко. – Чернiгiв: Сiверянська думка, 1998. – С. 125-168.

9. Семененко В. И., Радченко Л. А. История Украины с древнейших времен до наших дней, изд. 3-е, исправленное и дополненное В. И. Семененко, Л. А. Радченко. – Х.: Торсинг, 2003. - С. 165. 

10. Ульянов Н. И. Происхождение украинского сепаратизма / Н. И. Ульянов. – М.: Индрикс, 1996. – С. 72-73.

11. Костомаров Н. И. Ук. соч. – С. 658.

12. Костомаров Н. И. Ук. соч. – С. 770.

13. Грушевский М. С. Ук. соч. – С.  372. 

14. По мнению С. О. Павленко («Міф про Мазепу»), за 22 года правления Мазепы «не було жодного антигетьманського народного повстання» [С. 151]. Естественно, ведь крестьяне и казаки восставали против кого угодно, но только не лично против гетмана, которого они ценили и очень любили [См.: С. 125-168],  и готовы были терпеть любые обиды и притеснения с его стороны, лишь бы Украина стала «незалежною».

15. Грушевский М. С. Ук. соч. – С.  375. 

16. Костомаров Н. И. Ук. соч. – С. 770.

17. Там же.

18. Мисан В. Рассказы по истории Украины / Виктор Мисан. - К.: Генеза, 1997. – С. 121.

19. Котляр М., Кульчицький С. Шляхами віків: довідник з історії України. – К.: 1993. – С. 80 

20. Семененко В. И., Радченко Л. А. Ук. соч. - С. 163.

21. Козаченко І. П. Гетьман Іван Мазепа – державний та політичний діяч України [Электронный ресурс] / І. П. Козаченко. - Электронный ресурс: http://www.ref.by/refs/33/6257/1.html

22. Кравченко В. Кого ж зрадив гетьман Мазепа? Кацапщину чи Батьківщину? [Электронный ресурс] / В. Кравченко. – Режим доступа: file://localhost/D:/02.%20Наука/03.%20Материалы%20Украина/03.%20История/06.%20Культовые%20герои%20и%20отцы%20нации/Мазепа/КОГО%20Ж%20ЗРАДИВ%20ГЕТЬМАН%20МАЗЕПА%20КАЦАПЩИНУ%20ЧИ%20БАТЬКІВЩИНУ.htm

23. Крупницький Б. Д. Гетьман Мазепа та його доба / Б. Д. Крупницький. – К.: Україна, 2003. - С. 177.

24. Швыдько А. К. Ук. соч. – С.  246.

25. Крупницкий Б. Ук. соч. – С. 177.

26. Исторія Русовъ или Малой России. – М., 1846. – С. 208.

27. Там же. - С. 209.

28. Крупницкий Б. Ук. соч. – С. 183.

29. Там же. – С. 252.

30. Борщак І., Мартель  Р. Іван Мазепа. Життя й пориви великого гетьмана / Ілько Борщак, Рене Мартель; Пер. з фр. М.Рудницького. - К.:Свенас, 1991.- С.  312.

31. Исторія Русовъ, или Малой Россіи. - С. 208.

32. Кравченко В. Ук. соч.

33. на Сечи характерниками называли мастеров боевой магии

34. Кравченко В. Ук. соч.

35. Бузина О. Ук. соч. – С. 188.

36. Кравченко В. Ук. соч. 



Tags: мазепа
Subscribe
promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments