varjag_2007 (varjag_2007) wrote,
varjag_2007
varjag_2007

Впервые русофобские "каннибальские" блюда" готовили на "Тарасовых роковынах" в Петербурге в 1882 г.

        * * *

        Наступил 1882 год — очень тяжелый в жизни покойника [Костомарова].
        25-го февраля этого года исполнился 21 год со дня смерти его славного друга и поэта Украины — Шевченка. 26-го числа украинский кружок, по обыкновению, традиционно, отслужил в Казанском соборе панихиду по бессмертном творце «Кобзаря», а вечером, в ресторане Бореля, мы справляли «Тарасовы роковины». Обед был очень оживленный. Всех забавляло меню этого обеда. Вот оно — передаю его с дипломатическою точностью:

        Водка и закуска:
        Горілка од „Насті Горовой“. Оковита, що пив „Перебендя“.
        „Трезвенный“ московський запридух з Страстного бульвару.
        „Содействующий“ спотикач з Охотного ряду.
        „Самобитні“ раки, що повзуть „назад“, „домой“ — у московське болото.
        „Потрясающее основы“ желудка свиняче сало.
        Дозволенная цензурою тарань, сухи чабаки „хлопоманы“ замісць „средостения“, та ще дещо з общепринятым правописанием.

        Козацький обід:
        1. „Украинофильский“ борщ та „сепаратистицька“ каша.
        2. „Воссоединенная“ „осетрина з хріном замісць конституції“.
        3. Баранина, що ми „Гайдамаки“ Тарасовы; до неї — солоні огірки і др. независящия обстоятельства.
        4. „Горох при дорозі“ од „Солопія та Хиври“.
        5. Кисіль — не Адам Кисіль та і не Софья Марковна Кисіль, а крем — або що.
        „Ласощів — пасльону та цибулі“ не буде, бо батько Микола цибулі не вживає.
        Обязательно — „маттері його сто копанок чортів“ — після обіда полоскать зубы, в кого є, „банею пакибытия“.
        Речей не говорить, а „мовчать — бо благоденствуем“.

        «Батько Микола» так оживился во время этого обеда и задушевной беседы дружеского кружка, что, казалось, помолодел. Таким веселым его давно не видели. Он даже не жаловался ни на головную боль, ни на желудок, и не говорил: «ох, потягота, позевота, печаль, грусть и подсердечная тоска!» Даже когда некоторые из молодежи стали читать кое-что из Шевченка и когда юная падчерица историка, С. М. Кисель, прелестно прочла Тарасову «Тополю», старик так увлекся, что сам вызвался продекламировать наизусть одно из стихотворений своего бессмертного друга; но — увы! память ему изменила, та память, которую называли поистине феноменальною... Старик стал спотыкаться, повторять, — ему подсказывали... Так он и не кончил! А когда-то он знал наизусть почти всего Шевченка.


        Д. Л. Мордовцев. Н. И. Костомаров в последние десять лет его жизни 1875-1885 (окончание) // Русская старина. — СПб., 1886. — № 2. — С. 332-333.
Источник
Tags: история, россия, русофобия, шевченко
Subscribe

promo varjag_2007 september 14, 2015 14:01 71
Buy for 300 tokens
Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности знакомым и незнакомым френдам,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments